Спонсоры

Спонсоры

Видео Гиды

Куда поехать:

Города мира: урбанистика и архитектура, исторические города - Традиционные городские поселения Азии и Африки

Традиционные городские поселения Азии и Африки

 

Рассматривая процессы формирования географии городов в бывших колониальных странах, выделим три типа формирования территориальных структур городов и их сетей, связанные с социально-экономиче­скими особенностями колониальной экспансии в этих странах:

Латиноамериканский тип - формируется в условиях полного разрушения местных цивилизаций колонизаторами, ограбления и мас­сового истребления ими покоренных народов, заселения завоеванных стран мигрантами из стран-метрополий, рабами-неграми, привезенными для работы на рудниках и плантациях, мигрантами из других стран; на основе смешения этих этнических групп формируются новые этни­ческие общности и складываются совершенно новые социально-экономи­ческие структуры и новая сеть городов.

Индийский тип - развивается в условиях постепенного завое­вания, подчинения и ограбления колонизаторами стран и народов, но без их тотального уничтожения или истребления. Социально-эконо­мические структуры, в том числе сеть городов, перестраиваются в соответствии с целями и требованиями колонизаторской политики и хозяйственного грабежа покоренных стран.

Африканский тип - в известной мере носит промежуточный ха­рактер. Вначале цели колонизаторов заключаются в массовом вывозе негров-рабов для работы на других континентах, прежде всего в Ла­тинской и Северной Америке. Затем наступает "индийский" этап -постепенного завоевания глубинных территорий для эксплуатации их населения и природных ресурсов.

Северо-американский тип - существенно отличается от трех других. В результате истребления, оттеснения или заключения в резерваций местных народностей (индейцев в Северной Америке, аборигенов Австралии и Новой Зеландии, негров в Южной Африке) на завоеванной территории мигрантами из Европы, не сливающимися с аборигенным населением, создаются так называемые страны переселенческого капитализма, получающие независимость от стран-метрополий, либо связанные с ними системой хозяйственно-политических отношений на началах известного партнерства (британские доминионы). Рассмотрим формирование сетей городов первых трех типов, отно­сящихся к колониальным странам.

Завоевание испанскими и португальскими колонизаторами Латинской Америки в конце ХV-ХVI вв. совершалось с необычайной жестокостью (сопровождалось полным разрушением сложившихся здесь цивилизаций ацтеков, майя, инков и других народов. Главной целью алчных и жестоких конкистадоров было золото. По имеющимся данным, к моменту открытия островов Карибского моря Колумбом, численность индейцев на Кубе составляла около 300 тыс., Эспаньолы (Гаити) - 250 тыс., Пуэрто-Рико - 60 тыс. человек. Во втором десятилетии ХVI в. почти они были истреблены. Предполагается, что в течение первых десятилетий испанских завоеваний на Вест-индских островах погибло I млн. индейцев. Ко времени освобождения стран Латинской Америки от испанского и португальского господства (начало XIX в.) сеть их городов формировалась, хотя в последующий период она, конечно, претерпе­ла значительные изменения. До сих пор размещение, планировка, об­ще и названия латиноамериканских городов связаны с наследием ко­лониального периода. Огромный континент как бы "оцеплен" городами, возникшими на океанских берегах или вблизи них, откуда начиналась его колонизация; другие города расположились в долинах рек, в пред­горьях или горных котловинах, контролируя "дороги проникновения" в глубь континента.

"Индийский" тип формирования сетей городов в колониальных стра­нах существенно отличался от латиноамериканского. Особенность зак­лючалась в том, что так же широко прибегая к всякого рода насилию, подлогам и произволу, колонизаторы здесь стремились грабить завоеванные народы, опираясь на местных правителей и прово­дя принцип "разделяй и властвуй". Сложившиеся социально-экономиче­ские структуры видоизменялись в том направлении, в каком это было выгодно колонизаторам, например подрывалась местная промышленность для обеспечения рынка сбыта европейских товаров, создавались плантации и рудники для вывоза в метрополии сельскохозяйственного сырья г ценных металлов, применялись различные другие формы грабежа. 3 соответствии с этой политикой сложившаяся сеть городов не разруша­лась, а переориентировалась на новые центры - опорные базы коло­ниального владычества,, созданные колонизаторами в господствующих стратегических пунктах в самый ранний период колониальных захватов.

