slogan.png

Спонсоры

Спонсоры

Видео Гиды

История туризма

История туризма

Значение туризма в жизни современного общества

 

Роль, место и значение туризма в жизни культуры и общества определяются его основными функциями:

1) удовлетворением потребностей в самоактуализации;

2)  познавательной, через данную деятельность открываются возможности для активного приобретения новых знаний о культуре;

3)  коммуникативной, связанной с расширением и укреплением границ общения;

4)  социализацией и инкультурацией личности, связанной с возможностью усвоения социальных и культурных норм;

5) мотивационной, то есть данная деятельность способна сформировать в сознании человека определенные идеалы и образцы поведения, и даже стиль жизни.

Культурное самовыражение народа всегда вызывает интерес. Природная любознательность туриста в отношении различных уголков мира и населяющих их народов образуют один из наиболее сильных побудительных туристских мотивов. Туризм - наилучший способ знакомства с другой культурой.

Гуманитарное значение туризма заключается в использовании его возможностей для развития личности, ее творческого потенциала, расширения горизонта знаний. Стремление к знанию всегда было

неотъемлемой чертой человека. Совмещение отдыха с познанием жизни, истории и культуры другого народа - одна из задач, которую в полной мере способен решать туризм. Увидеть мир своими глазами, услышать, ощутить - важные части восстановительной функции туризма, они несут в себе большой гуманитарный потенциал. Знакомство с культурой и обычаями другой страны обогащает духовный мир человека.

Современный туризм как социально-экономическое явление:

• Туризм входит в число ведущих отраслей мирового хозяйственного комплекса (по экономическим показателям он занимает второе место после нефтеперерабатывающей отрасли, а по числу рабочих мест он прочно удерживает первую позицию Ежедневно более 20 млн человек на нашей планете идут на работу в туристские организации.)

• по своей сути является индустрией, сферой занятости;

• существует в виде туристского продукта и услуг, которые не могут накапливаться и транспортироваться (на туризм приходится примерно 10% всех потребительских расходов);

• создает новые рабочие места и выступает зачастую пионером освоения новых районов (в настоящее время каждое шестое новое рабочее место в мире создают туристские организации и индустрия гостеприимства, что составляет около 3 млн. рабочих мест);

• выступает как механизм перераспределения национального дохода в пользу стран, специализирующихся на туризме (если финны едут на отдых в Германию, то они не только вывозят туда часть заработанных в других производствах средств, но и создают там новые рабочие места);

• туризм также и важнейший катализатор экономического роста многих быстро развивающихся стран (пример Ю. Корея, Тайланд);

• характеризуется высоким уровнем эффективности и быстрой окупаемостью инвестиций (на туризм приходится примерно 10% всех мировых инвестиций),

• является мультипликатором роста национального дохода, занятости и развития местной инфраструктуры и роста уровня жизни местного населения (для некоторых стран приносит доход 70-100%);

• выступает как эффективное средство охраны природы и культурного наследия, поскольку именно эти элементы составляют основу его ресурсной базы;

• совместим практически со всеми отраслями хозяйства и видами деятельности человека, поскольку именно их дифференциация и дискретность и создает ту разность потенциалов рекреационной среды, которая и вызывает потребности людей к перемене мест и познанию.

Развитие туризма оказывает стимулирующее воздействие на такие ключевые секторы экономики, как транспорт, связь, торговля, строительство, сельское хозяйство, производство товаров народного потребления и, с учетом мультипликативного эффекта, составляет одно из наиболее перспективных направлений структурной перестройки экономики.

Международный туризм, для многих стран превратился в существенный источник увеличения доходов и роста национальной экономики. Такие высокоразвитые страны, как Швейцария, Австрия, Франция, значительную долю своего благосостояния построили на доходах от туризма.

Международный туризм стал важным источником валютных поступлений для многих развитых и развивающихся стран. Например, удельный вес доходов от иностранного туризма в общей сумме поступлений от экспорта товаров и услуг составляет: в Испании – 18,3%, Австрии — 11,8%, Греции — 33,6%, Португалии — 14,9%, на Кипре — 53%. В большинстве развивающихся стран на долю иностранного туризма приходится 10-15% доходов от экспорта товаров и услуг (Индия, Египет, Перу, Парагвай, Коста-Рика).

Таким образом, туризм способен оказывать активное влияние на экономику региона (или страны), в котором он развивается, на его хозяйственную, социальную и гуманитарную основы.

Социальное значение туризма Туризм как вид отдыха помогает восстановить силы и трудоспособность человека и соответственно — психофизиологические ресурсы общества. Он содействует рациональному использованию свободного времени человека, обогащает социально-экономическую инфраструктуру и межрегиональное сотрудничество стран, государств и народов.

Говоря о социальном характере туризма в целом, следует подчеркнуть, что главная его социальная функция — воспроизводящая, позволяющая обновить силы и внутренние ресурсы человека, затраченные как в ходе трудовой деятельности, так и при выполнении повседневных бытовых обязанностей. Ритмы современной жизни большинства индустриально развитых стран сопровождаются увеличением массива производства, урбанизацией, нередко ухудшением экологической обстановки, изоляцией горожан от природы, поступлением чересчур широкого объема информации. Указанные факторы способствуют накоплению усталости — физической и психологической, что, в свою очередь, приводит к увеличению конфликтных ситуаций в быту и на производстве, способствует ухудшению здоровья, снижает трудовую и жизненную активность. Преодолению этих негативных последствий и помогает туризм, являющийся эффективной формой практически полного, всестороннего обновления, так как человеку предоставляется возможность временно покинуть место постоянного жительства, трудовой деятельности, изменить привычную обстановку и образ жизни.

 


Гуманитарные функции туризма

Туризм позволяет совместить отдых с познанием жизни, быта, истории, культуры, традиций, обычаев своего и других народов. Интересные маршруты, разнообразная тематика экскурсий (исторические, архитектурные, этнографические) расширяют кругозор, развивают интеллект, формируют эстетический вкус, помогают лучше осознать реальную картину мира. Особенно важна эта сторона туризма в воспитании подрастающего поколения. Гуманитарное значение туризма выходит за рамки только познавательной функции, так как он во многом способствует взаимопониманию народов, развитию мирных, дружественных отношений. Добрососедские отношения между государствами являются важнейшим условием для туристского обмена. Прямое и косвенное влияние туризма.
При анализе значения туризма выделяют его прямое и косвенное влияние на экономику страны. Прямое влияние — это объем расходов туристов за вычетом объема импорта, необходимого для полного обеспечения * товарами и услугами туристов. Предприятия, к которым непосредственно поступают расходы туристов, также нуждаются в покупке товаров и услугах других секторов местной экономики. Например, гостиницы пользуются услугами строителей, коммунальных организаций, банков, страховых компаний, производителей пищевых продуктов и др. Таким образом, генерированная экономическая активность, полученная из этих последовательных этапов расходования, и является косвенным влиянием, или эффектом мультипликатора. Однако оно не охватывает все расходы туристов во время прямого воздействия, так как часть денег выходит из оборота через импорт и налогообложение. По подсчетам Мирового банка, на импорт товаров для туристов и оборудования для индустрии туризма приходится 15—55% поступлений в зависимости от уровня развития экономики и ориентированности туристической индустрии на местные ресурсы*. Чем больше доля дохода, потраченная в пределах региона, тем выше эффект мультипликатора. При этом в каждой национальной экономике он имеет вполне определенные количественные зависимости и может быть исчислен в виде некоего коэффициента. Для определения воздействия международного туризма на изменение одного из экономических показателей данный коэффициент умножают на расходы туристов.

Цели туризма:

– гуманитарные (доступ к историческим и культурным ценностям народов);

– политические (туризм является важным и действенным средством сохранения мира);

– экономические (пополнение государственного бюджета за счет индустрии туризма.

 


Этимологическое понятие слова туризм

 

Долгое время туризм не имел однозначного определения и по-разному трактовался не только отдельными специалистами, но и организациями.

Как полагают отечественные исследователи, слово «туризм» происходит от латинского слова tornus (движение по кругу; вертеть, вращать). В широком смысле оно означает передвижение с одновременной сменой быта людей. (1, С. 7-9) Наиболее выразительно понятие туризм было употреблено французом В. Жекмо в 1830 г. Слово tour в переводе означало путешествие с возращением обратно к месту выезда. Позже профессорами Бернского университета было дано наиболее точное определение туризма, которое включало ряд явлений и взаимоотношений, возникающих как результат путешествия людей до тех пор, пока это не приводит к постоянному пребыванию и не связано с получением какой-либо выгоды.

Во второй половине XIX в. это слово вошло в языки многих народов мира. Необходимо отметить, что в русском языке этот термин появился несколько позднее. Так, в энциклопедическом словаре Брокгауза и Ефрона (1902 г.) еще нет статьи «туризм», а термин употребляется лишь в статье об истории путешествий на велосипедах.

 

 


Классификация туризма

 

В качестве признака, позволяющего классифицировать путешест­вия по видам туризма мотивационный факторы, побудившие человека отправиться в поездку.

Туризм с целью отдыха заключается в кратковременном или более продолжительном отдыхе с целью физического или пси­хологического восстановления организма. Кроме того, к этой груп­пе относится и курортный отдых, при котором для лечения или восстановления сил используются природные свойства почвы, кли­мата и морской среды.

Туризм с целью изучения культуры подразделяется на познавательный и паломнический. Познавательный туризм ох­ватывает собой посещение исторических, культурных или геогра­фических достопримечательностей. Туристы, путешествующие с познавательной целью, чаще всего интересуются социальными и экономическими отношениями посещаемых ими стран по опреде­ленной программе.

Целью паломнического туризма является посещение мест, имеющих особое религиозное значение.

Общественный туризм — это поездки с целью посещения родственников, знакомых, друзей, а также клубный туризм, отли­чающийся тем, что путешествующие сознательно интегрируются в группы. Объединение в группы происходит при наличии интере­сующей людей развлекательной или спортивной программы.

Спортивный туризм — это поездки с целью активного участия в спортивных мероприятиях, а также поездки, которые носят пассивный характер участия в спортивных соревнованиях.

Экономический туризм — это поездки, совершаемые из профессионального и коммерческого интереса: посещение бирж, выставок, ярмарок и т. д.

Научный туризм — это посещение конгрессов, симпозиумов, конференций с последующими экскурсионными поездками. Политический туризм подразделяется на дипломатический туризм, участие в конгрессах, а также туризм, связанный политическими событиями и мероприятиями.

Как было отмечено, виды туризма различаются по мотивации путешествующих, то есть по внутренним факторам, а формы туризма — по внешним причинам и воздействиям. Существует много возможностей, позволяющих классифицировать формы туризм по внешним критериям:

- по происхождению туристов;

- по организационной форме; по длительности пребывания в путешествии;

- по возрасту;

- по транспортным средствам;

- по времени года или сезону.

Формы туризма в зависимости от происхождения туристов. В зависимости от происхождения туристов различают внутренний и международный туризм. В данном случае слово «происхождение» означает не место рождения человека, а место его жительства и работы.

Формы туризма в зависимости от его организации (организационной формы). В зависимости от форм организации различают паушальный и индивидуальный туризм. Паушальный туризм — это стандартизированный, предварительно организованный комплекс туристских услуг (предоставление ком­плекса услуг за одну стоимость). При индивидуальном туризме турист организует и осуществляет его самостоятельно, по собст­венному плану. Путешествие в составе группы по плану туристского предпри­ятия называется групповым туризмом. Путешествие одного или группы туристов по точному маршру­ту и регламенту, установленному туристским предприятием, на­зывается организованным туризмом. Организованные туристы и туристское предприятие связаны между собой взаимными тре­бованиями и обязательствами.

Формы туризма в зависимости от продолжитель­ности путешествия. Продолжительность путешествия — это то время, которое затрачивается туристом в ходе поездки или пре­бывания в посещаемом месте или стране.

Однодневные путешествия классифицируются следующим образом:

- менее трех часов;

- 3—5 часов;

- 6—8 часов;

- 9—11 часов;

- 12 и более часов.

Путешествия с ночевкой можно классифицировать следую­щим образом:

- 1—3 ночи;

- 4—7 ночей;

- 8—28 ночей;

- 29—91 ночь;

- 92—365 ночей.

Как правило, продолжительные путешествия дополняются не­продолжительными поездками. К непродолжительным поездкам относятся транзитный, однодневный и кратковременный туризм. Транзитный туризм — это остановки туристов по пути следования к месту назначения. Однодневный туризм — это туры продолжительностью в световой день, не предполагающие оста­новки на ночлег. Кратковременный туризм — важная форма непродолжительного туризма. Он включает в себя деловой туризм и поездки на выходные дни. Независимо от того, совершаются по­ездки в деловых или личных целях, средняя продолжительность кратковременных путешествий составляет не более 3 суток.

