Спонсоры

Спонсоры

Видео Гиды

Куда поехать:

История гостеприимства

 

Гостеприимство в эпоху первобытнообщинного строя

 

История возникновения гостиниц и гостиничного дела связана со всевозмож­ными путешествиями, поездками, совершавшимися людьми. И люди, оказавшиеся вдали от мест своего постоянного жи­тельства, должны были заботиться об обеспечении себя пита­нием, убежищем и отдыхом.

Путешествия вплоть до новейшего времени были связаны с риском, и путешественники шли на него не ради собственного удовольствия: купцы рассчитывали получить прибыль, палом­ников влекло в дорогу религиозное воодушевление, ученых-исследователей – познание мира, расширение своего кругозо­ра и т. д.

Следует учитывать, что понятие «гостеприимство» шире, чем понятие «гостиничное дело» и сложилось еще в эпоху каменного века, когда начинаются первые торговые путешествия, складываются первые «торговые» маршруты. Обмен осуществлялся не только с соседними племенами, где он носил характер «дарообмена», если взаимоотношения были дружественными, или «немого» – если натянутыми или враждебными.

Необходимость подобного «дарообмена» вызывалась потребностью общества в широкой кооперации труда, обмене, защите от врагов, поддержании мирных отношений, установлении брачных контактов. На межобщинном уровне такие связи стимулировали и развитие престижной экономики.

Регулярный дарообмен между общинами сопровождался изобильными пиршествами (например, знаменитые «свиные праздники» папуасов). Именно укрепление межобщинных отношений дало толчок к развитию таких общественных институтов как гостеприимство, побратимство, адокция (адаптация).

В процессе обмена «товар» иногда мог пройти сотни, а то и тысячи километров, прежде чем доходил до потребителя. Нужность того или иного продукта порождала спрос на него, его могли специально «заказывать». На примере австралийских аборигенов и ряда племен Южной Америки были выявлены сходные черты в формировании и развитии обменных отношений, для реализации которых необходимо было преодолевать иногда весьма обширные пространства.

К эпохе неолита появляются специальные встречные пункты – прообразы рынков. Эти встречные пункты для обменных операций располагались, как правило, на стыке границ проживания нескольких дружественных племен. Очень часто праздники, на которые прибывали соседние племена, использовались и для обмена. Известно, что стали возникать специальные праздники, на которые собирались именно для обменных операций, т.е. торговли. Но договориться о получении необходимых товаров можно было и на церемонии похорон.

Активно развивалась посредническая торговля. Так, некоторые изделия находили более чем в 1000 км от места, где они были сделаны. Места произрастания или добычи того или иного продукта часто были четко локализованы. Это мог быть диорит, который использовался для производства топоров; охра – для раскраски тела; пичери – растение, из листьев которого производили наркотик, и др.

Фигура странствующего «торговца» считалась неприкосновенной. У австралийских «купцов» существовали специальные «посланнические жезлы», по которым их легко можно было узнать.

В эпоху же появления раннего металла и возникновения ремесел происходит интенсификация обмена. Он превращается из дарообмена в так называемый экономический обмен. Развитие же регулярного экономического обмена между общинами вело к дальнейшему упрочению ряда общественных институтов, в особенности гостеприимства, которое гарантировало чужакам, прибывшим с целью обмена, их жизнь и имущество. Дальнее развитие регулярных обменно-торговых связей вело к развитию института гостеприимства в формы типа куначества и побратимства.

Любопытные примеры бытования обычая гостеприимства у древних народов Европы мы находим в сочинениях римских авторов, описывающих своих северных соседей – германцев. Публий Корнелий Тацит отмечал, что ни один народ не является таким щедрым в гостеприимстве, как германцы. Считается грехом отказать кому-либо из смертных в приюте, каждый угощает лучшими кушаньями, сообразно своему достатку, когда угощения не хватает, то тот, кто сейчас был хозяином, делается указателем пристанища и спутником, и они идут в ближайший дом без всякого приглашения, и это ничего не значит. Обоих принимают с одинаковой сердечностью. По отношению к праву гостеприимства никто не делает различия между знакомым и незнакомым. Если, уходя, гость чего-нибудь потребует, то обычай велит предоставить ему эту вещь. Также просто можно требовать чего-нибудь, в свою очередь, и от него. Они любят подарки, но ни данный подарок не ставится себе в заслугу, ни полученный ни к чему не обязывает. Отношения между хозяином и гостем определяются взаимной предупредительностью.

Традиции гостеприимства, отличавшиеся у отдельных народов некоторыми чертами своеобразия, повсеместно имели сакральное обоснование: Гость – посланник Бога; Гость от бога – общераспространенная когда-то во всем мире пословица. В наши дни эта традиция наиболее ярко проявляет себя на Кавказе, где сохранились значительные пережитки первобытности. Кто не оказал почета гостю – у того поле не заколосится – говорили в Дагестане. Пословицы вайнахов говорят об этом следующее: С тем, кто не считается с гостем, не будет считаться и бог; Дом, куда не приходит гость, считается могилой; В дом, куда не приходит гость, не приходит и изобилие; Куда не заглянет гость – не заглянет добро. Поэтизация и художественная идеализация этого явления прослеживаются в фольклоре горцев: легендарный пращур чеченцев родился с куском железа в одной руке (символ воинственности) и с куском сыра в другой (символ гостеприимства); у осетин не соблюдавший законов гостеприимства навлекал позор не только на свою семью, но и на родственников и на ближайших однофамильцев. Свидетельством готовности оказать гостеприимство любому путнику в прошлом считалось наличие во дворе коновязи. Правила гостеприимства, безусловно, распространялись на людей иной веры и иной национальности. Строгое соблюдение адыгами обычая гостеприимства отмечено в сборниках адатов, составленных в первой половине XIX века: «Гостеприимство у черкес считается первейшей добродетелью, и гость у них, кто бы он ни был, есть особа неприкосновенная». Как отмечают исследователи, сосредоточение в кунацкой адыга всего лучшего (оружие, ковры, посуда и т.д.), что есть в доме, имело целью не только украсить помещение, но и подчеркнуть, что все в доме принадлежит гостю. Обычай также предписывал хозяину защищать гостя в случае нанесения ему обиды и всячески помогать ему в его делах, даже если это был преступник или кровник.