Наиболее ярко этот процесс может быть показан на примере самой Индии. Колонизаторы (португальцы, голландцы, французы, а затем англичане) застали здесь огромную страну, население которой во иного раз превышало население метрополии, с тысячелетней культурой, многочисленными большими городами (суммарное население которых бы­ло больше городского населения Англии), развитой промышленностью, основанной на виртуозном искусстве ремесленников, передававшемся из поколения в поколение.

В период Ост-индской кампании, преобладали методы прямого грабежа. Один из известных деятелей этого периода, лорд Клайв, прославившийся произволом и подлогами в Бенгалии, с циниз­мом и бахвальством заявлял в Палате общин: "Богатый город был у моих ног, могущественное государство было в моей власти, мне одному были открыты подвалы сокровищницы, полной слитками золота и серебра, драгоценными камнями. Я взял всего 200 тыс. ф.ст. Джентльмены, я до сих пор не перестаю удивляться собственной скромности!" По сообщению английского губернатора, "достаточно поя­виться английскому флагу, чтобы на десятки миль вокруг не остава­лось ни одного жителя. Среди других последствий английской политики отметим за­медленный рост городов, в особенности в глубине страны, в связи с массовым разорением миллионов кустарей и ремесленников из-за кон­куренции английских товаров. По оценкам, в середине XIX в. около 55% индийского населения было занято в сельском хозяйстве, а в конце 30-х гг. XX в. - 74%. "... Армии кустарей и ремесленников не имели ни занятий, ни работы, и все их старинное мастерство бесполезно. Они обратились к земле, ибо земля еще существовала. Но земля была полностью занята и никак не могла обеспечить им вы­годного занятия. Поэтому они стали бременем для земли, и это все увеличивалось, а вместе с ним росло обнищание страны, и жиз­ненный уровень снизился до невиданных размеров.

Поскольку главная задача заключалась теперь в том, чтобы открыть пути на индийский рынок английским товарам и обеспечить вывоз из страны сырья, важнейшее значение в эксплуатации Инда приобрели Калькутта и Бомбей, от которых начинались главные пути в глубь Индии. В дожелезнодорожную эпоху важнейшим из этих направ­лений было направление от Калькутты на север вдоль Ганга.

Калькутта расположена на р. Хугли, в 140 км от моря. Сеть судоходных речных путей удобно связывает ее с долиной Ганга, равни­нами Хиндустана, бассейном Брахмалутры; на юг удобные пути по приморским низменностям ведут в Южную Индию. "Ее эксцентрическое положение, возникновение и рост - классический пример города-цитадели, колониального господства и хозяйственной экспортации страви неравноправного международного разделения труда" Харак­теризуя благоприятное положение Калькутты, ОД.К. Спейт отмечает: 'Энергичные европейские купцы, которым не терпелось воспользоваться богатствами непосредственно примыкающей к Бенгалии равнины Ганга о ее процветающими монгольскими городами... закрепили за собой лот наиболее восточный и наиболее многообещающий путь внутрь Инда. В I9II г. столицей Индии вновь становится Деля - исторический центр страны.