Формы туризма в зависимости от возраста путе­шествующих. При классификации форм туризма учитывается также возраст путешествующих. По возрастной шкале определены следующие группы туристов:

- дети, путешествующие со своими родителями;

- молодежь (туристы в возрасте 15—24 лет);

- относительно молодые, экономически активные люди в возрасте 25—44 лет;

-экономически активные люди среднего (45—64 лет) возраста (путешествуют, как правило, без детей);

- пенсионеры (65 лет и старше).

Формы туризма в зависимости от транспортных средств. В зависимости от транспортного средства, используемого для перемещения туристов из одного места в другое, различают туризм с использованием личного транспорта и туризм использованием общественного транспорта — авиатуризм, автобусный, железнодорожный и морской.

Формы туризма в зависимости от времени года. В зависимости от времени года различаются зимний и летний туризм. Туризм только в определенное время (летом или зимой характеризуется как односезонный), туризм, совершаемый в любе время года (и летом, и зимой), называется двухсезонным. Сезонная классификация форм туризма показывает колебания спроса на туристские услуги в течение года. Время, в которое совершает­ся максимальное количество поездок, называется туристским сезоном, период спада путешествий — межсезоньем. Туристские сезоны в разных регионах могут не совпадать.

Обычно туризм подразделяют на два вида:

  • рекреационный туризм — классический вид туризма, включающий в себя:

- оздоровительный («пляжный»);

- познавательный (экскурсионный);

- этнический туризм;

- спортивный туризм.

  • деловой туризм:

- астрономический туризм;

- бизнес-туризм;

- конгресс-туризм;

- шоппинг-туризм;

- секс-туризм;

- экстремальный туризм;

- индустриальный туризм;

- археологический туризм;

- гастрономический туризм;

- военный туризм;

Каждый из этих видов туризма может подразделяться на более специализированные подвиды — пешеходный, водный, космический, инвалидный, религиозный, автомобильный и т. д. В последнее время туризм стали разделять по способу экипировки, традиционный туризм и легкоходство.

 


Влияние туризма на развитие экономики

 

Туризм оказывает большое воздействие на экономику региона, в котором он развивается. Можно выделить три основные направления влияния туризма на жизнь общества: экономическое, соци­альное и гуманитарное.

Экономическое значение туризма. Как экономическое явление туризм рассматривается с двух сторон:

1. как экономический комплекс, развитие которого в большей степени объясняется мирохозяйственными связями, процессами и отношениями;

2. как важнейший катализатор экономического роста. В этом качестве туризм выступает каналом перераспределения валового

В современном мире туризм:

имеет индустриальную форму;

выступает в виде услуг, которые не могут накапливаться и транспортироваться;

характеризуется высоким уровнем эффективности и быстрой окупаемостью инвестиций;

является пионером хозяйственного освоения новых районов;

выступает как эффективное средство охраны природы и культурного наследия;

совместим практически со всеми отраслями хозяйства и ви­дами деятельности человека.

Известно, что доход от иностранного туризма в развитых стра­нах в два раза превышает доход от международной торговли цвет­ными и черными металлами.

Доходы от туризма образуются в результате туристских рас­ходов, которые определяются как общая сумма потребительских расходов, производимых посетителем в ходе его поездки и пребы­вания в месте назначения. Туристские расходы включают оплату:

- комплексных поездок;

- пакетов услуг на отдых и туры;

- размещения;

- питания и напитков;

- транспорта;

- рекреационных, культурных и спортивных видов деятельности;

- потребительских товаров, являющихся неотъемлемым эле­ментом путешествий;

- медицинского обслуживания и др.

Перечисленные туристские расходы оказывают прямое влия­ние на экономику, то есть экономическая деятельность туризма вносит вклад в создание национального дохода.

Сферами воздействия туризма на экономику страны и общест­во в целом являются:

Предпринимательская сфера. Создание туристского пред­приятия приносит выгоду, поскольку оно предоставляет клиентам свои продукты и услуги, рабочим и служащим — заработную плату и другие виды выплат, акционерам (владельцам) — при­быль, государству (региону) — налоги и сборы;

Потребительская и доходная сферы. Туризм создает но­вую форму потребительского спроса. Спрос туристов на разнооб­разные товары и услуги способствует развитию местной промыш­ленности. Благодаря этому развивается производство потребитель­ских товаров и повышается уровень жизни населения.

Благодаря туризму развиваются местные предприятия, в том числе:

—  Культурные и развлекательные ( музеи, выставки, мемориальные комплексы и памятники, шоу-бизнес, кинобизнес), кото­рые, в свою очередь, через налогообложение приносят пользу ре­гиону и местному населению;

—  транспортные предприятия и фирмы (общественный транс­порт, прокат автомобилей, использование автобусов под экскур­сии, местные авиакомпании в значительной мере ориентированы на доходы от туризма);

— предприятия, изготавливающие сувениры, специальное ту­ристское снаряжение и народный промысел (продукция этих пред­приятий во всем мире в значительной степени ориентирована на туристов).

Валютная сфера. Туризм способствует притоку значитель­ных сумм иностранной валюты. Причем поступление иностран­ной валюты происходит не только в виде оплаты за туристский пакет (тур), но и в виде обмена денег в обменных пунктах ту­ристского центра на повседневные траты туристов, оплату допол­нительных услуг и т. д.

Производственная инфраструктура. Туризм создает структуру отдыха, которая может быть использована не только для туристов, но и для местного населения. Появление новых туристских центров сопровождается возникновением сервисных, торговых и развлекательных предприятий, строительством дорог, пляжей, что положительно влияет на окружающую инфраструк­туру, а также на потребительский рынок и другие сферы пред­принимательской деятельности. Развитая туристская инфраструк­тура в том или ином регионе служит показателем уровня жизни местного населения.

Деньги, потраченные туристами в месте пребывания, одновре­менно создают доходы для страны (региона) пребывания. Этот до­ход  ведет к цепной реакции: расходы — доходы — расходы — доходы и т. д. Каждый рубль, зарабатываемый на первом обороте средств и получаемый в виде дохода, снова уходит со счета пред­приятия. Таким образом, в результате первичных доходов, полу­ченных вследствие туристских расходов, возникают новые дохо­ды, но уже третьих лиц, если эти лица выступают в роли постав­щиков каких-либо товаров для туристского предприятия. В итоге получается доход с приращением.

 


Мотивация путешествий первобытных людей

 

Происхождение человека вызывает многочисленные споры до сегодняшнего дня. Но среди множества гипотез (основные среди них: креационизм, панспермия, эволюция и инволюция) можно выделить основополагающий момент: движение (передвижение) сыграло в происхождении и / или развитии homo sapiens одну из решающих, ведущих ролей.

Существовавшая с глубокой древности идея, впоследствии доведенная до научной формы С. Аррениусом, о том, что в ми­ровом пространстве повсеместно рассеяны зародыши живых существ (споры жизни), переносящиеся с одного небесного тела на другое, позволяла объяснить происхождение жизни на Земле.

Если взять за основу происхождения жизни на Земле вышеназванную концепцию панспермии или же одну из ее разновидно­стей: гипотезу о том, что люди – потомки переселенцев из других миров, тогда возникновение земной человеческой популяции пря­мо связано с «путешествием» космического масштаба.

Пророки некоторых религий, по поверьям, считаются «пришедшими со звезды» (например Заратустра – Сириуса), чтобы дать людям знания об истинном устройстве мироздания, о Еди­ном Боге, о Вселенском Разуме.

Теория эволюции подводит нас к тому, что для выживания и сохранения своего генофонда в меняющемся и не всегда гостеприимном и комфортном мире человек вынужден был довольно значительное время находиться «на марше», мигрировать. И рас­селение людей по всей планете – блестящее тому подтвержде­ние.

Согласно последним археологическим открытиям, неандертальцы заселили Европу в промежутке от 200 до 100 тыс. лет назад. Во время холодных фаз (наступление ледника) неандертальцы в своих перемещениях достигали территорий современного Ирака, а также Восточного Средиземноморья. Примерно около 80 тыс. лет назад в районе Ближнего Востока произошла «встреча» неандер­тальцев – выходцев из Европы – и предков homo sapiens, кото­рые мигрировали из Африки. Вторая миграционная волна homo sapiens начала свое движение 60-50 тыс. лет назад вновь на север: в сторону Красного моря, и далее, в район Индостана, а оттуда, возможно, в Австралию. Третья волна homo sapiens – переселен­цев лишь спустя 10-20 тыс. лет вновь двинулась в Европу, где и осела. Это подтверждают находки в пещерах Швабии и в верховь­ях Дуная. Вновь произошла встреча неандертальцев и представите­лей отряда homo sapiens, чьи пути развития, как предполагают уче­ные-генетики, разошлись около 600 тыс. лет назад. «Встреча» этих двух ветвей разумных существ закончилась тем, что неандертальцы «сошли» с исторической арены. Почему это произошло? Ведь куль­тура неандертальцев практически ни в чем не уступала культуре пришельцев – homo sapiens. Оружие их, возможно, было даже более совершенным. У них существовали погребальные обряды. О развитии декоративного искусства говорят многочисленные ук­рашения из кости.

В качестве объяснения этого явления можно привести, на наш взгляд, наиболее гуманную теорию. Детская смертность у неандертальцев была всего лишь на 2 % выше, чем у представителей homo sapiens, и эта, казалось бы, столь незначительная статисти­ческая величина могла привести к тому, что за 30 поколений не­андертальцы вымерли даже и без какого-либо «геноцида» со сто­роны пращуров человека.

Согласно двум основным концепциям, базирующимся на эволюционной теории, прародиной человека можно считать или несколько центров (полицентризм) или один (моноцентризм). Но, несмотря на отсутствие единства в отношении местонахождения колыбели человечества, ученые считают, что это произошло в Старом Свете. Но и обе Америки, и Австралия, и Океания были со временем «обжиты» человеком.

Человечеству для выживания и развития необходимо было осваивать ойкумену. О том, как это происходило, писали еще Геродот, Плиний-старший, Страбон, Арриан, Полибий и многие другие ученые древности. Не обошли проблему палеоэкспансии и современные ученые: Д.Н.Анучин, В.Брукс, А.Б.Дитмар, Л.А.Ельницкий, Р.Т. Подольный, М. Римшнейдер, А.Б. Снисаренко, Х.Ханкс, Ю.Б.Циркин, И.Ш.Шифман и др.

Можно только догадываться о глобальности торговых палеоконтактов. Очевидно, что уже в мегалитический период существо­вал «общеевропейский рынок», появились зачатки и межконтинентального евразийского обмена. До современности не могли сохраниться первобытные «карты», на которых указывались наи­более безопасные и удобные пути, но подобные карты, без сомнения, существовали.

Подтверждая теорию «вызова–ответа» выдающегося английского историка А. Дж. Тойнби, можно констатировать, что люди совер­шали многокилометровые морские путешествия еще в глубокой древности. «Отсутствие вызовов означает отсутствие к росту и развитию. Стимулы роста можно разделить на два основных вида: сти­мулы природной среды и стимулы человеческого окружения», – писал А.Дж.Тойнби. Оказываясь в неблагоприятных клима­тических или социальных условиях, люди вынуждены были для сохранения своего социума бросать вызов как бескрайним континентальным пространствам, так и безбрежным океанским про­сторам.

Заселение всех материков (кроме Антарктиды) произошло в период от 40 до 10 тыс. лет назад. При этом очевидно, что попасть, например, в Австралию можно было только водным путем. Первые поселенцы появились на территории современной Новой Гви­неи и Австралии около 40 тыс. лет назад.

К моменту появления в Америке европейцев она была населе­на большим количеством индейских племен. Но до сегодняшнего дня на территории обеих Америк: Северной и Южной – не най­дено ни одной нижнепалеолитической стоянки. Следовательно, Америка не может претендовать на роль колыбели человечества. Люди здесь появились в результате миграций.

Возможно, заселение этого континента началось около 40-30 тыс. лет назад, о чем свидетельствуют находки древнейших ору­дий труда, обнаруженные в Калифорнии, Техасе и Неваде. Их возраст, согласно радиокарбонному методу датировки, составля­ет 35-40 тыс. лет. В то время уровень океана был ниже современ­ного на 60 м. Поэтому на месте Берингова пролива существовал перешеек – Берингия, соединявший во времена ледникового пе­риода Азию и Америку. В настоящее время между мысом Сьюарда (Америка) и мысом Восточный (Азия) «всего» 90 км. Это рассто­яние и было преодолено сухопутным путем первыми переселен­цами из Азии.

По всей вероятности, миграционных волн из Азии было две. Это были племена охотников и собирателей. Они перешли с одного материка на другой, видимо, преследуя стада животных, в погоне за «мясным эльдорадо». Охота, по большей части загонная, велась на крупных животных: мамонтов, лошадей (они водились в те времена по обе стороны океана), антилоп, бизонов. Охотились от 3 до 6 раз в месяц, так как мяса, в зависимости от размера животного, могло хватить племени на пять-десять дней. Как правило, юноши занимались и индивидуальным промыслом мелких животных.