Применительно к карачаевцам В. М. Сысоев писал: «Гость у карачаевцев, как и у других горцев, считается священной и неприкосновенной особой, даже если он находится в неприязненных отношениях к хозяину». По мнению исследователей, чувство гостеприимства – одна из основных черт этнической психологии горских народов.

В традиционно-бытовой культуре народов Кавказа институт гостеприимства осуществлял важную социальную функцию: он позволял поддерживать интенсивные связи и контакты не только внутри одного этноса, но и между представителями разных народов. Как отмечает Б. Х. Бгажноков, исследовавший традиции адыгов, гостеприимство, «будучи своего рода эпицентром национальных и межнациональных контактов», играло важнейшую роль в «интенсификации, оптимизации общения внутри этноса и за его пределами». Автор начала XX века писал о Дагестане: «Можно смело утверждать, что только священный обычай гостеприимства дает возможность проникнуть в эту почти недоступную страну». Характерно, что у большинства народов существовала пословица: Дальний гость почетней ближнего. Именно в силу подобного убеждения с наибольшей пышностью и вниманием встречали на Кавказе путешественников-иностранцев, которые и оставили нам многочисленные восторженные отзывы о гостеприимстве кавказских народов.

У кабардинцев «дальние гости» в свою очередь также подразделялись на несколько категорий в зависимости от отдаленности места, из которого они прибыли: наиболее почетными считались «гости из других стран», затем – «гости, переехавшие через три реки (пять, семь, девять рек)» и «гости из других селений». При прочих равных условиях более почетным считался гость, прибывший из мест, лежащих в верховьях реки (по представлениям кабардинцев, верховье реки считалось более почетной страной, чем низовье). С особым уважением относились к гостям-чужестранцам и в Дагестане, независимо от их национальности и религии. При госте, если он не знал языка сельчан, говорили на понятном ему языке. Обычай предписывал дагестанским горцам быть более внимательными и снисходительными к человеку другой национальности, иного языка, волею судьбы оказавшемуся в чужом селе. Обычно ему прощали невольные промахи в поведении, происходившие от незнания местных порядков, которые «своему» никогда бы не простили.

С обычаем гостеприимства был тесно связан институт куначества, повсеместно распространенный на Северном Кавказе. Он близок по содержанию и к институту побратимства (посестримства). Куначество, по сути, было дальнейшим развитием обычая гостеприимства: частое гостеванье одного человека в семье другого сближало их и, в конце концов, могло сделать их кунаками. Если обычный гость оказывался под покровительством хозяина лишь на тот период, пока он находился в его доме, то кунаки были связаны между собой постоянными и нерушимыми узами дружбы, которой они должны были быть верны при любых обстоятельствах.

Исследователи справедливо подчеркивают, что одно из основных значений обычаев гостеприимства и куначества – их роль в установлении добрососедских отношений и сохранения мирных отношений между народами, общинами. И. Ф. Бларамберг так описывает эту сторону гостеприимства: «Если один кунак гостит у другого, его угощают самым наилучшим образом, в его распоряжение предоставляется все что только есть у хозяев... посредством этих индивидуальных связей все самые различные народы сближены. Часто случается, что знакомство, вытекающее из обязательств гостеприимства, перерастает в дружбу. Русские, живущие в пограничных с Кавказом районах, и особенно казаки на линии, имеют кунаков среди черкесов, чеченцев и других народностей, с которыми они поддерживают дружеские отношения».

Хан-Гирей (XIX в.) отмечал относительно адыгов, что «каждый старается иметь кунака в отдаленной стране и прибегает к нему в случае нужды, а посредством связей, каковые каждый имеет в чуждой земле, сближаются между собою все народы или по крайней мере есть возможность к взаимному их сообщению. Лучший и весьма употребительный способ обеспечить себя от разбоев на случай переезда из одного места в другое внутри гор, состоит в приискании надежного кунака, каковые охотно нанимаются в провожатые за умеренную плату и отвечают за ценность особы и пожитки путешественника. Частные люди и купцы не иначе ездят из Моздока в Грузию и из Кизляра в Дербент и Баку, как под покровительством кунаков».

Как видно из приведенных выше описаний, этнические и религиозные различия не препятствовали установлению куначеских отношений. Напротив, это в каком-то смысле даже способствовало их возникновению, поскольку, только став кунаком, человек иной веры или иной этнической принадлежности мог с уверенностью рассчитывать на безопасность своего путешествия и успех своей деятельности.

Так, И. Ш. Анисимов пишет относительно дагестанских горских евреев, живших в окружении мусульман: «Каждый горец-еврей имеет в других аулах своих кунаков, еврея или мусульманина, у которых он останавливается; также и каждый мусульманин. Армяне (черкесогаи), издавна жившие в Черкесии, осуществляя свою торговую деятельность, старались иметь кунаков среди адыгов. Грузины Тушети имели кунаков в Дагестане, в селении Хварши. По рассказам стариков, в сезон свадеб все взрослое мужское население находилось в Тушети, приглашенное на празднества. Когда у хваршинца рождался сын, тушинец преподносил своему кунаку в подарок ружье, кинжал или коня. Исследователи осетинской культуры отмечают, что куначество сыграло положительную роль в общении осетин с другими народами – русскими поселенцами на Тереке, грузинами, кабардинцами, ингушами и чеченцами, балкарцами, карачаевцами.

Грузины Горной Рачи, жившие по соседству с карачаевцами и балкарцами, заинтересованные в установлении тесных хозяйственных контактов с регионом Северного Кавказа, вступали в куначеские отношения с горцами соседних балкарских и карачаевских сел. Нередко куначеские отношения становились наследственными, передавались из поколения в поколение в течение десятилетий. Так, Михаил Лобжанидзе из с. Геби Онского района Грузии в конце XIX в. стал кунаком балкарской семьи Шаваевых, поскольку часто бывал в их селе в связи со своими торговыми делами – он закупал молодняк мелкого рогатого скота в с. Верхний Чегем, затем растил его и продавал. Трое его сыновней – Георгий, Лука и Серго – также часто бывали у балкарских кунаков, а Лука даже жил у них в течение года, чтобы выучить язык. Когда в 1944 г. балкарцев выселяли, Шаваевы оставили своим кунакам на хранение кое-что из имущества, в том числе бочонок меда. Вернувшись через 13 лет домой, Шаваевы получили все обратно в целости и сохранности.

