Спонсоры

Спонсоры

Видео Гиды

Куда поехать:

Всё о Нью-Йорке: общие сведения - Период с момента консолидации до окончания войны

Период с момента консолидации до окончания войны (1898–1945 гг.)

 

В 1898 году по решению законодательного собрания штата Нью‑Йорк произошла Консолидация – был образован город Большой Нью‑Йорк (в течение непродолжительного времени это наименование было официальным, затем его сменило нынешнее город Нью‑Йорк ). Большой Нью‑Йорк составили районы Манхаттан, Бронкс (на момент объединения он оба входили в округ штата и город Нью‑Йорк, и только в 1914 году из округа Нью‑Йорк был выделен самостоятельный округ Бронкс), Куинс (который отныне совпадал с округом Куинс, включив его западную часть; восточная часть этого округа в 1899 году сформировала округ Нассау), Бруклин (округ Кингс) и Статен‑Айленд (ему тогда соответствовал округ Ричмонд). Все прежние муниципальные структуры ликвидировались, им на смену создавались органы управления нового города. Следует отметить существовавшее различие облика, с одной стороны, Манхаттана, Бронкса и Бруклина, в огромной мере урбанизированных, с другой – Куинса и Статен‑Айленда, которые представляли собой преимущественно сельскую местность.

Большую роль в фактическом объединении разных частей консолидированного Нью‑Йорка сыграл подземный метрополитен (ньюйоркцы называют его «сабвэй », в отличие от уже упоминавшихся высотных железнодорожных линий – «элс», которые имеют в виду, когда говорят, что Нью‑Йоркское метро работает с 1868 года). Первая линия подземного метро была заложена в 1900 году, а в строй оно вступило в 1904 году. Сначала эта структура называлась системой межрайонных скоростных перевозок.

С момента Консолидации 1898 года историю Манхаттана, Бронкса, Куинса, Бруклина и Статен‑Айленда можно рассматривать как единое целое.

Новые Уильямсбургский мост (введен в строй в 1903 году) и Манхаттанский мост (был открыт в 1909 году) дополнительно связали Манхаттан с быстро разраставшимися «спальными районами» Бруклина. Сокровищница Нью‑Йорка пополнилась двумя огромными вокзалами. Вокзал «Пенсильвания‑стейшн» был возведен на Манхаттане в 1910 году. А 1 февраля 1913 года несколькими кварталами севернее открыли потрясающий воображение «Гранд сентрал терминал », Центральный вокзал Нью‑Йорка, который стал самым большим вокзалом мира.

В этот период Нью‑Йорк превращается в ведущий экономический центр планеты. К 1900 году в городе сосредоточились штаб‑квартиры 70 % крупнейших американских корпораций.

clip_image027

Малберри‑стрит – центр манхаттанской «маленькой Италии» (конец XIX – начало ХХ века)

А в 1905 году правительство Великобритании было вынуждено осуществить огромный заем у Нью‑Йоркской фондовой биржи для помощи в финансировании хозяйственной перестройки Южной Африки после второй англо‑бурской войны. Этот заем продемонстрировал, что Нью‑Йорк начинает оттеснять Лондон в качестве главного центра международных финансов. Окончательно эта роль закрепилась за ним в годы Второй мировой войны.

clip_image028

Переселенцы покидают Иммиграционный центр Эллис‑Айленд (фотография 1902 года)

В конце XIX – начале XX века очередного пика достигает европейская иммиграция. Причем в новой волне преобладают выходцы из Восточной (включая Российскую империю) и Южной (особенно много переезжает итальянцев) Европы. 15 июня 1904 года случилась страшная трагедия: на Ист‑Ривер сгорел пароход «Генерал Слокум». Погибли более тысячи человек, главным образом немецкие иммигранты. Эта трагедия знаменовала конец манхаттанской «маленькой Германии». Однако немецкое сообщество продолжало играть в Нью‑Йорке большую роль. Об этом свидетельствуют хотя бы опасения саботажа со стороны немцев, имевшиеся в годы Первой мировой войны, когда Нью‑Йоркский порт служил главным пунктом отправки американских войск в Европу. Ряд фактов доказывает, что эти опасения были небеспочвенными.

В 1900 году было образовано Международное объединение работниц швейной промышленности – одного из наиболее «иммигрантских» видов деятельности – для защиты прав женщин и детей, занятых тяжелым трудом. Усиление роли этого профсоюза и других организаций левого толка наблюдается после пожара на фабрике «Трайангл» 25 марта 1911 года, унесшего жизни 145 работниц, большей частью итальянок и евреек. Эта трагедия вызвала коренные изменения в деятельности департамента противопожарной безопасности, строительных правилах и нормах, трудовом законодательстве.

К концу второго десятилетия XX века иммигрантские этнические сообщества начали во все большей мере возникать за пределами Манхаттана, в других районах города. (Кстати, согласно результатам переписи 1920 года Бруклин впервые обогнал Манхаттан по численности населения.) Однако тяжелый удар по гражданскому миру был нанесен бомбометанием на Уолл‑стрит 16 сентября 1920 года – террористической атакой на штаб‑квартиру банка «Джей‑Пи‑Морган Чейз», в результате которой были убиты десятки людей. Найденная накануне на углу Седар‑стрит и Бродвея записка‑предупреждение дала основание возложить ответственность за эту акцию на анархистов (а заодно и на коммунистов). Последовали полицейские репрессии против радикальных левых сил. Но показательно, что расследование длилось двадцать лет, а в 1940 году ФБР дело закрыло, так и не найдя конкретных виновников.