Первые жители континента вели кочевой образ жизни. Для полного освоения американского континента «азиатским мигрантам» понадобилось около 18 тыс. лет, что соответствует смене почти 600 поколений. Характерной чертой жизни ряда племен аме­риканских индейцев является тот факт, что перехода к оседлой жизни у них так и не произошло. Вплоть до завоеваний европейцев они занимались охотой и собирательством, а в прибрежных районах – рыболовством.

Доказательством тому, что миграция из Старого Света проходила до начала эпохи неолита, является отсутствие у индейцев гончарного круга, колесного транспорта, металлических орудий труда (до прихода в Америку европейцев в период Великих гео­графических открытий), поскольку эти нововведения появились в Евразии, когда Новый Свет был уже «изолирован» и стал развиваться самостоятельно.

Представляется вероятным, что заселение велось и с юга Юж­ной Америки. Сюда, минуя Антарктиду, могли проникнуть пле­мена из Австралии. Известно, что Антарктида отнюдь не всегда была покрыта льдами. Сходство представителей ряда индейских племен с тасманийским и австралоидным типом очевидно. Даже если придерживаться «азиатской» версии заселения Америки, то одно другому не противоречит. Существует теория, согласно ко­торой заселение Австралии производилось выходцами из Юго-Восточной Азии. Вероятно, что произошла встреча двух миграци­онных потоков из Азии на территории Южной Америки.

Свой вклад в «открытие» и дальнейшее освоение американ­ского материка могли внести и меланезийцы. Будучи отличными мореходами, они совершали длительные «путешествия» по просторам Тихого океана. Наиболее объективным доказательством родства меланезийцев и ряда племен американских индейцев яв­ляются их гематологические характеристики. К одной из них относится такой объективный показатель, как группа крови «О», или «тихоокеанско-американская».

Палеолингвистика также подтверждает наличие нескольких языковых групп на американском континенте, некоторые из них имеют сходство с малайско-полинезийской группой. Кроме того, есть доказательства сходства языков американских индейцев с языка­ми монголов и жителей Приамурья. Сколь бы ни были противоречи­вы теории о предках американских индейцев, все они подтверждают ту истину, что материк был заселен в результате миграционных перемещений из других частей земного шара.

Проникновение на другой материк – Австралию произошло на рубеже палеолита и мезолита. Из-за более низкого уровня оке­ана, наверняка, существовали «островные мосты», когда пересе­ленцы не просто уходили в неизвестность открытого океана, а перебирались на другой остров, который они либо видели, либо знали о его существовании. Перебираясь таким образом с одной островной цепи Малайского и Зондского архипелага на другую, люди со временем оказались в некоем эндемическом царстве растительного и животного мира – Австралии. Предположительно, прародиной австралийцев также была Азия. Но переселение произошло так давно, что невозможно обнаружить сколько-нибудь близкого родства языка австралийцев с каким-либо другим народом. Их физический тип, как известно, был близок тасманийцам, но последние полностью были истреблены европейцами уже к середине XIX в.

Сходство древних австралийцев с народами Юго-Восточной Азии прослеживается по некоторым характерным признакам ору­дий труда эпохи позднего палеолита и мезолита азиатских наро­дов. Дальнейшие контакты австралийцев с папуаско-меланезийскими народами не носили постоянного характера. Последние познакомили австралийцев с луком и стрелами, лодками с балансиром. Но в значительной мере из-за того, что австралийцы вели номадический (кочевой) образ жизни, они не могли поддерживать регулярных контактов с папуасами и меланезийцами. Могли, например, во время их прибытия на материк перебираться на дру­гие территории.

Австралийское общество из-за своей изолированности в большой степени стагнировало. Аборигенам Австралии не было известно земледелие, и одомашнить они сумели лишь собаку динго. За де­сятки тысяч лет они так и не вышли из младенческого состояния человечества, время как бы остановилось для них. Европейцы зас­тали австралийцев на уровне охотников и собирателей, кочующих с места на место по мере оскудения кормящего ландшафта.

Исходным пунктом в освоении Океании была Индонезия. Именно отсюда направлялись переселенцы через Микронезию и Мелане­зию в центральные области Тихого океана. Сначала ими были осво­ены острова Тонга и Самоа, потом архипелаг Туамоту, а затем Маркизские острова. «Облегчало» их миграционные процессы, видимо, наличие группы коралловых островов между Маршалловыми островами и Гавайями. Ныне эти острова находятся на глубине от 500 до 1000 м. Об «азиатском следе» говорит сходство полине­зийского и микронезийского языков с группой малайских языков.

Существует и «американская» теория заселения Океании. Ее основателем является монах X. Цунига. Он в начале XIX в. опубликовал научный труд, в котором доказывал, что в тропической и субтропической широтах Тихого океана господствуют течения и ветры с востока, поэтому южноамериканские индейцы, «полага­ясь» на силы природы, смогли добраться до островов Океании, используя бальсовые плоты. Вероятность подобных путешествий была подтверждена многими путешественниками. Но пальма первенства в подтверждении теории о заселении Полинезии с востока по праву принадлежит выдающемуся норвежскому ученому-путешественнику Туру Хейердалу, который в 1947 г. так же, как и в древности, на бальсовом плоту «Кон-Тики» сумел добраться от берегов города Кальяо (Перу) до островов Туамоту.

Видимо, верны обе теории. И заселение Океании велось переселенцами как из Азии, так и из Америки.

Одним из наиболее выдающихся народов, склонным к путешествиям планетарного масштаба, были малайцы. Они с начала I тыс. до н. э. вплоть до конца I тыс. н. э. пересекали пространство Индий­ского океана, колонизируя остров Мадагаскар. Часть переселенцев прибывала даже с островов Ява и Суматра. Мальгаши, современные жители Мадагаскара, говорят на языке малайско-полинезийской группы и относятся к южной ветви монголоидной расы. Совпадают способы обработки земли мальгашей и малайцев, типы жилищ, многие обычаи. Это не в последнюю очередь относится к тради­ции мореплавания. У каждой семьи, живущей в прибрежных рай­онах, есть лодка. И отделение сына начинается не с брачной цере­монии, а со строительства лодки для его будущей семьи.

Почему же не произошло заселение Мадагаскара жителями Африканского материка? Скорее всего, африканцы, которые традиционно не были очень сильными мореходами, не смогли преодолеть коварного и бурного течения в Мозамбикском проливе, отделяющем остров от материка, которое достигает скорости 5 уз­лов (около 10 км/ч). В то же время, в Южном полушарии суще­ствуют благоприятные условия для плавания на Запад. Ровный пассат и постоянное попутное течение помогают пересечь океан. Поэтому остров и был заселен малайцами, преодолевшими де­сятки тысяч километров, а не африканцами, для которых и де­сятки километров оказались непреодолимыми.

Окончание ледникового периода привело к изменениям климатогеографического, а как следствие, и биолого-социального характера. Из-за потепления не только поднялся уровень мирово­го океана, но и стали изменяться флора и фауна. Ряд животных, не сумевших приспособиться к новым климатическим условиям и новой кормовой базе, вымирал, другие откочевывали. Соответственно, вслед за миграциями животных, начались (продолжи­лись) миграции людей.

На доисторические морские путешествия в бассейне Эгейского моря указывают многочисленные археологические находки. Глубоко­водная охота была развита и у народов, живших на побережье Ирлан­дии и Шотландии около 7 тыс. лет назад (кости глубоководных рыб, не подходящих к прибрежному мелководью, найдены в большом количестве в этих районах). Эти люди должны были выходить в откры­тый океан, удаляясь от берега на 50-60 км. Надо отметить, что общность мегалитических культур Европы (находки в современной Португалии, Англии, Франции, Северной Скандинавии, Испании и Ирландии) говорит о том, что между ее различными районами существовали прекрасно налаженные связи, в основном морские.

Миграционные процессы стимулировали развитие конкрет­ных знаний в первобытном социуме. Это были знания по геогра­фии, развивался календарь, ботаника и зоология, а также зачат­ки механики.

Особенно эти знания были необходимы при создании транспортных средств. Известно, что еще в период мезолита народы, населяющие разные материки, выходили в открытый океан. Для морской охоты и рыболовства надо было строить надежные лодки и катамараны. Кочевые народы, занимавшиеся отгонным ското­водством, должны были иметь прочные повозки для перевозки домашнего скарба.

Прекрасные мореходные качества древних плавсредств блестяще подтверждены в наше время, когда были повторены палеотрансокеанские путешествия на судах, сконструированных по древним рисункам и археологическим находкам: например, плавания Тима Северина или Тура Хейердала.

Хорошо известны многочисленные памятники художественной культуры первобытности, свидетельствующие, что чувство прекрасного не было чуждо нашим предкам. Они были замечательными художниками, среди них были скульпторы и музыканты. Появляются зачатки театра. Наверняка, охотники, уходившие да­леко от стоянок, могли наблюдать нечто неординарное, с чем стремились познакомить соплеменников, и не только вербально, но и визуально. Поэтому можно говорить о том, что путешествия в древности содействовали становлению художественной культуры. Очевидно, что не только технологические инновации лежали в основе взаимодействия первобытных коллективов. Существовало и воздействие культурных стандартов, а возможно, и эталонов. Думается, что свое распространение получали также стандарты и эталоны, выполнявшие престижную функцию. Зарождается ин­теллектуальное воздействие на уровне верований и магических действий. Наверняка, начал формироваться и феномен моды, базирующийся на социальной психологии.

Отражением постоянных земных путешествий в верованиях древних людей стало посмертное «путешествие души», которое один из героев Карл оса Кастанеды, современного американского писателя и философа, очень верно характеризовал как «окончательное путешествие». Это явление нашло свое отражение в раз­личных анимистических верованиях и обрядах. Во всем прослеживалась идея о том, что умершему в его путешествии многое может понадобиться. Отголоском этих первобытных обрядов является сар­кастическое упоминание Лукиана о том, что для Цербера пред­назначался медовый пирог, который клали в гроб, а монета, по­ложенная в рот умершему, должна была служить платой Харону за перевоз души через Аид. Даже в новейшие времена японцы дают деньги взаймы для возвращения их с огромными процента­ми на том свете, веря в посмертное «путешествие души».

Богиня смерти этрусков Лаза и демон смерти Тухулка имели крылья, что подразумевало их перелет вместе с душами умерших в подземный мир.

Души умерших викингов «брали» с собой своих слуг и лошадей, лодки и деньги, ноги покойного всегда были обуты в хельско (вид специальной обуви) для трудного путешествия. В Бенгалии на погребальный костер клали монеты, чтобы умилостивить демонов, стоящих при входе в Страну теней. Древние пруссы клали в карманы усопшему монеты, чтобы он мог купить себе сладости во время трудного пути и т.д. Этот аспект анимизма можно встретить и в Полинезии, и в Индостане, и у индейцев обеих Америк. О странствовании души в Страну мертвых слага­лись мифы.

В самых начальных культурных пластах надо искать и истоки уче­ния о переселении душ. Это учение составляет существенную часть примитивной «философии», говоря о том, что душа может пересе­литься в материальные предметы, начиная с человеческого тела и заканчивая кусками камня или дерева. У североамериканских ин­дейских племен такулли и алгонкинов еще в начале XX в. старались хоронить умерших детей около дороги, чтобы их души могли пе­рейти в проходящих мимо матерей и вновь таким образом родиться. В Древнем Египте маршрут следования в загробный мир был сформулирован священными текстами, обобщавшими знания сути всего мира, видимого и невидимого. Эхо этого древнейшего зна­ния впервые запечатлено в «Текстах пирамид», высеченных на стенах погребальных камер пирамиды Унаса – XXIV в. до н.э.

В Китае забота о покойном проявлялась в следующем: чтобы в загробной жизни душа умершего ни в чем не испытывала недостатка, родственники клали в могилу фигурки, изображавшие различную утварь и даже здания. Последователи философского учения даосизма впереди похоронной процессии несли бумажно­го журавля, крылатого посланца небес. Когда журавля сжигали, душа умершего на его спине возносилась к небесам.

Учение о бесконечном переселении души (сансара) характер­но и для многих религий, в том числе исповедующихся и в насто­ящее время: индуизма, джайнизма и буддизма.

В зороастрийском учении умершие уходят в загробный мир по мосту Чинват (или Чинвато-персто – Переход-разлучитель). Чинват выстроен из лучей света. Аналог этому «Переходу-разлучителю» можно встретить и в древнеславянской мифологии. Радуга славянами воспринималась как небесный мост. Славяне отмечали радунец или радуницу — «навий-день», родительскую, день поминовения усопших. Древние славяне считали, что душа умершего по радуге (рай-дуге) совершает свое последнее путешествие: из Яви в Навь (потусторонний мир).

Древнейшая история таит еще немало загадок, которые указы­вают на то, что развитие homo sapiens явно не всегда носило ли­нейный эволюционный характер. Необходимы специальные исследования и ее инволюции.