Установление куначеских отношений между представителями различных народов Дагестана (или представителями различных общин одного народа) зачастую было обусловлено развитием торговых связей: мастера-ремесленники, сбывая свой товар, объезжали самые отдаленные аулы! По установившемуся обычаю, когда, например, балкарец приезжал торговать посудой в аул, где у него не было кунака, то первый встретившийся обязан был пригласить торговца к себе в гости и оповестить о его приезде сельчан. Он же сопровождал торговца по селу, пока тот не продавал весь товар. Так же происходила торговля различными фруктами и другими товарами. В Дагестане, как и в других районах Северного Кавказа, было распространено наследственное куначество, когда тесные дружеские отношения поддерживались семьями на протяжении нескольких поколений. Семья, имевшая много кунаков, пользовалась уважением в селе, поэтому каждый по возможности старался иметь своего кунака в других селах, и особенно среди представителей соседних народов. Эта форма личных связей помогала не только решать проблемы повседневной жизни, но и улаживать межобщинные распри и конфликты.

Несмотря на сложные природно-географические условия, даже самые отдаленные дагестанские аулы никогда не были совершенно изолированы от окружающего мира. Русский путешественник, побывавший в Дагестане в конце XIX века, с удивлением отмечал: «Здесь всякий переход из аула в аул, от общества к обществу – своего рода подвиг, риск и во всяком случае большой труд. И однако люди общаются здесь не в пример легче, чем, например, живущие в наших равнинах».

Следует отметить, что для народов Кавказа характерно особое отношение к дружбе, особенно дружбе мужской. Престиж верности дружбе, ее ценности отражен в многочисленных пословицах (Оставшийся без друзей споткнется тысячу раз; Сто друзей – мало, один враг – много; Если у тебя есть друг, следи, чтобы тропа к его дому не заросла травой; Шуба хороша новая, а друг – старый; У кого хорошие друзья, у того родник любви не иссякнет»). Хан-Гирей, замечая, «сколь много производит дружба между горцами Кавказа спасительных связей», в то же время указывал на случаи «коварной измены», и на тех преступников, которые становились в результате этого «предметом народного презрения»: «Честные люди теряют к ним уважение и гнушаются их сообществом..., а в прежние времена подобные изверги были изгоняемы из общества людей чтимых». Черкесы, «желая память изменников коварных предать проклятию потомства», говорили: «Бог дружбы да накажет злодея!».

Фольклорные произведения народов Кавказа изобилуют красочными описаниями того, как полагается кунакам, побратимам, в том числе и представителям разных народов, вести себя по отношению друг к другу. Героические фольклорные произведения вайнахов «Илли» содержат массу примеров благородного поведения вайнахов по отношению, например, к своим кабардинским побратимам. Как отмечают исследователи, «чечено-ингушский фольклор с большой художественной глубиной воспевает героев-побратимов чеченцев, ингушей, русских, грузин, кабардинцев, кумыков, представителей других народов. На протяжении всей истории, живя в постоянных контактах с другими народами, знакомясь с их бытом, традициями, культурой и образом их жизни, народ мудро видел, что счастье не на пути вражды и зла к другим народам, а на пути добра и братства».

 

 


Гостеприимство на Древнем Востоке

 

С возникновением первых цивилизаций заметно активизируется торговля. Этому способствует, во-первых, протекционистская политика правителей крупных держав, направленная на создание и поддержание инфраструктуры путей сообщения. Строятся дороги и каналы, возникают постоялые дворы (прообразы будущих гостиниц) и почта, строятся порты. Во-вторых, принимаются меры по безопасности как самих купцов, так и торговых путей, морских и сухопутных. В древних законодательствах появляются статьи, оберегающие жизнь и имущество торговцев, как отечественных, так и зарубежных.

Из расшифрованных месопотамских текстов известно, что шумеры – древнейшее население Междуречья – активно торговали со страной Мелуха – скорее всего, это Индская цивилизация Хараппы и Мохенджо-Даро. Оттуда поступали в шумерские города-государства рис, хлопок, лес, бусы из сердолика.

В свою очередь, многочисленные шумерские цилиндрические печати найдены при археологических исследованиях в Индии. Кроме того, на печатях в Шумере изображали иногда животных, которых там не водилось: слонов, остромордых крокодилов – гевиалов, обитающих в Индии. В болотистых низинах Индии (северо-западные районы) до сих пор растет камыш берди, родиной которого, по авторитетному мнению ботаников, является Месопотамия. Именно из такого камыша шумеры и делали лодки. По свидетельству индийского ученого Ш. Р. Рао, лодки, напоминающие древнешумерские, и по сей день применяются на озере Нал блия Лотхала.

Цивилизация Хараппы и Мохенджо-Даро была расположена на северо-западе полуострова Индостан. По занимаемой территории она превосходила почти в два раза объединенные земли Древнего Двуречья и Египта, раскинувшись на 1,3 млн км. Более 1000 поселений насчитывала эта страна. Пакистанский археолог Сайд А. Накви назвал Мохенджо-Даро «Манхэттеном бронзового века».

В каждом городе были рынки и храмы. Купцы и монахи, богатые бездельники и чиновники, жаждущие знаний юноши и авантюристы во множестве передвигались по рекам и караванным путям Индского государства. Есть определенный резон говорить, что те или иные постройки в древности служили, по всей видимости, постоялыми дворами.

Доказано, что цивилизация Хараппы и Мохенджо-Даро вела интенсивную торговлю не только с Месопотамией но и с Индокитаем. Недалеко от Бомбея недавно найдены остатки древней верфи, датируемые временами Индской цивилизации. Поражают размеры верфи: 218*36 м. По протяженности она почти в два раза превосходит финикийские.

В Месопотамии, как показали результаты раскопок в южной части Ирака, проводившиеся в течение 12 лет английским археологом Леонардом Вулли, также еще несколько тысячелетий назад, существовали ханы – места времен­ного приюта людей. Л. Вулли пишет: «...дом был скорее всего ханн – гостиница или постоялый двор. В нижних этажах здания час­тично размещались стойла, часть помещений занимал сам хо­зяин со своей семьей, остальные приспособлены для постояль­цев. Стены этого дома непомерно толстые. Возникает предпо­ложение, что гостиница была трехэтажная...»

В законодательных актах Кодекса царя Хаммурапи встреча­ются правовые нормы, позволяющие утверждать, что гостинич­ное дело в тот период времени, 2000 лет тому назад, в Халдее было достаточно развитым. Государ­ство неусыпно надзирало за деятельностью владельцев таверн, так, в случае уличения их в разбавлении пива водой предусмат­ривалась смертная казнь.