Индийский тип развития сети городов в странах-колониях характерен для большинства стран Азии. В Индонезии, на Филиппинах, Вьетнаме, на Малайском полуострове важнейшее значение приобрели основанные колонизаторами города-порты: Батавия (Джакарта), Манила, Калон-Сайгон (Хошимин), Сингапур (последний приобрел также крупнейшее стратегическое и транзитное торговое значение). В других случаях административными центрами колоний стали удобно расположен­ие исторические столицы - Рангун в Бирме, Пномпень в Камбодже, позднее Дели. В некоторых случаях административные центры создавались вблизи основных объектов эксплуатации). Во многих странах, оказавшиеся в ХУШ-XIX вв. в экономической и политической зависимости от колониальных держав, крупнейшие экономические центры стали разви­ваться в главных пунктах их проникновения (Шанхай и Гонконг в Китае, Бангкок в Таиланде и др.).[7]

До конца ХV в. развитие тропической Африки происходит при почти полном отсутствии хозяйственных и культурных связей с европейский странами. Основной район с более развитыми феодальными отношения, со значительными элементами рабовладения, с развитыми ремеслами и торговыми центрами сложился в бассейне Нигера, где сформировался ряд государств - Сонгаи (ХV-ХVI вв.), а еще ранее и западнее Гана "(IV-ХI вв.) и Мали.. Крупнейшие города - Томбукту, Гао, Сегу, Мал, Дженне - осуществляли крупную торговлю со странами Магриба и бас­сейна Нила. В XI в. сюда проникает ислам, развивается письменность, ремесла, при участии арабских архитекторов сооружаются мечети и торговые кварталы.

К югу от Нигера крупные государственные образования сложились в Северной Нигерии: среди городов-государств Хауса некоторые были весьма велики. Кано, вероятно, не уступал Гао (столице Сонгаи), насчитывающей около 75 тыс. жителей. Процветали торговля, ремесла, в том числе производство тканей индиго, работорговля. Распространение работорговли и рабовладения способствовало массовому вывозу рабов португальцами в Америку. Прибрежная полоса, откуда португальцы совершали экспедиции за рабами и где они выменивали их у меся вождей, получила название Невольничьего берега.

Восточный берег Африки в значительной мере контролировался арабами. Выходцами из Шираза был основан Килва, султаны которого владели Занзибаром, Момбасой, Малинди. Лоренцо-Маркес, Софа-ла - опорные пункты португальцев в многолетней борьбе за восточный берег Африки.

После первых португальских открытий и последовавшего затем превращения Африки в "заповедное поле охоты на чернокожих" (всего из Африки в ХVI-ХIХ вв. было вывезено несколько десятков миллио­нов рабов) главной целью европейских колонизаторов было создание опорных пунктов на берегу для обеспечения работорговли и торгового пути вокруг Африки в Индиго. Затем эти пункты стали исходными база­ми продвижения в глубь Африки и ее раздела между колониальными державами. В дальнейшем. опорные военно-стратегические и администра­тивные центры становились, как правило, крупнейшими на континенте торгово-промышленными городами, через которые шла эксплуатация африканских колоний.

К началу XX в. в Африке сложился ряд групп городских поселений. Среди исторических городов, расположенных в глубине континента, некоторые полностью утратили значение (Томбукту, Себ), другие по­лучили некоторое развитие (Кумаси, Ибадан). Очень сильно выросли прибрежные города, положение которых оказалось удобным в качестве баз проникновения в глубь африканских стран (Момбаса, Дар-эс-Салам, в Северной Африке - Александрия, Тунис, Алжир). Наибольшее развитие получили новые города: приморские портовые и административно-поли­тические центры (Дакар, Монровия, Фритаун, Бисау, Конакри, Абиджан, Аккра, Браззавиль, Лагос, Луанда, Мопуту - бывший Лоренцо-Маркес, Могадишо) либо глубинные административно-политические центры, основанные в стратегических пунктах, контролирующих завоеванные районы (Бомако, Киншаса - бывший Леопольдвиль, Аддис-Абеба, Найроби, Кам-пала, Лусака, Зимбабве - бывший Солсбери, Претория, Хартум). Некоторые крупные города выросли вблизи месторождений (Лумумбаши- бывший Стенливиль, Булавайо, Иоганнесбург).