Человек эпохи первобытности не был столь примитивен, как иногда представляется. Он сумел заселить все материки, кроме Антарктиды, преодолевая морские преграды, горные цепи, про­странства евразийских степей и северных приполярных районов. С усовершенствованием его хозяйственной деятельности усложнялась социальная структура первобытных коллективов, менялась мотивация миграций. Но сами миграции были составной частью образа жизни в эпоху первобытности.

 


 Мотивация путешествий в древности

 

Начало истории путешествий следует вести со времен, когда стал происходить процесс выделения человека из животного мира. Во всяком случае, нет сомнения в том, что начало путешествиям было положено тогда, когда закладывались основы человеческой цивилизации. Что заставляло наших далеких предков перемещаться по бескрайним просторам Земли? Побудительные мотивы путешествий были таковы:

1. Первобытный человек вынужден был переходить из одной местности в другую в поисках пищи (охота, рыболовство и т.п.). Несмотря на то, что такие переходы делают и животные (например, стада антилоп преодолевают до тысячи километров за сезон), все-таки подобные перемещения в пространстве характерны для человека, так как носят осмысленный и целенаправленный характер.

2. С возникновением скотоводства первобытный человек стал совершать длительные переходы в поисках пастбищ, прокладывая тропы и запоминая их. Нередко пастухи отмечали свой путь специальными знаками на местности.

3. С развитием примитивного земледелия значительно расширился интерес человека к территориальному размещению растительного мира. Человек перемещался в поисках более лучших и плодородных земель и даже стремился изменить ландшафт земель, непригодных для посевов.

4. Развитие ремесла и торговли поставили перед необходимостью создавать схемы маршрутов. Ориентирами служили наиболее заметные черты рельефа (гора, скала, высокое дерево и т.п.). Революционным этапом перемещения людей стало изготовление и использование плавсредств для пре- одоления расстояния по воде. Сначала использовалось течение воды, а затем и сила ветра. Ориентирами на море служили солнце и звезды.

5. С развитием межгруппового общения создаются привычные пути между селениями. Развивается межплеменное общение. Это общение имело несколько разновидностей:

а) внутриэтническое перемещение, т.е. перемещение внутри территории, занимаемой племенем или союзом племен;

б) межэтническое общение, т.е. перемещение за пределы территории обитания своего племени и утрата с ним дальнейшей связи;

в) перемещение самого племени или союза племен в другую местность, что характерно для народов, ведущих кочевой образ жизни.

Такой вид перемещений называют миграцией, которая бывает сезонной либо вызывается другими причинами. К объективным причинам миграции можно отнести:

Климатические факторы. К ним относятся разливы рек, извержения вулканов, сходы лавин, камнепады и прочие природные катаклизмы.

Биологические факторы. Они связаны с тем, что первобытные люди часто были вынуждены спасаться от нападения хищных зверей и при этом даже менять первоначальное место своей стоянки.

Социальные факторы. К ним относятся войны, межплеменные столкновения, необходимость укрыться от внешней агрессии, а также преследование противника и захват его территории.

Субъективные причины миграции не играли такой большой роли как объективные. Никто не мог покинуть племя и отправиться путешествовать по каким-то личным интересам. Жизнь в одиночку и даже небольшой группой была просто невозможна во времена палеолита и мезолита.

Миграции характерны для всего периода предыстории человечества. Так, например, если в эпоху палеолита (40 – 15 тыс. лет назад) на Земле проживало около 2 – 3 млн человек, то в эпоху неолита (10 – 3 тыс. лет назад) население Земли увеличилось более чем в 10 раз. Все это является результатом миграционных процессов.

В эпоху первого общественного разделения труда на земледельцев, ремесленников, торговцев и скотоводов-кочевников начинается дифференциация миграционных процессов в зависимости от видов деятельности. Происходит изменение обычных маршрутов, меняется их значение. При этом древние люди старались зафиксировать маршруты своих перемещений. Это положило начало первым элементам картографии. Первые так называемые «карты» рисовались на земле, камнях, обломках деревьев, на шкурах и костях животных. Это были примитивные схемы с условными обозначениями с элементами рисунков. Там изображались не толь- ко схема местности, но и направление ветров, течений, указаны броды, рифы и подводные коралловые острова. К древнейшим известным нам карта можно отнести карты, которые выполнены на костях животных. Возраст этих карт около 12 тыс. лет. Найдены они в Якутии, Восточной Африке и других местностях. Со временем, когда появляется пиктография, карты стали изображать на стенах пещер. Эти карты полны до сих пор еще до конца не разгаданных символов. Видимо, они указывали наиболее удобные охотничьи маршруты времен верхнего палеолита. Наиболее известными пещерами, где найдены эти изображения, являются пещера Ласко (Франция), Альтамирская пещера (Испания), Каповая пещера (Южный Урал) и другие.

В эпоху мезолита (10 – 3 тыс. лет назад) начинают складываться первые торговые маршруты. Иногда торговцы проходили сотни и даже тысячи километров. Персона странствующего торговца считалась неприкосновенной.

Многим купцам выдавались «посланнические жезлы», по которым их легкоможно было узнать.Таким образом, в доисторические времена основные мотивы путешествий были обусловлены объективными причинами, главной из которых быловыживание. Но была и внутренняя мотивация для путешествий людей, аименно, взаимные визиты представителей разных племен, да и простое человеческое любопытство узнать: «что там за горизонтом?».

 


Путешествия древних египтян

 

Другим центром мировой цивилизации был Древний Египет. Сама природа способствовала навигации по полноводному Нилу, протекающему через всю страну с юга на север. Египтяне составили карту освоенной ими части Нила, проследив его течение более чем на 2 000 км. Благодаря этому египтяне достигали находившейся к югу от страны Нубии и контактировали со средиземноморскими странами, лежащими на севере и северо-востоке (острова Эгейского моря и остров Крит).

Из центральной части страны начинался караванный путь, вел к Красному морю, а оттуда в страну Пунт. Пунтом (точнее Пуином) древние египтяне называли страну в Восточной Африке, расположенную на побережье Аденского залива. В настоящее время считают что, это территория современного Сомали и Йемена. Главными предметами вывоза из Пунта были рабы, золото, черное дерево, слоновая кость и ароматические смолы мирровых деревьев. На этом караванном пути существовали оборудованные места для отдыха и пополнения запасов продовольствия.

Египетские папирусы свидетельствуют, что плавания в страну Пунт совершались с IV тысячелетия до н.э. в период царствования фараона Асса, когда египетский военачальник Уруду совершил завоевательный поход в эти земли и привез в Египет рабов карликов (имеются в виду пигмеи, проживающие там). Другой египетский путешественник Киркуф достиг не только территории Пунта, но и прошел дальше, о чем свидетельствуют надписи, обнаруженные в окрестностях Ассуана. Первое исторически доказанное плавание египтян в страну Пунт состоялось в XXVI веке до н.э. при фараоне Сахуре.

Но самое известное и почти полностью сохранившееся до наших дней описание путешествия – это путешествие Синухета (в другой транскрипции – Синухит), состоявшееся примерно в 2000 – 1960 гг. до н.э. Это были годы правления фараона Аменемхета I. Синухет предпринял путешествие в страну Кедем, т.е. на Восток. Записана эта повесть неизвестным автором. Египтяне любили ее читать и переписывали ее с папируса на папирус. Четыре страницы этого папируса хранятся в Москве в Музее изобразительных искусств им. А.С.Пушкина. В 1915 г. академик Б.А.Тураев сделал первый научный перевод сказания о скитаниях Синухета с древнеегипетского языка. С полной версией перевода этого текста можно ознакомиться в книге «Древний Восток», СПб, ТОО «Респекс», 1998 . с. 288 – 317.

Речное судостроение развивалось у египтян очень рано. Частые наводнения, которым подвергалась страна, способствовали его развитию. На стенах древних египетских гробниц встречаются изображения, рассказывающие об изготовлении лодок из папируса. На памятниках и стенах древних храмов запечатлены большие речные суда со снастями, каютами и прочими атрибутами настоящего корабля.

При фараонах XI династии за две с лишним тысячи лет до нашей эры неоднократно совершались экспедиции в южные страны. Фараоны XII династии посылали экспедиции вверх по Нилу. Например, фараон Узертезен III повелел в верховьях Нила поставить пограничный каменный столб с надписью: «Никто не должен пересекать эту линию ни пешком, ни водою, направляясь к северу…».

Сохранились сведения, что в 2750 г. до н.э. египтянин Ханну возглавил экспедицию на побережье Красного моря за драгоценными камнями, слоновой костью и ароматическими смолами. Первое плавание по Средиземному морю было осуществлено при фараоне Снофру в XXVII в. до н.э. Из источников известно, что экспедиция была направлена в финикийский город Библ. Веком позже, при фараоне Сахуре, из дельты Нила была отправлена флотилия в Палестину и Сирию, которая привезла из этих стран вино, оливковое масло и ливанских медведей.

Корабли иногда даже помещали в погребальные камеры фараонов. Например, в пирамиде Хеопса обнаружена копия корабля, подробно воспроизводящая все детали в масштабе 1 : 100.

Слава о сказочно богатой стране Пунт жила в веках. Почти через тысячу лет после путешествия Синухета в 1493 г. до нашей эры по воле царицы Хатшепсут, проживавшей в Фивах (ныне г. Луксор), в Пунт отправилась морская экспедиция в составе пяти больших тридцативесельных кораблей. Путешественники преодолели по Красному морю 2 000 км. Это путешествие по праву считается одним из первых путешествий с разведывательными целями.

Интересна предыстория этого путешествия. Царица Хатшепсут решила посадить на террасе храма Дейр-Эль-Бахри, построенного в честь бога Амона на западе Фив, тропическое дерево, выделяющее ароматическую смолу – мирру. Подобные деревья никогда не произрастали в Египте. Тогда оракул бога Амона повелел собрать экспедицию в страну Пунт и привести оттуда ароматические деревья.

Путешественники купили 31 ароматическое дерево и благополучно вернулись на родину. В честь этого на стенах храма Дейр-Эль-Бахри были сделаны барельефы с изображением фрагментов экспедиции. К сожалению, деревья так и не смогли прижиться в малоподходящем для них сухом климате Египта, но рисунки на стенах храма сохранились до наших дней. И хотя им почти 3 500 лет,

они поражают туристов своей живость и реалистичностью.

Во времена Хатшепсут также строились и огромные транспортные суда для перевозки 750-тонных блоков в священный город Луксор.

Мореплавание активизировало контакты между странами. Необходимую древесину (например, сосну, кедр) доставляли из Сирии и Ливана. Из гаваней Красного моря корабли отправлялись в страны Аравийского полуострова, Индию, велась также посредническая торговля с Китаем. Активно шла торговля с государствами Восточной Африки, откуда фараонам привозили золото, слоновую кость, изделия из камня и фаянса.

И все же первыми мореходами древности были финикийцы. Их государство было расположено в восточном средиземноморье. Финикийцы строили большие и прочные корабли, выходили за пределы бассейна Средиземного моря в океан, а также плавали вдоль западных берегов Европы и Африки.

В VI в. до нашей эры по заданию египетского фараона Нехо II (в другой транскрипции – Нехао II) финикийцы предприняли путешествие вокруг Африки. Финикийцы отплыли из Эритрейского моря (Красное море) и вышли в Южное море (Индийский океан). При наступлении осени они приставали к берегу на зимовку. На берегу они устраивали стоянку, засевали землю и дожидались урожая, затем плыли дальше. Так прошло в плавании два года, а на третий они обогнули Африку и проплыв через «Геркулесовы столбы», возвратились в Египет. Именно стараниями финикийцев был открыт Гибралтарский пролив, и появилась возможность выйти к западным берегам Европы, Британским островам и западному побережью Африки. Они заложили при выходе в Атлантический океан города Кадир и Тингис.

Однако географические открытия финикийцев постигла та же участь, что и их культуру. Не сохранилось ни подробных описаний, ни памятников. Результаты их путешествий пропали почти без следа для последующих поколений. Лишь свидетельство древнегреческого историка Геродота дают нам возможность узнать о великих плаваниях финикийцев.

Тем не менее, заслуги финикийцев в области географических открытий значительны. Прежде всего, финикийцы дали название двум материкам Старого Света. Плавая по Средиземному морю, они первыми стали называть страны, лежавшие к востоку от моря, общим словом «асу», что означает восход, а страны, расположенные в северо-западной части Средиземного моря – словом «эреб», что значит закат. Из этих названий у древних греков позднее произошли названия «Азия» и «Европа».

Финикийцам принадлежит и другая заслуга, связанная с тем, что во времена путешествий к народам, говорившим на разных языках, им приходилось воспроизводить эти звуки. Впоследствии финикийцы первыми изобрели способ упрощения древнего иероглифического письма и заменили иероглифы буквами алфавита, в котором каждый знак имел значение определенной комбинации звуков.