Вавилоняне, будучи людьми научного склада ума, остави­ли нам географические карты ряда местностей. Такие карты, процарапанные на глиняных табличках, указывают русла рек и положение морей, границы определенных владений, торго­вые пути и расположенные на них места временного нахожде­ния (укрытия).

Вавилонских купцов можно было встретить повсюду; изве­стно письмо вавилонского царя к фараону Египта, в котором он выражает свое недовольство тем, что дороги в Сирии и Палес­тине небезопасны и его торговые агенты подвергаются грабе­жу со стороны местных жителей.

Для пресечения нападений на купцов и обеспечения безо­пасного проезда по дорогам создаются повсеместно в Сирии, Палестине, Египте, Вавилоне караван-сараи.

Учитывая, что вавилоняне забрались далеко на север, достиг­нув Черного и Каспийского морей, отдаленных областей Востока, можно понять, что следствием этого стало возведение иногда при­митивных укрытий, а иногда и караван-сараев на протяжении до­вольно длинных торговых путей.

Совершенно точно гостиницами следует считать торговые и разведывательные фактории древних ассирийских купцов, размещавшиеся, в частности на территории восточных окраин Хеттского царства (8 в. до н.э.).

Известно было гостиничное дело и в древней Финикии. Хотя финикийцы были в основном мореплавателями, как самый известный торговый народ древности, они пользовались и сухопутными путями сообщения. Сухопутные торговые пути внутри страны «были снабжены постройками для отдыха караванов», часть этих караван-сараев была укреплена. Они «строились по одному образцу, в подражание обширным дворам сирийских храмов и состояли из четырехугольного большого двора, окруженного крытыми галереями, разделенными внутри на отдельные помещения. Рядом были сделаны колодцы и насажаны деревья». Знаменитый город древности – Пальмира, видимо, начал свою историю с подобного караван-сарая, который был отстроен по указу царя Соломона.

Самые отдаленные упоминания о местах для размещения путников можно найти и в истории Древнего Египта. В эпоху Нового царства Египет уже считался не только средо­точием памятников культуры, о чем свидетельствуют обнару­женные многочисленные надписи на пирамидах, оставленные экскурсантами и туристами античности, но и лечебным курор­том. Эти потребности побуждали власти заниматься сооруже­нием палаточных городков, павильонов, всевозможных зданий и сооружений для путешествующих, а также организацией их питания и бытового обслуживания. Накопленные знания и опыт сооружения объектов размещения, зафиксированные в истории Древнего Египта, с успехом использовались позже в сооруже­нии подобных объектов греками и римлянами.

До наших дней дошла старинная Египетская роспись II в. до н. э. с изображением гонца, передающего свиток с сообщением государственному чиновнику. Государственные вла­сти постоянно нуждались в сведениях о состоянии дел в подвластных территориях и во время военных походов. Еще в пе­риод рабовладельческого строя были сделаны первые шаги в деле упорядочения системы транспорта и связи, дорожного строительства, объектов (мест) размещения путников.

В современном значении слова гостиницы были известны и гомеровским грекам. Помещались они около мест, где происходили общественные празднества, вблизи многочисленных храмов, как, например, в Олимпии, возле храма Афродиты и прочих культовых и курортных достопримечательностей.

 

 


ГОСТЕПРИИМСТВО И ГОСТИНИЧНОЕ ДЕЛО В ДРЕВНЕЙ ГРЕЦИИ

 

Мобильность населения в эпоху античности была на удивление высокой. Такие события, как Олимпийские игры, собирали атлетов, зрителей, а также торговцев и ремесленников (т. е. как потребителей, так и поставщиков товаров и услуг) со всей Древ­ней Греции. В окрестностях Олимпа строились сооружения, па­вильоны для проживания в них атлетов, а также для организа­ции всевозможных бытовых услуг. Все отправлявшиеся в Олимпию признавались гостями Зевса. Олимпийские игры были самым известным, но не единственным зрелищем Древней Греции (следует иметь в виду, что термин «игры» в античном мире имел более широкое значение, чем в современном русском языке, и включал в себя и театральное представление, и состязания по­этов, певцов, музыкантов, а также мистерии для посвященных, т. е. обозначал понятие, аналогичное современным фестивалям культуры и искусства).

Кстати, письменные памятники донесли до нас имя первого чемпиона первых Олимпийских игр в 776 году до н. э. Звали его Коройб, по профессии – повар. Он одержал победу в беге на дистанцию в один стадий.

Приют в гостинице давался всякому – бедному и богатому, знатному и простолюдину. Сохранилось, например, известие, что посольство афинян к царю Македонии Филиппу Македонскому (382–336 гг. до н. э.) останавливалось в такой гостинице.

Правда, само гостиничное дело не пользовалось у греков популярностью и не являлось престижным занятием, потому что содержание гостиниц и питейных заведений считалось нечестным и недостойным промыслом, уделом вольноотпущенников и метеков (иногородних, неграждан). Немногочисленные гостиницы и постоялые дворы содержались за счет государства и только в местах массового скопления людей на спортивных состязаниях, курортах или в местах религиозного паломничества. В гостиницах селились только иностранцы. Надо отметить, что жители Афин или, в особенности, Спарты не ездили за границу без особых на то обстоятельств. Это не в последнюю очередь объяснялось тем, что для подобного путешествия необходим был загранпаспорт – сфрагис.

Большей частью греки пользовались гостеприимством родственников и знакомых, а иногда даже незнакомых людей. Гостеприимство было естественной составной частью быта. Во всех домах состоятельных людей были особые комнаты для гостей. Впрочем, если места в доме гостю не хватало, он мог разместиться под портиком дома на открытом воздухе, климат Греции по большей части делал это возможным.

Права гостеприимства находились под покровительством Зевса. Гомер называет его «Зевс-гостеприимец». Но из-за плохого сообщения между отдельными городами-государствами греков гостиниц и постоялых дворов было очень мало. Обычно в богатых домах бесплатно принимали чужестранцев, причем это не всегда были родственники или знакомые.

В греческих полисах создавались «Союзы гостеприимства». Каждый член такого Союза – ксен – брал на себя защиту интересов жителей другого полиса в своем государстве. Со временем в Древней Греции даже установился институт проксенов и евергетов (благодетелей), когда иностранец заключал договор о гостеприимстве уже не с отдельным человеком, а с городом-государством.