В 1924 году был принят закон об иммиграции, резко ограничивший ее масштабы из Южной и Восточной Европы. Однако с начала века население Нью‑Йорка возрастало также вследствие интенсивных миграционных процессов внутри страны. Уже к 1916 году в Нью‑Йорке проживала самая многочисленная негритянская городская диаспора во всей Северной Америке. А в 1920‑е годы развернулась Великая миграция афроамериканцев с Юга страны.

Благодаря бурному росту числа жителей Нью‑Йорк по численности населения стал в 1925 году самым большим городом мира , опередив Лондон, который перед этим лидировал на протяжении столетия. Крупнейший город США закрепил свое глобальное первенство после Второй мировой войны.

В течение первой трети века Нью‑Йорк продолжал стремительно расти ввысь. Особенно изменили его облик возникшие в изобилии манхаттанские небоскребы. Приведем выразительную зарисовку городского пейзажа из написанного в 1925 году стихотворения Владимира Маяковского «Бродвей»:

Асфальт – стекло.

Иду и звеню.

Леса и травинки –

сбриты.

На север

с юга

идут авеню,

на запад с востока –

стриты.

А между –

(куда их строитель завез!) –

дома

невозможной длины.

Одни дома

длиною до звезд,

другие –

длиной до луны.

Впрочем, рос город также и вширь: на землях восточного Бруклина, восточного Бронкса и большей части Куинса, которые были заняты фермами, теперь разворачивалось жилищное строительство.

clip_image029

Строительство гиганта «Эмпайр стейт билдинг». Справа – верхушка здания «Крайслер билдинг», которое «имперская башня» обогнала на 25 этажей (1931)

В благополучные 1920‑е годы (несмотря на пресловутый «сухой закон», который без труда обходили все кому не лень) мэром Нью‑Йорка был последний ставленник «Таммани холла», большой любитель «веселой жизни» Джимми Уокер.

Однако в 1929 году беззаботному существованию пришел конец. Наступила Великая депрессия. Нью‑йоркского мэра стали подвергать все более острой критике за неадекватность. Особо сильные удары наносил во время президентской кампании 1932 года ранее порвавший с «Таммани холлом» и Уокером губернатор штата Нью‑Йорк Франклин Делано Рузвельт. Когда в следующем, 1933 году Рузвельт вступил в должность президента и начал осуществлять спасительный «Новый курс», стало ясно, что часы удушающего нью‑йоркскую политическую жизнь господства «Таммани холла» сочтены. Уокер почел за благо улизнуть в Европу, чтобы избежать возможной уголовной ответственности.

В 1934 году мэром Нью‑Йорка был избран республиканец Фиорелло Лагуардиа. Он провел всестороннюю и глубокую реформу муниципального управления. Лагуардиа, который может служить примером стимулирующего влияния иммиграции на жизнь города (этот политик имел итальянские и еврейские корни), часто оценивают как величайшего из мэров Нью‑Йорка.

Фиорелло Лагуардиа, которого считают самым выдающимся из мэров Нью‑Йорка, вел непримиримую и успешную борьбу с организованной преступностью и коррупцией в системе городского управления.

В эти годы начал свою подвижническую работу, которая растянулась на несколько десятилетий, соратник мэра Лагуардиа Роберт Мозес (1888–1981). Этот незаурядный деятель нью‑йоркского самоуправления реализовал поистине грандиозную программу городского строительства и развития. Преобразования Мозеса, его наследие – ярчайший образчик философии и эстетики «автомобилецентристского» модернизма.

Высшей точкой «технологического оптимизма», призванной ознаменовать завершение Великой депрессии, стала Нью‑Йоркская всемирная выставка 1939 года. Она проводилась именно в Нью‑Йорке в честь 150‑летия инаугурации первого президента США Джорджа Вашингтона, которая, как помнят читатели, проходила в этом же городе.

Вторая мировая война, как известно, не принесла Соединенным Штатам бедствий, хоть сколько‑нибудь сопоставимых с жертвами и разрушениями Советского Союза, Китая, многих стран континентальной Европы. Однако экономике Нью‑Йорка серьезный ущерб был причинен упадком судоходства, вызванным активностью немецкого подводного флота. Нацисты не щадили и гражданские корабли. Впрочем, немецкому народу суждено было расплатиться за преступления властвующих нелюдей, когда война пришла на территорию Германии…

А вот Нью‑Йорк благополучно избежал немецких бомбардировок, опасаясь которых, в городе на протяжении военных лет нередко осуществляли затемнение. Потери же, вызванные сокращением судоходства, были в значительной степени компенсированы наращиванием выпуска продукции для военных нужд. Так что, подобно США в целом, которые вышли из войны экономическим лидером мира, Нью‑Йорк к концу ее превратился в главный командный центр мирового капиталистического хозяйства. Лишь постепенно восстановил свои позиции Лондон, в 1960‑е годы к западным мегаполисам присоединился Токио, а в последнее время в качестве командного центра глобального хозяйства наряду с городами «большой тройки» все чаще называют Гонконг.

clip_image030

Нижний Манхаттан в 1942 году с высоты птичьего полета