Потомки древних финикийцев – карфагеняне – продолжили освоение новых земель и пространств. У античных авторов есть упоминание о том, что в VI в. под руководством Гальмикона было осуществлено плавание вдоль западного побережья Пиринейского полуострова до Британских островов Ирландии. Это путешествие длилось около четырех месяцев.

Примерно между 505 и 450 гг. до нашей эры карфагенский сенат послал для открытия и завоевания новых земель военачальника и флотоводца Геннона. Сообщение об этом походе сохранилось до наших дней. Оно написано на карфагенском языке и переведено позже на древнегреческий.

Флот во главе с Генноном насчитывал 60 галер с пятьюдесятью гребцами на каждой. Всего на судах находилось 30 тыс. человек. Цель экспедиции заключалась в поисках новых земель и захвате их с последующей колонизацией. Флот благополучно миновал Гибралтарский пролив и поплыл к югу в Атлантический океан. Продолжив плавание, Геннон обогнул мыс Солосит и направился дальше к югу, вдоль Сахары. Затем он достиг острова Керны. Плывя дальше, Геннон прибыл к устью реки Херты, где встретил яростное сопротивление местного населения. Воины Геннона легко расправились с местными жителями, которые были вооружены только палками и камнями.

Путешествуя вдоль западного берега Африки, Геннон наносил на карту рельеф местности, очертания берегов, давал названия мысам и заливам. Один из заливов он назвал «Вечерний Рог», другой – «Южный Рог» (ныне залив Шерборо, расположенный рядом с Гвинейским заливом). Этот залив стал конечной точкой экспедиции Геннона. Недостаток в запасах продовольствия и усталость заставили повернуть назад в Карфаген. Но экспедиция прошла более 2 000 км. Ее результатом было создание несколько десятков колоний, тысячи километров освоенных территорий, а главное – подробная карта западного побережья Африки вплоть до современного Сьера-Леоне.

О районах экваториальной Африки в Древнем Египте было весьма смутное представление, потому что египтяне не совершали дальних путешествий на юг. Их торговые пути оканчивались около современного Хартума – столицы Судана.

 


Путешествия в древней Греции. Греческие путешественники.

 

Морские путешествия в Древней Греции совершались с незапа­мятных времен, что нашло свое отражение в мифах. К наиболее известным относится миф об аргонавтах. Согласно Диогену, первым известным изложением этого похода была поэма критского жреца и философа Эпименида, жившего в VII в. до н. э. Его сочинение не сохранилось, но двумя веками позже поэт Пиндар вновь возвраща­ется к этому сюжету, правда, его поэма была чересчур краткой.

Плавание под руководством Ясона совершили 50 греческих ге-роев на корабле «Арго», что в переводе с греческого значит «быс­трый», «юркий». Поход был совершен за поколение (20 –25 лет) до Троянской войны, т.е. в XIII в. до н.э. Ясон был отправлен за золотым руном дядей, узурпировавшим власть у его отца.

Путь аргонавтов был повторен в 1984 г. английским ученым и путешественником Тимом Северином, который построил парусно-гребной «Арго», подобный древнегреческому.

Одним из первых ученых-путешественников был Геродот (484 – ок. 430 гг. до н.э.). Он объехал Грецию, Южную Италию, Малую Азию, Вавилонию, Египет, Персию, побывал на большинстве островов Средиземного моря, а также в Крыму и в стране скифов.

В своем знаменитом труде «История», за который он удостоился почетного титула «отца истории», «отца географии», но и «отца лжи» он описал не только историю многих народов Старого Света, но также сохранил для потомков бесценные этнографические при­меры. Он сообщил основные географические знания, накоплен­ные к V в. до н.э. Геродот происходил из богатой семьи, имевшей обширные торговые связи. Впервые он отправился в путешествие, когда ему было около 20 лет. Его маршрут пролегал по Египту вверх по Нилу, затем он отправился на восток и достиг Вавилона, север­ная граница его путешествий пролегала по греческим колониям северного Причерноморья. Есть предположения, что он поднимался по Борисфену (Днепру). А на западе он посетил Южную Ита­лию, где принял участие в основании колонии своими соотечественниками. В Египте он просил переводить ему надписи, рас­спрашивая жрецов об истории этого государства. Интересовался только жизнью фараонов, но посещал и мастерские бальзами­ровщиков. Он шагами измерял длину периметра основания пирамид­, приводя конкретные математические выкладки и при опи­сании знаменитого Лабиринта.

Много путешествовал и другой выдающийся ученый античности – Страбон (64–23 гг. до н.э.). Выходец из расположенного в Малой Азии на пути из Средиземноморья к Черному морю городка Амасия, он уже в 20 лет совершил свой первый вояж – в Рим. Страбон будет путешествовать всю свою жизнь. Он объедет Малую Азию, побывает в горах Тавра (Крыма) и у подножия Кавказских гор, посетит Кикладские острова и обойдет Балканский полуостров, основательно изучит все сколько-нибудь памятные места на Апеннинском полу­острове, а также Египет. Во время своих путешествий он много раз­мышлял и записывал увиденное. Всестороннее образование, умение не только собирать факты, но и анализировать их, яркий талант писателя привели к созданию дошедшей до нас «Географии» в 17 книгах. («Исторические записки» Страбона в 43 книгах не сохрани­лись.) О достоверности фактов, изложенных в «Географии», гово­рит часто используемая Страбоном фраза: «Когда я там находился».

Море играло огромную роль в жизни древнегреческих племен, населявших побережье Балканского полуострова, многочислен­ные острова Эгейского моря, а также западный берег Малой Азии. Море не только давало им пишу, но и связывало с другими страна­ми и народами. Поэтому греки чаще всего путешествовали морем. Путешествиям внутри страны мешало отсутствие удобных дорог. Не­которые подобия дорог в виде гатей прокладывались в низинных и болотистых местах. Археологам удалось обнаружить остатки подоб­ной дороги в Беотии, ширина которой достигала 6,5 м.

Вокруг крупных общенациональных святилищ, каким, напри­мер, был Олимп, строили целую сеть «священных» дорог, служа­щих для процессий верующих. На подобных дорогах даже проделывались специальные колеи для колес экипажей. Мостов было мало, так как большинство рек летом, когда, в основном, и со­вершались вояжи, пересыхало. Путешествовали и пешком, и вер­хом на коне, использовали повозки. Повозки были двух видов: одноколки, на оси которых закреплялся закрытый с трех сторон кузов, или же большие четырехколесные, где можно было кроме пассажиров разместить и их багаж.

К особому виду путешествий надо отнести великую гречес­кую колонизацию. Причины этого явления были самыми разно­образными: страсть к приключениям и склонность к переменам, излишек населения, сосредоточение земель в руках аристокра­тии, общественные раздоры, бедствие, разражавшееся над ка­кой-нибудь страной, приговор об изгнании, иностранное завоевание, необходимость отыскивать внешние рынки. Колонизация сила организованный характер. Первоначально обращались к оракулу, чаше Дельфийскому, с просьбой указать место для будущего города. В каждой метрополии существовали сборники религиозных обрядов по случаю предстоящей колонизации и за­кладки нового города. Из городской казны выделялись средства для строительства корабля, составлялся список семейств, которые собирались переселяться. Но могла быть и вынужденная по­литическая эмиграция.

Осуществляя колонизацию, греки во многом руководствовались примером финикийцев. Но, в отличие от Финикии, которая брала на себя роль координатора международной торговли в Средизем­номорье, греки в первую очередь хотели увеличить свой собствен­ный эллинский рынок. Колонии всегда основывались на побере­жье, ограничиваясь весьма скромной территорией. Но по возмож­ности охватывали торгово-экономическими контактами как мож­но большие пространства. Колония не повиновалась метрополии и не обязана была оказывать ей какую-либо поддержку. Не было и преимущества в торговле у метрополии. Фукидид говорил, что «ко­лонисты выезжают не для того, чтобы быть рабами оставшихся на родине, а чтобы быть равноправными с ними».

В Древней Греции зарождается курортология, лечебный туризм. Храмы Асклепия – бога врачевания – стали возникать в глубо­кой древности, в классический период (V–IV вв. до н. э.) их было не менее 60. Они возводились вдали от городов, на возвышеннос­тях, в местах со здоровым климатом. Жрецами в этих храмах были люди, занимающиеся медициной.

Паломники, жаждущие выздоровления, прежде чем быть допущенными в храм к божеству, подвергались некоторым предвари­тельным церемониям. Это был пост, омовения, банные процеду­ры, кроме того, были и церемонии, носившие чисто религиозный характер. После этих приготовлений страждущего допускали на ночь в храм. Это называлось инкубацией. Утром жрецы слушали рассказ о том, что больной видел и слышал ночью в храме, соответствен­но этому и применялось лечение, якобы назначенное богом. О мно­гочисленных исцелениях рассказывают вырезанные на колоннах храма имена, иногда там встречаются и целые рассказы.

Греки очень ценили теплые целебные воды (серные, солено-серные, иногда железистые, но у них не было кислых вод), которые они называли гераклейскими. Было известно немало источ­ников, но особенно ценились курорты в Фермопилах и Элиде.

О прекрасно оборудованных для лечения и отдыха купальнях горных источников в Ионии упоминают Страбон и Павсаний.

Паломничество было очень распространено в Древней Греции. Особенно часто посещался знаменитый храм Аполлона в Дельфах, где пифия, «выбранная богом», занималась предсказаниями. Во время экстатического состояния около пифии всегда находились два предсказателя, которые и толковали ее смутные речи, часто в возвышенной стихотворной форме в письменном виде, причем копия во избежание недора­зумений хранилась в храмовом архиве. Если существо вопроса было им известно, то ответ давался ясный и однозначный. Но если вопрошали о будущем или о том, что выходило за пределы компетенции прорицателей, то и ответ был весьма туманным. В свою очередь, для прояснения этого ответа паломник отправ­лялся к экзегетам – профессиональным толкователям, которые работали при каждом прорицателе. Таким образом, вокруг дель­фийского оракула кормился целый рой прорицателей различных рангов.

Известно, что в городских архивах греческих полисов суще­ствовали целые коллекции ответов оракула по важнейшим госу­дарственным вопросам. К дельфийскому оракулу приезжали не только греки, но и многочисленные иностранцы: из Этрурии, Египта, Финикии, Персии и других стран. Прорицания оракула, даже относящиеся к частным лицам, не говоря о пророчествах для государств, носили яркую политическую окраску. Это в пер­вую очередь касалось бесчисленных войн. Популярность оракула была настолько велика, что для даров благодарных пилигримов в Дельфах были построены специальные хранилища сокровищ, которые классифицировались по странам: Египет, Крит, Афины и т.п.

Торговля как один из видов путешествий особенно активизи­ровалась с VIII в. до н.э. одновременно с колонизационными про­цессами. Греки стали доминировать в Восточном Средиземномо­рье. Греческие корабли можно было увидеть от Азовского моря до берегов Апеннинского полуострова. Торговцы покупали продо­вольствие, восполняли нехватку полезных ископаемых в метро­полиях, продавая, по большей части, товары ремесленного про­изводства. Многочисленные греческие источники показывают, что Греция торговала с Крымом и Египтом, Сицилией и Родосом, Финикией и Кипром и др.

Нигде не обращались так хорошо с иностранными купцами, как в Афинах – крупнейшем с V в. до н.э. торговом центре Греции. Демосфен свидетельствует, «что торговцы и капитаны кораблей могут жаловаться фесмофетам, если им будет причинена какая-нибудь обида на торговой площади, а виновные в этом заключа­лись в тюрьму до тех пор, пока они не уплачивали сполна того, к чему были присуждены».

По всей вероятности, спортивный туризм возник в Древней Греции. Олимпийские игры проходили раз в четыре года и начинались с первого новолуния после летнего солнцестояния. О начале Олимпийских игр греков извещали специальные послы – феоры, которые рассылались по всем греческим полисам, достигая самых отдаленных, расположенных в Северной Африке и на побережьях Черного и Азовского морей. Феоры на время Игр провозглашали священный мир.

Все отправляющиеся в Олимпию признавались гостями Зевса. Среди них существовали и почетные гости, в первую очередь, депу­таты городов, заключивших договоры гостеприимства с элидским государством, во-вторую, феоры. Как правило, их размещали и кор­мили за счет принимающей стороны, в данном случае – Элиды.

Туристов было великое множество. Стадион вмещал до 40 тыс. человек, причем это были только мужчины. Замужние женщины не допускались на сами соревнования под страхом смертной каз­ни. Но на Игры приезжали очень часто семьями. Одни приходили пешком, как в свое время Сократ: от Афин до Олимпии можно было дойти за пять-шесть дней; состоятельные люди, как правило, приезжали в экипажах, привозя с собой палатки, в которых и жили на протяжении всей Олимпиады. Многие плыли морем до устья Алфея, а затем поднимались вверх по реке до самой Олимпии.