При этом обе стороны должны были соблюдать следующие условия: проксен обязан был защищать в своем городе интересы прибывших сюда граждан государства, давшего ему звание проксена, подобное современному званию консула; государство обязывалось, со своей стороны, предоставить проксену в случае, если он пожелает прибыть или поселиться в нем, все гражданские права, кроме политических. Проксен мог приобрести землю или другую недвижимость, судиться в общем порядке, занимать наиболее почетные места в театре или на спортивных состязаниях и т. д.

Иногда права проксенов давались всем гражданам дружественного государства. Как правило, звания ксенов и проксенов были наследственными.

В древнегреческих гостиницах не всегда кормили и путешественникам приходилось провизию возить с собой. Поэтому в Греции довольно большое распространение получили таверны. Владелец таверны в Древней Греции, подобно своему современному собрату, предлагал еду, напитки и ночлег. Вино было как домашним, так и импортным. К столу подавали сыр из козьего молока, хлеб из ячменя, капусту, горох, бобы и чечевицу. Можно было попробовать также фиги и оливки. Более всего предпочитали сырное печенье, медовые булочки, булочки с тмином. Если подавали мясо, то это обычно была козлятина, свинина, баранина. Фаршированный осел считался деликатесом. Колбасы, свиные пудинги, разнообразные рыбные блю­да всегда имелись в наличии.

Из практических соображений ранние таверны располага­лись около храмов. После жертвоприношения, согласно религиозным обрядам, животных приносили в таверну и съедали («после жертвоприношения – пир, после пира – возлияния»). Каждый из гостей возлежал на ложе, с подушкой или валиком под левой рукой.

Музыканты (обычно молодые девушки) развлекали гостей во время еды. Некоторые таверны имели небольшие сцены для театральных представлений. Когда пир заканчивался, согласно афинскому обычаю, пили еще три раза: один раз – за богов, один – за умерших героев, один – за Зевса. По особым случаям раздавали гирлянды из цветов и духи. Затем начина­лись возлияния. В некоторых тавернах имелись кабинки, куда могли удалиться поклонники Афродиты.

 


ГОСТИНИЦЫ ДРЕВНЕГО РИМА

 

В Древнем Риме ситуация с гостиничным делом отличалась от той, которая существовала в Греции. На главных римских дорогах размещались почтовые станции с удалением друг от друга на расстояние в 15 миль. Они были составной частью государственной почтовой службы. Вдоль дорог, а затем и в крупных городах существовала сеть государственных гостиниц, называвшихся мансионами. Они строились также через каждые 15 миль и в них могли разместиться одновременно до нескольких десятков человек. В период республики мансионы были малокомфортабельными и рассчитанными на невзыскательных путников. Подушки и матрасы без постельного белья, набитые вместо перьев и пуха сеном и тростником, кишели насекомыми. Часто содержатели гостиниц недодавали овес лошадям, а в тавернах сильно разбавляли вино.

К примеру, в одной из своих эпиграмм, написанной явно под впе­чатлением от условий проживания в одной из таких гостиниц, известный поэт того времени Марк Валерий Марциал, обраща­ясь к хозяину, восклицает: «Вино твое, о хозяин, смешалось с потоками ливня».

В подобного рода гостиницах останавливались люди невысокого социального положения. Для самой невзыскательной публики существовали гостиницы под названием стабулярии, соответствующие, видимо, классу 1*. О плохом состоянии гостиниц говорит и тот факт, что все состоятельные люди возили с собой переносные палатки, или шатры. Государственные чиновники пользовались услугами государственной почты. Конечно, чиновники ездили быстрее обычных путешественников. Известно, что добраться от Рима до Роны можно было всего за 8 дней, преодолевая в день до 150 км. Частному путешественнику приходилось менять лошадей на каждой станции. В день они проезжали в среднем по 50–60 км.

Путешествовали и пешком, и, если кто очень торопился, верхом, а большинство в зависимости от дальности поездки и толщины своего кошелька – в повозках.

Характерной чертой каждой почтовой станции была таверна, где путники могли поесть. Как правило, на вывеске таверны изображалось какое-либо животное: орел, петух, журавль, реже предметы. На одной гостинице в Лионе был рекламный щит со следующим содержанием: «Здесь Меркурий обещает выгоду, Аполлон – здоровье, Септимеи (хозяин таверны) – хороший прием, и со столом. Кто войдет сюда, будет чувствовать себя превосходно; чужестранец, осмотри хорошенько место, где ты хочешь поселиться».

Репутация владельцев таверн была низкой. Их часто обвиняли в мошенничестве и темных делах, а владелиц-женщин иногда обвиняли в колдовстве. Почти каждый квартал имел пив­ную. В Помпеях, сравнительно небольшом для своего времени городе, находилось 118 пивных и питейных заведений.

В Риме таверны можно было узнать по колоннам, опоясанным цепью фляг, и по красным колбасам, висящим вдоль стен. Полы были украшены яркой мозаикой, а стены оживляли раз­вешенные картины.

Имелись также пивные и для простого люда. Хозяин пив­ной выращивал собственный виноград и делал из него вино. Небольшие кусочки сухого сыра были развешаны в комнате в корзинах из тростника.

Рукописные источники сообщают о тавернах и их меню в Римском государстве.

Легенды сообщают, что у Эскулапа, прославленного врача древности, были всесильные помощницы: дочка Гигейя (Гигиена) и кухарка Кулина, услаждавшая дни его жизни несравненной кухней. Молва людская присвоила Кулине имя десятой музы, которых до нее было девять. У римлян десятая муза так и звалась «Кулинарией».

История сохранила любопытные свидетельства о том, ка­кой изысканной была кулинария две тысячи лет тому назад. Римским патрициям подавали на стол, например, свиней, которые были с одного бока жареные, а с другого – вареные, нашпигованные сосисками и колбасами (разумеется, потроши­ли их через рот, чтобы на свиных тушах не было ни одного разреза). Было и так, что в брюхо свиньи сажали живых дроздов (тут уж, видимо, без разреза не обходилось), и когда на столе начинали от туши отрезать куски, птицы вылетали.

Кроме поваров, специалистов по составлению меню, для составления рецептов новых блюд предусматривалась и особая должность «гастроном». Однако подобные кулинарные шедевры оставались прерогативой таверн для патрициев, в тавернах для плебеев подобных блюд не готовили. Всё было значительно скромнее.