Развлекательный бизнес был поставлен на широкую ногу. По случаю Олимпиады всегда устраивалась большая ярмарка. Специ­ально возводились для этого торговые ряды. Туристы осматривали древние храмы, желающие за определенную плату могли послу­шать гида, рассказывающего различные легенды. Большой попу­лярностью пользовался зал Эхо, стены которого семь раз повторяли произнесенные слова. Перед главным алтарем почти всегда толпился народ, чтобы посмотреть на жертвоприношения или понаблюдать за процессией жрецов (как в наши дни за сменой почетного караула).

На Олимпиаде можно было воочию наблюдать за всеми «звез­дами». Это были и прославленные полководцы, например, Фемистокл, обессмертивший свое имя во время греко-персидских войн. Философы: Анаксагор, Сократ, Диоген – собирали вокруг себя толпы народа, проповедуя или шокируя своим поведением. Мол­ва приписывает некоторым из них, Пифагору и Платону, даже победы на Играх. Выступали тут и известные ораторы: Демосфен, Горгий, Лисий. Можно было послушать поэтов: Пиндара, Симонида. Часто рапсоды исполняли отрывки из поэм Гомера, Гесиода, Эмпедокла. Главы из своей «Истории» зачитывал здесь Геродот. Художники устраивали вернисажи под открытым небом.

Все иностранцы, т.е. не жители Элиды, должны были платить особый налог. И, кроме того, каждый из туристов-паломников приносил какую-нибудь жертву или приношение. Олимпиада про­должалась 5 дней. Собственно спортивным состязаниям были посвящены второй, третий и четвертый дни.

Благодаря путешествиям продолжала развиваться картография. Древнегреческие ученые создали первые в Европе географичес­кие карты. Это приписывают философу Анаксимандру – ученику легендарного Фалеса. Милетские ученые ориентировали свои карты по сторонам света, использовали названия частей света. Границу между Европой и Азией большинство ученых Древней Гре­ции проводило по Танаису (Дону).

Величайшими достижениями греков были учения о сферично­сти Земли (Парменид, Эвдокс Книдский) и единстве Мирового океана (Аристотель).

Говоря о путешествиях эпохи эллинизма, в первую очередь сле­дует упомянуть Восточный поход Александра Македонского, длив­шийся почти 10 лет. Об этом походе писали Плутарх, Диодор, Арриан, Страбон и многие другие авторы древности. Некоторые историки считают, что уже сам поход можно считать проявлением эллинизма, так как он является ключом к началу новой эры и ее пониманию. Благодаря этому походу греки и македонцы познакомились с малоизвестными, а то и совсем неизвестными до это­го народами, их культурой, бытом, традициями. Лично Александр Македонский был заинтересован в изучении Азии. В окружении Александра были не только воины, но и выдающиеся ученые, и деятели искусства. Они в своих произведениях подробно описыва­ли все ими увиденное, услышанное и изученное во время этого похода.

Пифей был уроженцем греческой колонии Массилия (Марсель). Ему удалось в 320 г. до н.э., выйдя из Кадиса, миновать Гибралтарский пролив и, обогнув Пиренейский полуостров, выйти в Бискайский залив. Далее он обследовал часть европейского побережья.

Затем его путь лежал на северо-запад, к берегам Британии. Он пересек Ла-Манш и достиг Ландс-Энда в Корнуолле, где были месторождения олова. Пифей обогнул весь Британский остров, причем очень правильно определил его пропорции, хотя и несколько преувеличил размеры. Жители северной части острова рассказа­ли, что на расстоянии шести дней пути по морю на север от них находится остров Туле, с жителями которого они иногда торгуют. Пифей не счел возможным отправиться к этому загадочному острову, под которым древние бритты подразумевали или жителей Исландии, или скандинавов. Но, с легкой руки Пифея, со временем понятие ultima tule стало означать «край света», превратив­шись в символ, означавший крайнюю точку известного мира. Пифей тем не менее не прекратил свое плавание. Он дошел до такой широты, где ночь не превышала двух часов. Никто до Пифея из ци­вилизованных народов древности не заходил так далеко на север.

В дальнейшем, путешественник повернул на восток и отпра­вился вдоль северо-восточного побережья материковой Европы «за реку Рейн в Скифию и до реки Таис». Скорее всего, именно эта часть описания путешествия Пифея вызвала недоверие мно­гих древнегреческих историков. Видимо, Пифей достиг устья Эль­бы, но вряд ли продвинулся дальше на восток. Он даже вряд ли дошел до острова Гельголанда, который был крупнейшим цент­ром торговли янтарем. Обратный путь Пифея (рис. 1.7) пролегал вдоль уже известных ему берегов Западной Европы и через Гибралтар в Средиземное море.

Известным путешественником эпохи эллинизма был Мегасфен, который на рубеже IV–III вв. до н.э. совершил ряд поездок из Пенджаба в Паталипутру на Ганге, где прожил около 10 лет. Его сведения по Индии использовали в своих произведениях Диодор, Страбон, Арриан.

Один из последователей Александра Македонского – Селевк I – отправил своего полководца Демодама в поход в район Средней Азии с разведывательными целями около 300 г. до н.э.

Любопытно свидетельство Страбона о мореплавателе Евдоксе Кизикском, который сумел обогнуть Ливию, как в то время на­зывали Африку, во II в. до н.э. Евдокс тем самым повторил путь древних финикийцев.

Свое первое морское путешествие по приказу фараона Птоле­мея III Эвергета (246–221 гг. до н.э.) Евдокс совершил в Индию. Клеопатра I, жена Птолемея V Эпифана (203–181 гг. до н.э.), повторно отправляет его в Индию за грузом благовоний и драго­ценных камней. Но на обратном пути его отнесло ветром к югу от Эфиопии. Далее он двигался к югу вдоль побережья Африки. Уже, видимо, обогнув материк, он наткнулся на обломок носа кораб­ля, на котором была изображена голова коня. Местные жители объяснили ему, что здесь потерпел крушение корабль, приплыв­ший с запада. Евдокс вернулся в Египет через Гибралтарский про­лив и вдоль побережья Северной Африки. В обломке корабельного носа купцы опознали часть корабля, некогда отправившегося из Кадиса. Небольшие суда не очень состоятельных финикийских купцов назывались там «конями», так как их носы всегда украшали изображением коня. На этом примере видно, что финикийцы торговали с населением Западной Африки, выходя через Гибралтарский пролив в воды Атлантического океана и продвигаясь вдоль африканского побережья далеко на юг.

 


Гостиничная индустрия в древней Греции и др. странах.

 

В Древней Греции существовали гостиницы, но в них не всегда кормили. Поэтому путешественники провизию возили с собой. Чаще всего останавливались у друзей и знакомых. Гостеприимство было естественной составной частью быта. Во всех домах состоятельных людей были особые комнаты для гостей. Впрочем, если места в доме гостю не хватало, он мог разместиться под портиком дома на открытом воздухе, климат Греции по большей части делал это возможным.

Права гостеприимства находились под покровительством Зев­са. Гомер называет его «Зевс-гостеприимец». Но из-за плохого со­общения между отдельными городами-государствами греков гостиниц и постоялых дворов было очень мало. Обычно в богатых домах бесплатно принимали чужестранцев, причем это не всегда были родственники или знакомые.

В греческих полисах создавались «Союзы гостеприимства». Каж­дый член такого Союза – ксен – брал на себя защиту интересов жителей другого полиса в своем государстве. Со временем в Древней Греции даже установился институт проксенов и евергетов (благодетелей), когда иностранец заключал договор о гостеприим­стве уже не с отдельным человеком, а с городом-государством.

При этом обе стороны должны были соблюдать следующие условия:

- проксен обязан был защищать в своем городе интересы при­бывших сюда граждан государства, давшего ему звание проксена, подобное современному званию консула;

- государство обязывалось, со своей стороны, предоставить проксену в случае, если он пожелает прибыть или поселиться в нем, все гражданские права, кроме политических. Проксен мог приобрести землю или другую недвижимость, судиться в общем поряд­ке, занимать наиболее почетные места в театре или на спортив­ных состязаниях и т.д.

Иногда права проксенов давались всем гражданам дружествен­ного государства. Как правило, звания ксенов и проксенов были наследственными.

Гостиничная индустрия долго не привлекала греков, потому что содержание гостиниц и питейных заведений считалось нечестным и недостойным промыслом. Немногочисленные гостиницы и постоялые дворы содержались за счет государства и только в местах массо­вого скопления людей. Это могли быть спортивные состязания, ку­рорты или места религиозного паломничества. В гостиницах селились только иностранцы. Надо отметить, что жители Афин или, в осо­бенности, Спарты не ездили за границу без особых на то обстоя­тельств. Это не в последнюю очередь объяснялось тем, что для по­добного путешествия необходим был загранпаспорт – сфрагис.

 


Путешествия в древнем Китае. Китайские путешественники.

 

Путешествия и открытия велись всеми народами мира. Не составляют исключение в этом плане и такие центры человеческой цивилизации, как Китай и Индия.

Цивилизация Древнего Китая зарождается в середине II тысячелетия до н. э. в бассейне реки Хуане. К концу II тысячелетия до н.э. китайцы расселились по Восточной Азии, достигнув берегов Амура на севере и южной оконечности Индокитайского полуострова. В Древнем Китае пространственные представления об окружающем мире также не ограничивались пределами своей страны. Китайским путешественникам была хорошо известна география Китая. Древние китайцы плавали не только по своим рекам, но и выходили на своих судах в Тихий океан.

Уже в период династии Шань-Инь (XVII – XII веков до н.э.) китайское государство имело заморские колонии. Об этом можно узнать из «Шанских од», в одной из частей Книги песен. В XI веке до н.э. при восхождении на престол одного из императоров династии Чжоу, ему в качестве дара был преподнесен корабль.

О том, что морские путешествия были составной частью жизни Древнего Китая, свидетельствует тот факт, что правитель царства Ци в VI веке до н.э. в течение шести месяцев плавал на корабле по морю в исследовательских целях. Китайский философ Конфуций более 13 лет провел как странствующий учитель.

Кроме торговых и прогулочных судов в Древнем Китае существовали и мощные военные корабли. Летописец сообщает о крупном морском сражении между царствами У и Ци в 485 г. до н.э. Известно, что в этих царствах существовали специальные верфи, где возводились военные, гражданские суда, а также суда для правительственных чиновников и послов.

Для активизации торговли в Древнем Китае с VII в. до н.э. создавались подробные географические обзоры, которые можно рассматривать как прообраз путеводителя. В них описывались не только природные условия, но и хозяйство, транспорт и т.п.

В эпоху Чжаньго в Китае зарождается паломничество и научный туризм. Жрецы отправлялись в залив Бохайвань (Желтое море) на острова Пенлай и Инчжоу, на которых проживали старцы, владевшие секретом бессмертия.

Другим примером глубоких познаний китайцев в географии может служить строительство Великой китайской стены. Ее строительство, начавшееся в IV в. до н.э., доказывает прекрасные знания китайцев в области физической географии. Стена проходила четко по границе, отделяющей степные районы, где проживали кочевники, от земледельческих.

Интенсивность путешествий в Древнем Китае возросла в III в. до н.э. в правление династии Хань. Этому способствовало два фактора: а) наличие хорошо развитых путей сообщения в стране, б) либерализация политической жизни.

Наиболее знаменитым путешественником Древнего Китая был Сыма Цянь. Известны три больших путешествия Сыма Цяня, которые совершались в период 125 – 120 г. до нашей эры

Первое – на юго-запад и северо-запад Китая. По нижнему течению Хуанхэ Сыма Цянь прошел долинами рек Хуайхэ и Янцзы до озера Тайху. Далее, южнее Янцзы и через Чжеэцзян прибыл в последнее владение Китая на юге провинцию Хунань. Обратный путь проходил по реке Сянцзян, озеро Дун-тинху, нижнему течению Янцзы и далее на север.

Второе – вновь завоеванные Китаем области на юго-западе. Через Сычу-ань и провинцию Юньнань Сыма Цянь достиг границы Китая с Бирмой.

Третье – на северо-запад вдоль Великой китайской стены в провинцию Ганьсу.

Сыма Цянь не только путешествовал, но и подробно описывал свои путешествия. Его называют «отцом китайской историографии», в европейской литературе «китайским Геродотом». Его «Исторические записки» явились для последующих историков своего рода эталоном. Наиболее подробно Сы-ма Цянем описаны северные соседи Китая – гунны, которые в III в. до н.э. создали военно-племенной союз. В его трудах также приводятся сведения географического характера о юго-западных соседях Китая, например о Корее.

Труды Сыма Цяня частично переведены и изданы на европейских языках. Перевод на русский язык осуществлен Н.Я.Бичуриным. Он содержится в «Собрании сведений о народах, обитавших в Средней Азии в древние времена» (М., 1950).

Одним из первых китайских путешественников был Чжан Цянь, живший примерно во II в. до н.э. и занимавший при императорском дворе дипломатическую должность. Ему по делам службы приходилось часто бывать за границей. Его путешествия подробно описаны Сыма Цянем.

Чжан Цяню было поручено заключение военного союза Китая с кочевым племенем юэчженей против гуннов. Отправившись с этой миссией, Чжан Цянь попал в плен к гуннам, где провел 10 лет. После того, как ему удалось бежать из плена, он отправился на запад, преодолел Центральный Тянь-Шань и вышел к озеру Иссык-Куль. Там он узнал, что юэчжени откочевали в Ферганскую долину. Но и в долине он не застал это племя, так как оно откочевало за пределы Бактрии, расположенной по среднему течению Амударьи. Отправившись туда, Чжан Цянь обнаружил это племя, но свою миссию не смог выполнить, так как к тому времени племя завоевало огромные территории, и было уже не в состоянии вести новые войны. Обратный путь Чжан Цяня пролегал через Памир, южную оконечность Такла-Макан, озеро Лобнор. На границе с Китаем он вновь попадает в плен к гуннам. Только через два года ему удалось бежать из плена и вернуться на родину.

Совершая путешествия, Чжан Цянь постоянно вел записи. Им описаны Бухара, долина реки Или, степи Киргизии, территория современного Казахстана, расположенная к северу от Сырдарьи. Путешествие Чжан Цяня имело большое экономическое значение. По пройденному им маршруту на запад устремились китайские купцы. Они проникали не только в Среднюю Азию и в Индию, но и в Страны Малой Азии и Палестину.

Так же как и другие народы, древние китайцы имели географические карты, которые они составляли с особой тщательностью. Самые древние из сохранившихся карт относятся к правлению династии Хань (168 г. до н. э.). В 70-х гг. XX в. были найдены две карты, выполненные на шелке. Она из них чисто географическая, а другая – военная. Научная картография начинается с энциклопедиста Чжан Хэна во II в. н.э. Он впервые создал географическую сетку. А в III в. н.э. в Китае уже были утверждены официальные стандарты по изготовлению карт и существовало особое бюро по производству картографических съемок. Оттиски карт делали с деревянных клише.

Китайцы хорошо знали свойство магнитной стрелки. Из куска магнетита (природный магнитный железняк) вырезался ковш, который помещался на гладкую каменную поверхность. Ручка этого ковша показывала на юг. Это приспособление называли «Синан». В Китае также применяли отвес – «указатель тени» для определения времени суток. Более того, у древних китайцев имелась географическая литература. К наиболее известным книгам относятся «Книга рек», «Книга о морях и горах», «Книга по географии Китая».

Значение Китая в социокультурном пространстве того времени было огромно. В летописи 166 г. до н.э. содержатся сведения о посещении китайскими купцами Римской империи и их встрече с императором Марком Аврелием Антонием. Китайские купцы проложили путь через Среднюю Азию, Ближний восток, Палестину к Древнему Риму, что дало начало «Великому шелковому пути». Но ближайшими торговыми партнерами Китая были народы, населявшие полуостров Индостан.

 


Гостиничная индустрия в древнем Риме

 

Из путешествия римского поэта Горация (65-8 гг. до н. э.), сопровождавшего Мецената, одного из приближенных римского императора Августа, в Брундизий также становится известно о существовании гостиниц. Именно он впервые упомянул о гостиницах Древнего Рима .

Римские дороги строились с 312 г. Для преодоления водных преград строились мосты и виадуки. Эти сооружения кое-где не только сохранились до наших дней, но даже до сих пор используются. Кое-где на дорогах стали размещать мильные столбы, около которых ставили скамьи для отдыха. Постепенно это распространилось по всей Римской цивилизации. На таких столбах вдоль дорог обозначались мили. Многие европейские автомагистрали построены на месте римских дорог.

Позже появились специальные карты дорог с обозначением станций, где можно было остановиться на ночлег. Такие карты были настолько обыденным явлением, что их, как сувенирные картинки, изображали на различных предметах (кубках). Они распространялись совершенно бесплатно для путников и иностранцев. Карту с дорогами и метами отдыха при желании можно было приобрести в любом не большом городочке.

Во многих городах были объединения содержателей различных экипажей. Подобные частные службы располагались, как правило, около городских ворот. Была и целая сеть станций, где меняли лошадей, а путники могли отдохнуть.

В Римской империи в связи с развитой сетью транспортных дорог (подразделявшихся на две категории) возникали повсеместно частные постоялые дворы и заезды. Дороги в Римской цивилизации предназначались в первую очередь для военных отрядов, а также для сборщиков налогов, купцов, отдельных слоев интеллигенции (художников, архитекторов, врачей, музыкантов и актеров). Существенной принадлежностью этих дорог была сеть «почтовых станций», где путешествующие по государственной надобности могли менять лошадей или мулов, а также получать пищу и ночлег. На этих станциях можно было заказать услуги гида, составить маршрут, получить карту и описание достопримечательностей.

Недалеко от Рима, в морской гавани Остии можно было заказать морское путешествие. Это воспринималась как небольшая экскурсия или прогулка. Этим часто пользовались заезжие чиновники. Эти путешествия играли важное значение не только для гостеприимства, но и для туризма в целом. По причине низкого уровня обслуживания и комфорта в приютах (гостиницах) для путников (hospitium) останавливались лишь в том случае, когда отсутствовала возможность остановиться у знакомых или родственников.

В приютах (гостиницах) того времени протекали крыши, как явствует из эпиграммы, но небезопасным было и само проживание. Естественно службой безопасности в то время ещё не существовала, поэтому была вероятность и воровства и набега грабителей и многое другое. Древнеримские постоялые дворы располагались вдоль главных дорог в городах и деревнях на расстоянии один от другого примерно в 25 миль (40,225 км). Строгая классовая структура, лежавшая в основе Римского государства, оказала влияние на деятельность предприятий гостеприимства того времени.

Несмотря на неудобства и опасности, путешествия стали частью образа жизни всего общества Римской империи, что нашло отражение в общественной психологии и сознании. Именно об этом говорят дошедшие до наших дней высказывания «Все дороги ведут в Рим. Репутация владельцев частных постоялых дворов была даже хуже, чем у владельцев таверн. Их часто обвиняли в мошенничестве и темных делах, а владелиц-женщин иногда обвиняли в колдовстве. Это стало последствием огромного развития постоялых дворов именно рядом с дорогами, потому что по дорогом перемещались основные посетители гостиниц. Например, в Древней Греции гостиницы строились с основной целью размещения людей, которые приезжали на Олимпийские игры, потому что это считалось одним из зрелищных мероприятий Греции.

Дороги строились в разных частях света. Например, на территории современной Индии в государстве Маурьев (322-185 гг. до н.э.) строились дороги шириной в 9,6 м, чтобы можно было проехать и разъехаться большим колесницам. Дороги мостили каменным материалом, особо заботились о местах ночлега и питьевой воды. Но такого большого количества дорог не было нигде, кроме Древнего Рима. Дороги – были центром всего движения в стране.

Представление о Римских дорогах дошли до нас по различным документам. Дороги имели, как правило, мощное каменное покрытие. Считается, что от латинского "стратум" - настил, и произошли современные названия итальянской дороги - страда, английской - стрит, немецкой - штрассе. В Римской империи насчитывалось 372 дороги с каменным покрытием общей протяженностью более 60 тыс. км. Они соединяли Рим с его многочисленными провинциями. Не случайно именно в те далекие времена родилось изречение: "Дорога-это жизнь". И по краям этой жизни преобразовывалась гостиничная индустрия.

Постепенно гостиничное дело превращается в важную отрасль, которая приносит большую прибыль. Поэтому позже все постоялые дворы, где останавливались путники стали государственными.

Таким образом, можно сделать вывод, что римские дороги – послужили основной причиной возникновения гостиниц. Гостиничная индустрия начала активно развиваться. Жители Рима приобретали доход от предоставления места проживания путешественникам.

Интересно, что терминология индустрии гостеприимства многим обязана римлянам. И здесь они тоже внесли свой вклад в развитие многих цивилизаций. Слово hospitality (гостеприимство) произошло от латинского hospitium (госпиции). Однокоренными словами являются host (хозяин), hospice (приют), hotel (гостиница, отель). Гостеприимцы – так называли в античности людей вместе с их семейством, оказывающих прием гостей в своем доме. С гостеприимцами иностранное государство заключало союз о взаимной помощи, дружбе и защите.

После введения регулярного государственного почтового сообщения (во времена императора Октавиана с 63 г. до н. э.) появились и государственные постоялые дворы. Государство устраивало дворы в городах и на главных дорогах, по которым проезжали курьеры и государственные служащие из Рима вплоть до Малой Азии или до Галлии.

Создавались государственные постоялые дворы, удаленные друг от друга на расстояние одного дня поездки на лошади. По мере завоевания новых территорий и расширения Римской империи ее обычаи, хозяйственная и организационная структуры распространялись также в новых провинциях и покоренных странах. О том, насколько серьезно рассматривалась в древности надежность заведения, предоставлявшего путешественникам приют, питание и ночлег, свидетельствует факт особой заинтересованности государства. Так, в своде римских законов была предусмотрена ответственность такого заведения за вещи гостя. Вот тогда и появилась возможность безопасно провести ночь в постоялом дворе. Даже и сегодня законодательство ряда государств регулирует этот вопрос, основываясь на приведенных положениях Римского гражданского права. Ведь защита гостя во всех странах – это одна из основных целей гостиничного дела.

Никогда купцы, торговцы и другие постояльцы из простого народа не могли быть поселены рядом с государственными служащими и правительственными гонцами. Это обстоятельство повлияло на качественное состояние постоялых дворов. Те, в которых останавливались представители аристократии и государственные чиновники, строились по всем правилам архитектурного искусства и предлагали широкий по тем временам спектр услуг. Впоследствии Марко Поло говорил, что на таких постоялых дворах и "королю остановиться не зазорно"' .

Таверны и постоялые дворы, предназначенные для обслуживания граждан низших сословий, предлагали минимальные условия для ночлега и отдыха. Например, очень часто путешествующие спали просто на соломе, а чтобы не замерзнуть в холодное время года, прижимались к теплому боку своей лошади. О каком-то дополнительном комфорте не было и речи. В основу организации гостиничного дела в Римской империи была положена разработанная властями государства определенная классификация гостиниц. Существовало два типа гостиниц: только для патрициев (мансионес), другой — для плебеев (стабулярии).

Римская гостиница представляла собой определенный комплекс помещений довольно широкого функционального назначения: это не только комнаты для размещения путешествующих, но и складские помещения, конюшни, лавки, мастерские и т. д. Гостиницы, как правило, строились из камня и располагали необходимым перечнем услуг. В зимнее время они обогревались. Некоторые гостиницы обслуживали только официальных лиц по специальным документам, выдаваемым государственными властями. Эта традиция сохранилась до сих пор в форме специальных помещений для особо важных персон в аэропортах, вокзалах и других местах пребывания туристов.

С совершенствованием функционирования почтовой связи во второй половине IV века, когда она длительное время совмещала в себе потребности в транспорте и в пересылке известий, вдоль дорог устраивались заезжие дворы. Назывались они «мансио» и «стацио». Первый из этих терминов означал заезжий двор, в котором были условия для размещения императорской свиты, второй — пост дорожной полиции.

Позже произошло выравнивание этих постоялых дворов. Между мансио и стацио размещались постоялые дворы меньшего значения, или мутацио (места перемен упряжки лошади), в которых можно было удовлетворить наиболее насущные потребности путешествующих: что-то съесть, переночевать, заменить ездовых или вьючных животных.

Расстояние между двумя мансио зависело от характера местности, однако в среднем оно составляло 40— 55 км. Между двумя мансио могли находиться один или два меньших заезжих двора, и это уже зависело не только от местности, но и от ее заселенности.

Такие постоялые дворы отличались друг от друга объемом и качеством своего обслуживания, начиная от претория, в котором можно было принять императорскую свиту, и до скромных учреждений. Полностью оборудованный постоялый двор мог предложить практически все то, в чем путешественник нуждался. Здесь можно было поесть, переночевать, сменить ездовых животных (в конюшнях больших заезжих дворов насчитывалось до сорока коней и мулов), повозки, возниц, найти слуг, людей, которые возвращали упряжных животных на предыдущую станцию, ветеринаров, каретников и колесников, исправляющих поврежденные экипажи Постоялые и заезжие дворы и почтовые станции не строили специально для этих целей, они служили не только специально следующим путешественникам, хотя те имели, безусловно, первенство обслуживания. Почту, вопреки тому, что она обслуживала главным образом центральную власть, содержали местные жители. Императоры просто выбирали уже существовавшие постоялые дворы нужного для службы качества и включали их в систему, требуя бесплатного ночлега для каждого обладателя диплома.

Только в отдаленных местностях, как, например, на перевалах или на уединенных дорогах, императорская власть вынуждена была все строить с самого основания. В таких местах принимали на ночлег всех путешественников, частных лиц, так же как и представителей официальных властей, чтобы компенсировать расходы. Повозки, животных, возниц, конюхов — всех привлекали для службы там из местных окрестностей, если это было возможно. С этого времени уже начали появляться люди, которые работали именно в постоялых дворах. Постоялые дворы, особенно на главных дорогах, строились римлянами со знанием дела и для своего времени были вполне удобными.