Интересно, что терминология индустрии гостеприимства многим обязана римлянам. Слово «hospitality» (гостеприимство) произошло от латинского «hospitium» (госпиции). Однокоренными словами являются «host» (хозяин), «hospice» (приют), «hotel» (гостиница, отель).

Наряду со средствами размещения в Риме развивалась и сопутствующая инфраструктура.

В эпоху империи существовали уже и карты, и путеводители, в которых не просто указывался тот или иной маршрут, но и описывались достопримечательности, встречающиеся в пути, отмечались гостиницы и давались цены. Известен подобный путеводитель для паломников, совершавших путешествие из Бордо в Иерусалим, относящийся к IV в. н. э. Появляются в I в. до н. э. и туристические бюро, которые снабжали желающих путеводителями и справочниками.

Греческий писатель римского времени Павсаний дал описание своих путешествий в форме подробного путеводителя по Греции, названного им «Описание Эллады» Этот труд увидел свет в 180 г. н. э. В нем были обобщены все историко-культурные и географические сведения об Элладе древних авторов. Дошло до нас и сочинение автора эпохи эллинизма Аристарха Самосского, впервые описавшего Семь Чудес Света, которое можно вполне рассматривать как древнейший «путеводитель» эпохи античности.

Во многих городах были объединения содержателей различных экипажей. Известно, что поездки экипажей по городам, в частности по Риму, строго регламентировались правилами дорожного движения. Поэтому можно говорить, что в основном в экипажах ездили туристы, совершавшие дальние поездки. В городах, как правило, использовались двухколесные повозки – карпенты, и более легкие – цизии. В более крупных, четырехколесных – редах – могла разместиться целая семья. А в таких больших каррука, можно было даже спать.

На рынок «древнеримского туризма» поставлялись такие вещи, как специальные маски, чтобы защитить кожу лица от ветра и солнца; книги маленького формата, предназначенные именно для дорожного чтения. В каретах иногда делались даже своеобразные поворачивающиеся сиденья, чтобы можно было постоянно уклоняться от прямых солнечных лучей и находиться в тени. В экипажах знати и императоров были специальные полки, к которым прикрепляли настольные игры, а некоторые из экипажей были настолько удобны, что в них можно было даже писать. Секретарь Плиния в дороге всегда писал в перчатках, чтобы предохранить кожу рук.

По мере развития хозяйственных отношений в Римской империи возрастали требования путешествующих к условиям проживания и их обслуживанию постоялыми дворами. В эпоху расцвета Римской империи возникает много благоустроенных и богатых постоялых дворов. Как сообщают современники, в них имелись бани, массажные, прачечные, чистка обуви. Наблюдали за порядком, чистотой и соблюдением законности при предоставлении услуг государ­ственные чиновники – эдилы. Постоялые дворы обязаны были вести список гостей и бухгалтерию.

Римская гостиница императорской эпохи представляла собой определенный комплекс помещений довольно широкого функционального назначения: это не только комнаты для размещения путешествующих, но и складские помещения, конюшни, лавки, мас­терские и т. д. Гостиницы, как правило, строились из камня и располагали необходимым перечнем услуг. В зимнее время обо­гревались. Некоторые гостиницы обслуживали только официальных лиц по специальным документам, выдаваемым государственными властями. Эта традиция сохранилась до сих пор в форме специальных помещений для особо важных персон в аэропортах, вокзалах.

 

 


Прием гостей и паломников в эпоху Средневековья

 

ГОСТИНИЦЫ НА СРЕДНЕВЕКОВОМ ВОСТОКЕ

Развитие гостиничного дела на Востоке в Средние века связано прежде всего с развитием караванной торговли, так как мусульманские паломники, как правило находили приют в монашеских обителях, дервишских орденах и т. п.

Караван представлял собой большое общество путешественни­ков, особенно купцов, объединявшихся для взаимной помощи и имевших основной целью торговлю или паломничество. В кара­ване насчитывалось иногда более тысячи верблюдов или иных вьючных животных, исходя из условий рельефа или местности. Наиболее известны маршруты караванов из Африки и Си­рии в Мекку. Первый формировался в Каире или Александ­рии, последний – в Дамаске.

В мусульманских странах в караван-сараях путникам и их вьючным животным предоставляли кров и пищу в течение трех дней за счет казны (об этом сообщает, в частности, Афанасий Никитин в своем «Хождении за три моря»). По истечении этого срока путник должен был или платить за проживание и предо­ставленное ему обслуживание, или отправляться далее.

Караван-сараи или караванные дома служили временным приютом участникам караванов. Они стали предшественниками постоялого двора для почтовых карет, а позднее мотеля и предоставляли услуги караванам и другим путешественникам еще в V веке до н. э. Караван-сараи были расположены на территории современной Турции, Ирана, Афганистана и северной Индии на расстоянии одного дня пути друг от друга. Типичный караван-сарай состоял из внутреннего дворика для животных и простых комнат для путешественников. По дороге от современного Стамбула до столицы Агры Могхула в северной Индии (Дворец Тадж-Махал) путешественник мог отдохнуть и найти защиту от бандитов. Помещение можно было снять за определенную плату.

Турки-сельджуки, построившие много караван-сараев, ис­ходили из социальных соображений. Каждый путешественник независимо от национальности и религии получал на три дня ночлег с питанием, медицинским уходом, а бедняки получали и новую обувь, и все это – за счет государства.

Учитывая наличие большого количества вьючных животных, перевозимый груз, строились караван-сараи в форме больших общественных строений не только в городах, но и на доро­гах, в населенных пунктах. Караван-сарай – это постоялый и торговый двор одновременно. Особенно широкое распространение получили они в IX–XVIII веках в связи с ростом городов и усилением транзитной караванной торговли. Наиболее распространены два типа кара­ван-сараев: зальные и с внутренним двором. Зальные караван-сараи (встречаются в Армении) – это прямоугольные здания, разделенные на нефы. Средний неф предназначался для людей и товаров, в боковых нефах находились животные.

Во втором типе караван-сараев для размещения людей и хранения товаров служили открытые во внутренний двор небольшие помещения, расположенные в один или несколько ярусов, животные находились во дворе. Караван-сараи на доро­гах укреплялись оборонительными стенами либо присоединя­лись к ремесленно-бытовым предместьям и культовым учреждениям. На транзитных путях караван-сараи стали терять свое значение с развитием железных дорог и других современных видов транспорта.