Со временем содержание заезжего двора стало обременительным для его управляющего, так как с развитием общества и цивилизации требования к нему постоянно возрастали. Их предъявляли не только те, кто имел право пользоваться заезжим двором по закону, но и те из числа лишенных совести чиновников, кто самовольно конфисковывал лошадей и экипажи либо нагло привозил с собой в заезжие дворы людей, которые не имели права на бесплатное обслуживание. Специальные инспекторы (куриози, курсус, публици) проверяли правомочность пользования дипломов по истечении срока их годности, проезда не по той трассе, по которой должно было следовать предъявившее документ лицо, пользование не тем видом ездовых животных, которыми воспользовались проезжавшие.

Императоры один за другим издавали строгие законы, чтобы прекратить злоупотребления и удержать обслуживание на заезжих дворах на соответствующем уровне.

Существовали предписания, касающиеся количества повозок и животных, которые можно было использовать официальным лицам, определявшие максимально позво­ленный груз, количество возниц, трассы путешествий, вес седел и вьюков, даже размеры и вид кнутов. Одно предписание устанавливало, что «никто не будет вознаграждать ни одного возницы, колесника и ветеринара, находящегося на службе в публичном заведении, потому что они получают питание и одежду, которых им хватает». Иначе говоря — запрещалось давать «чаевые» этим служащим. Предписания о том, чтобы их не давать, редко выполнялись, и все указывает на то, что эти распоряжения не исполнялись надлежащим образом.

Каждое лицо, пользовавшееся почтой, должно было точно знать, где находились различные постоялые дворы. Доступными путешественникам были итинерарии, в которых перечислялись заезжие дворы вдоль данной дороги и расстояния между ними.

Существовали также условно выполненные картосхемы, из которых можно было узнать не только то, где располагался постоялый двор, но и что на нем могли предложить. До периода Возрождения дошла копия одной такой картосхемы, выполненной в средние века, так называемая Пейтингерова таблица. Она была начерчена на длинном листе пергамента шириной 33 см и длиной 6,7 см. Она крайне неточна в картографическом отношении, но представляет дороги всей Римской империи таким образом, чтобы ее легко можно было прочитать. На нее нанесена информация, подобная той, которую можно найти на современной автомобильной карте: линии, обозначающие дороги, названия городов и крупных селений и других мест, в которых можно остановиться; цифры, указывающие расстояния между ними в римских милях. Интересно отметить, что около многих названий нанесены небольшие цветные рисунки — символы. Служили они той же цели, что и удивительно похожие на них символы в современных путеводителях. Они должны были указать с первого взгляда, каковы возможности провести ближайшую ночь во время следования данной дорогой.

Названия без сопровождавших их рисунков обозначали наиболее простой заезжий двор, который мог, предста­вить немногим больше чем воду, крышу над головой, еду и свежую перемену ездовых или верховых животных.

Уже в III в. до н.э. строители Рима возводили высокие многоквартирные здания – инсулы – чтобы разместить и разраставшееся населения города и гостей. Это были трех-, четырех-, а порой и пятиэтажные строения с деревянным каркасом. В Риме инсулы были заселены как бедняками, так и средним слоем горожан; люди богатые обитали а особняках. В таком многоэтажном доме сдавались внаем отдельные помещения или целые этажи. В римском порту Остии, где особенно остро ощущалась нехватка пространства, в многоэтажных инсулах жили все (сохранились остатки ряда не только благоустроенных, но и украшенных фресками и рельефами инсул). В других городах, где было достаточно пространства для застройки (таких, как Помпеи) инсул не возводили вообще, строили домики с садом или особняки. Сотни городов в Риме имели акведуки – водопроводы, подающие воду в город. Как правило, акведуки являлись монументальными сооружениями на арочных опорах. Самый длинный акведук – 132 км был возведен при императоре Адриане в Карфагене. В это же время появляются дома – лупанарии (публичные дома).

Некоторые богатые землевладельцы тоже строили постоялые дворы на границах своих владений. Обычно ими управляли рабы, специализирующиеся на ведении домашнего хозяйства. Те постоялые дворы и таверны, которые располагались ближе к городам, чаще посещались богатыми гражданами, и поэтому их содержали вольноотпущенники или ушедшие на покой гладиаторы, решившие вложить свои сбережения в «ресторанный биз­нес». Хозяева постоялых дворов в те времена были лишены многих граждан­ских прав, включая право служить в армии, возбуждать против кого-либо дела в суде, приносить присягу и выступать в качестве опекунов чужих детей. Другими словами, моральные устои всякого человека, занимающегося этим бизнесом, автоматически ставились под сомнение.

 


Туризм эпохи Средневековья. Значение крестовых походов.

 

Начало Средневековья ознаменовалось «великим переселени­ем народов». На европейскую территорию вторглись гунны. Римс­кая империя пыталась регулировать этот процесс. С некоторыми народами заключали договоры, позволявшие тем селиться на тер­ритории империи, где для них выделялись казенные или отторгну­тые от больших поместий земли в соответствии с законами о гос­теприимстве: бургунды, вестготы. Эти миграционные процессы были столь масштабны, что им уделили внимание в своих трудах Иордан и Тацит, Прокопий Кесарийский и Маврикий. Они продолжались на протяжении нескольких столетий и окончились только к XIII в.

Римская империя все больше узнавала о варварах. Римский историк Тацит отмечал, что «ни один народ не является таким щед­рым в гостеприимстве, как германцы. Считается грехом отказать кому-либо из смертных в приюте, каждый угощает лучшими ку­шаньями, сообразно своему достатку, когда угощения не хватает, то тот, кто сейчас был хозяином, делается указателем пристани­ща и спутником, и они идут в ближайший дом без всякого при­глашения, и это ничего не значит. Обоих принимают с одинако­вой сердечностью. По отношению к праву гостеприимства никто не делает различия между знакомым и незнакомым. Если, уходя, гость чего-нибудь потребует, то обычай велит предоставить ему эту вещь. Также просто можно потребовать чего-нибудь, в свою очередь, и от него. Они любят подарки, но ни данный подарок не ставится себе в заслугу, ни полученный ни к чему не обязывает. Отношения между хозяином и гостем определяются взаимной предупредительностью». Благодаря различным формам походов: воен­ных торговых, дипломатических, а также миграционному процессу в виде великого переселения народов продолжали развивать­ся и совершенствоваться в средневековье многочисленные контакты между народами, благотворно влияя на общее поступательное развитие.

Паломничество и крестовые походы.

В эпоху Средневековья покровителями странствующих и путе­шествующих становятся волхвы: Бальтазар, Мельхиор и Каспар, совершившие в свое время небывалое, поистине священное странствие, пришедшие на поклонение явившемуся в мир Младенцу Иисусу. В эпоху Великих географических открытий их заступниче­ства и помощи просили мореплаватели и миссионеры. Они стали почитаться христианами со II–III вв.

Паломничество в средние века получило широкое распростране­ние. Странствия пилигримов в Палестину начались уже в III–IV вв. При императоре Константине были построены храмы в Иеруса­лиме, в частности над Гробом Иисуса.

В IV в. паломничество в Святую Землю сделалось настолько массовым явлением, что и среди самих паломников оно часто стало восприниматься просто как «зарубежный туризм». Это потребовало введения ограничений на данный вид странствий со стороны церкви. Известны по этому поводу выступления св. Григория Нисского, указывавшего на злоупотребления и опасности странствований на богомолье в Иерусалим. В одном из своих писем он провозглашал: «Христос и Святой Дух не обитают в одном месте более, нежели в другом.

По мере распространения христианства в Европе все больше появлялось желающих посетить Палестину. Уже в V в. для палом­ников, следовавших из Галлии, был составлен маршрут, или дорожник, который служил им путеводителем от берегов Роны и Дордоны до реки Иордан. В VI в. из Пьяченцы совершил стран­ствие в Святую Землю св. Антонин с большим количеством своих почитателей. После этого путешествия был составлен еще один дорожник, носящий его имя и обстоятельно описывавший Свя­тую Землю.

В VII в. при халифе Омаре Иерусалим был захвачен мусульма­нами. Но это не остановило паломничества.

Наиболее благоприятные условия для паломничества сложи­лись во времена правления халифа из династии Аббасидов – Гаруна аль-Рашида (786–809). В это время в Иерусалиме по указу Карла Великого был построен специальный странноприимный дом для паломников. В IX в. по воспоминаниям французского монаха Бернарда, это странноприимное учреждение состояло «из двенадцати домов или гостиниц; тут для паломников была открыта библиотека, как и в других странноприимных домах, ос­нованных в Европе Карлом Великим. В пользовании этого благо­честивого учреждения были поля, виноградники и сад, располо­женный в долине Иосафатовой».

Начиная с IX в. паломничество стало налагаться в виде публичной кары и средства к искуплению вины. В 868 г. знатный и богатый бретонец Фротмонд, убивший своего дядю и одного из братьев, был присужден на трехразовое «путешествие» в Святую Землю для получения полного искупления своих грехов. В XI в. католическая церковь заменила паломничеством цер­ковное покаяние. Согрешившие осуждались оставить отечество и должны были скитаться, подобно Каину. Но такая форма покаяния вполне соответствовала деятельному и беспокойному харак­теру западноевропейских народов. Надо отметить, что паломни­чество существовало и поощрялось всеми религиями, начиная с глубокой древности. Оно является одной из сторон внутренней мотивации туризма и близко самым естественным чувствам че­ловека, помноженным на религиозный порыв. В Средневековье не было страны в Европе, которая бы не имела «своего» мучени­ка или апостола, к которому обращались за помощью и поддерж­кой люди.

Странствия с миссионерскими целями, наоборот, всячески поощрялись. Одним из первых миссионеров, распространявших христианство еще в IV в. в европейских странах, был Мартин Турский. Начав проповедническую деятельность в районах северо-за­падной Галлии, он затем отправился в Британию. Там его дея­тельность была настолько успешна, что многие бритты, став хри­стианами, в свою очередь занялись миссионерской деятельностью. Они распространили христианство в Ирландии и далее, вплоть до Исландии.

В Ирландии начинают основываться монастыри, которые со временем превращаются в крупнейшие европейские культурные центры. В IV–VIII вв. ирландская церковь по уровню культуры занимала лидирующее положение в Европе, храня достояние ан­тичности. В школах при монастырях изучался греческий язык. Монахи читали, переводили и переписывали про­изведения латинских поэтов и прозаиков. Многие из ирландских монахов стали основными проповедниками христианства, а также и культурных достижений на материковой Европе. Наиболее прославленным из них является св. Колумбан, живший на рубеже VI–VII вв. Колумбан был очень образованным человеком. Главным его жела­нием было «странствовать за Христа». И, подобно Христу, он пустился в путь с двенадцатью товари­щами-монахами. Первый монастырь был им создан в 575 г. в пу­стынных Вогезах. Он как миссионер путешествовал по Галлии, Алеманнии и Лангобардии, основывая монастыри. Наиболее известным и крупным культурным центром становится монастырь недалеко от Генуи – Боббио. Сюда стекалось огромное количество палом­ников. Известно, что в обязанности части монахов стал входить прием гостей и паломников.

Уже в раннее Средневековье паломничество к святым мощам носило массовый характер. Со временем объектами поклонения паломни­ков становятся гробницы епископов.

В Византии первые итинерарии (путеводители) для пилигримов, написанные на греческом языке, относят ко второй полови­не VIII в. Самый ранний из них – «Повесть Епифания Агиополита о Сирии и Св. Граде». На всем протяжении своего труда Епифаний следует определенной целевой установке – дать в руки других паломников предельно краткий и информативный путево­дитель «по святым местам». Он достаточно редко выходит за рам­ки церковно-исторической и библейско-евангельской тематики. Стиль его предельно лаконичен. Все его указания отличаются боль­шой точностью, по всей вероятности, во время своего путеше­ствия он вел дневниковые записи.

В XII в. византийским паломником Иоанном Фокой составля­ется еще один итинерарии. Он озаглавлен «Краткое сказание о городах и странах от Антиохии до Иерусалима, а также Сирии, Финикии и о святых местах Палестины». Автор в молодые годы был воином, потом стал священником, предпринял путешествие в Святую Землю. По возвращении он решил описать свои палом­нические впечатления, при этом не предполагая, что его сочине­ние будет использоваться как путеводитель. Он предназначал свой труд «тем, которые сами не видели этих прекрасных мест, а слу­чайно от кого-либо слыхали о них, так как мое изложение дает, я думаю, более ясное о них представление, да и видевшим доста­вит кое-какое удовольствие; ибо, на что с удовольствием смотре­лось, о том приятно и послушать». Особенно Иоанну Фоке удавались описания памятников ис­кусства и пейзажей. Иногда даже он позволял