Один из сохранившихся до сегодняшнего времени караван-сараев находится в Испании в Гренаде. Вокруг внутреннего двора расположены на трех этажах номера. Такие караван-сараи встречаются и в Стамбуле.

В Турции сохранилось более ста караван-сараев, однако они не функционируют, хотя доступны экскурсантам как музеи.

 


 

ГОСТИНИЧНОЕ ДЕЛО СРЕДНЕВЕКОВОЙ ЕВРОПЫ

 

Массовые поездки купцов, подмастерьев, духовенства, а также многочисленных в средние века пилигримов и паломников дают новое направление в формах предоставления приюта. Сначала этот приют был бесплатным, ради любви к ближнему, даваемый монастырями, церковными организациями, княжескими дворами и т. д. Основным юридическим актом для последующего периода разви­тия гостиничного дела был эдикт Карла Великого (768–814 гг.), императора Священной Римской империи, налагавший на монастыри и церкви обязанность содержания «госпициев», предоставляю­щих путешественникам ночлег, питание, лечебную помощь и ван­ну. Особенное развитие эти госпиции получили в Швейцарии, которая благодаря этому имеет самые старые гостиничные тради­ции и до сегодняшнего дня пользуется в мире самым высоким авторитетом в этой области.

В средневековой Европе церковь играла решающую роль в жиз­ни общества и была единственным авторитетом, который при­знавали в любой стране. Монастыри и другие религиозные пристанища принимали путешественников (и приветствовали по­жертвования). Многие монастыри были рады гостям. Богатых и знатных усаживали рядом с главным прелатом, в то время как бедняков размещали и кормили в отдельных помещениях.

Расценок на комнаты не было, однако всегда ожидались по­жертвования. Часто бывало, что монастырский охранник, чьим первостепенным заданием было стоять у ворот (привратник), также распоряжался и помещениями для гостей. Следует отметить, что уже в то время церковь управляла первой «гостиничной цепью».

Со временем бесплатный приют начинает превращаться в специальные, рассчитанные на доход предприятия. Эти учреждения в результате постоянного роста требований со стороны путешественников и по мере одновременно происходящего технического прогресса принимали все более новые и разносто­ронние формы, превращаясь в гостиничные предприятия, по­хожие на современные.

Руины постоялых дворов, раскапываемые археологами, дают нам возможность судить об их помещениях, многочисленных подсобных постройках и сооружениях. Находимые в них предметы быта, а частично и товары, иногда монеты сви­детельствуют о посещении этого государства купцами доволь­но многих древних государств. Уже тогда постоялые дворы строились не только одноэтажными, но и двухэтажными, и даже трехэтажными. Твердая уверенность подавляющей массы людей того времени, что молитва более действенна в определенных местностях, имеющих то или иное отношение к божеству, была свойственна еще народам древности. На заре своей истории древние германцы стекались к священным рощам, а евреи в великие праздники ежегодно стремились в Иерусалим. В христианском мире паломничество в страну, где совершались бо­жественные деяния святых, вошло в обыкновение в IV веке. Уже с этого времени встречаются путеводители к священным местам с указанием храмов, а также постоялых дворов или госпициев, в которых паломники могут найти временный приют. «Госпиции – странноприимные дома, учреждения вроде гостиниц с характером монастыря. Находящиеся в них мона­хи и братья-прислужники составляют небольшие отдельные ордена. Госпиции устраивались в населенных местах и дава­ли приют всем странникам. Особенной известностью пользовались госпиции в с. Бернарде, с. Готарде, Симплоне, Гриим-зеле...»

Западная церковь различала великое и малое паломничество. К первому, кроме путешествия в Палестину, относили и путешествие в Рим, под вторым подразумевалось посещение местных отечественных святынь.

Еще в начале христианской эры церкви было предписано строить постоялые дворы для служителей культа в каждом городе. В результате этих пред­писаний при епархиальных церквях и в местах особого покло­нения в IV–V веков н. э. создаются постоялые дворы.

По мере укрепления феодальной власти появляется необходи­мость обеспечения временного пребывания влиятельных государ­ственных лиц. У дорог строятся постоялые дворы, предназначенные для государственных служащих. До нашего времени сохра­нились руины некоторых придорожных постоялых дворов.

Одновременно начинают развиваться торговые отношения. Все больше появляется людей, разъезжающих по частным де­лам, в связи с этим появляются частные гостиные дворы. Об одном из таких частных гостиных дворов упоминается в пись­менном источнике от 881 года. Находился он в местечке Грау-бюден на территории современной Швейцарии.

На звание самого старого из существующих постоялых дво­ров претендует постоялый двор «У дерущегося петуха» в местечке Сент-Албанс (Англия), основанном примерно в 795 году. Примерно в то же время появляются первые известные право­вые акты, узаконивающие правовой статус постоялых дворов.

Центром международной торговли в IX–XI веках являлся Константинополь, куда съезжались купцы с севера и юга – болгары, армяне, русские, арабы, итальянцы, отсюда товары распространялись уже по всей Европе.

Для приюта прибывавших в город строились гостиные дворы, некоторые из них сохранились до сих пор.

Созданию аналогичных гостиничных предприятий способствовали и знаменитые ярмарки во Франции (в Сен-Дени, Труа), в Италии (в Ферраре, Павии), в германских княже­ствах (в Борисе, Кёльне, Майнце, Шлейре) и т. д.

В Европе светская традиция «платного гостеприимства» связана с ростом городов. Не случайно первые заведения такого рода под названием taberna perpetua (круглосуточная торговля вином) появились на Рейне и Мозеле (важнейшая торговая дорога Средневековья). Сведения о них содержатся в резолюции местного архиепископа VIII века, которая запре­щала духовным лицам посещение этих «злачных мест». В народных песнях и балладах часто встречаются мотивы, связанные с ночевкой усталого путника (солдата, подмастерья, купца и т. п.) под гостеприимным (или негостеприимным) кровом. На постоялых дворах хозяин часто держал специальную комнату, предназначенную для ночевки гостей. Постоялые дворы располагались обычно на пересечении важных торго­вых дорог или в центре города у рыночной площади, где на­ходились главный собор и ратуша.

Немцы, торговавшие в Средние века с Венецией, имели там свой гостиный двор. Венецианцы, торговавшие с кипчакскими татарами, имели в Тане также гостиный двор и амбары. Гену­эзцы имели гостиный двор в Мессине, в особой части города.

Крестовые походы, начавшиеся в 1096 году и продолжав­шиеся последующие 200 лет, были связаны с социальной ре­волюцией. Помимо всего прочего, они помогли организовать торговлю, что привело к подъему среднего класса. Косвенно Крестовые походы способствовали воскрешению постоялых дво­ров, возникших впервые в северной Италии. Гостиничное дело стало там основательным бизнесом. Гильдии владельцев постоялых дворов процветали, устанавливая правила и уставы для своих членов и для гостей. Например, во Флоренции в 1282 году гильдия владельцев постоялых дворов контролиро­вала этот бизнес до такой степени, что городские чиновники опрашивали путешественников прямо у городских ворот и на­правляли их в гильдию, где их распределяли по определен­ным гостиницам.

Четкую хронологию дальнейшего развития гостиничного дела можно проследить на примере Англии.

Английское законодательство провозгласило гостиницу об­ществен-ным заведением и наложило на их владельцев ответ­ственность за благополучие путешественников. Владелец гостиницы имел не только право принимать постояльцев, но и определенные обязанности.

Самые ранние постоялые дворы в Англии придерживались традиций пивных. Вечнозеленое растение, привязанное к колу, для всех было знаком того, что внутри продавался эль. Этот обычай еще сохранился в некоторых английских деревнях и сейчас. Зеленая ветвь, в свою очередь, обозначала, что в прода­же есть яблочное вино. Люди собирались в этих заведениях, чтобы пообщаться и обсудить насущные проблемы.

Хотя каждый приход имел свою пивную, тех, кто снимал помещение, было мало. Гостиницы существовали в крупных городах и на перекрестках, около переправ. Здания были боль­ше похожи на пристанища с минимумом мебели. Тростник, который бросали на земляной или каменный пол, служил как ковром, так и поверхностью, на которую удобно было бросать кости и другие остатки пищи. В главной комнате вдоль стен были разложены матрацы, на которых спали. Пропитание было личным делом каждого, так как большинство гостей привозило свою собственную еду.

К XV веку некоторые гостиницы состояли уже из 20-ти или 30-ти комнат. Георгиевская гостиница, одна из наиболее изве­стных, имела винный подвал, кладовую, кухню, комнату для хозяина и хозяйки, имелся и специальный работник, присмат­ривавший за лошадьми. Комнаты для гостей, или номера, были названы в честь известных людей, городов или выдающихся чиновников; среди них были комнаты «Граф», «Окс­форд», «Сквайр», «Лондон» и т. п.

Гостиницы и таверны узнавали по вывескам с простыми символами, а не словами. Многие не умели читать, но они могли сказать, например, следующее: «Встретимся под знаком быка». Таким образом, было много «Львов», «Белых зайцев», «Черных лебедей», «Дельфинов», гостиниц «Золотое Руно» и других по­добных торговых знаков.

В некоторых гостиницах были открытые галереи, на кото­рые можно было подниматься по лестнице, находящейся сна­ружи. Со временем эти галереи ограждались от непогоды. Стой­ла для лошадей, помещения для упряжки находились во внут­реннем дворике. Специальное приспособление в углу служило для того, чтобы особо дородные постояльцы могли взобраться на лошадь. В более крупных гостиницах под конюшней было помещение для посыльных, разносивших почту.

Во время правления королевской династии Тюдоров (1485–1603 гг.), а также некоторое время спустя путешествующие труппы актеров давали представления в двориках некоторых гостиниц. Публика сидела на окружающих двор галереях.

Во многих гостиницах был сад и лужайка для игры в шары. Некоторые гостиницы имели пивоварни и варили свое собственное пиво. Длинная комната (для собраний) с большим камином служила местом проведения банкетов и танцев.

В ранней Англии меню таверн при гостиницах состояло в основном из мяса и эля, овощи употреблялись мало.

Король Генрих VIII, сам того не осознавая, способствовал развитию гостиничного дела, когда инициировал подавление влияния монастырей в 1539 году. Это сыграло важную роль в развитии путешествий за счет того, что паломники передвигались по главным дорогам к большим соборам. Паломники могли останавливаться на два дня в помещениях, пристроенных к аббатству или монастырю, где их размещали и кормили в соответствии с их положением. Когда Генрих VIII постановил, что церковные земли должны быть отделены от них или проданы, исчезла роль церквей как пристанища для путешественников. В результате стало процветать гостиничное дело. Перепись 1577 года выявила 14202 пивных, 1631 гостиницу и 329 таверн в Англии и Уэльсе.

Задолго до того, как появилась национальная почтовая сис­тема, отдельные гостиницы должны были иметь конюшни и лошадей для их использования королевской почтой. Это также способствовало развитию гостиничного дела и гостиничного хозяйства.

 


Гостеприимство в Древней Руси и средневековой России

 

Гостиничное дело в России возникло с появлением и развитием потребностей людей в общении, становлением торговых отношений с соседними государствами, необходимостью совер­шения всевозможных поездок.

С XI века в древнерусском языке прочно закрепляется слово «гость», означающее «приезжий купец». Именно зарубежные купцы, временно оказавшиеся в древнерусских княжествах, нуж­дались в объектах временного проживания. Путешествиям «ино­странных гостей» придавалось на Руси большое значение. Так, киевский князь Владимир Мономах в своем «Поучении» давал наставление своим сыновьям хорошо принимать «гостей», забо­титься о них и следить, чтобы «никакой нужды ни в чем они не имели». Он вполне справедливо полагал, что эти «мимоходящие» люди могут разнести по свету любые вести о стране и о князе.

В эпоху раннего Средневековья (в домонгольское время) Русь вела торговлю с рядом стран Европы, Ближнего и Среднего Востока, а также Средиземноморья.

Почти во всех летописях отдается должное гостеприимству славян. Как пишет русский историк Н. М. Карамзин, «всякий путешественник был для них как бы священным: встречали его с ласкою, угощали с радостию, провожали с благословением и сдавали друг другу на руки. Хозяин ответствовал народу за безопасность чуземца, и кто не умел сберечь гостя от беды или неприятности, тому мстили соседи за сие оскорбление, как за собственное. Славянин, выходя из дому, оставлял дверь отворенную и пищу готовую для странника. Купцы, ремесленники охотно посещали славян, между которыми не было для них ни воров, ни разбойников; но бедному человеку, не имевшему способа хорошо угостить иностранца, позволялось красть все нужное для того у соседа богатого: важный долг гостеприимства оправдывал и самое преступление».

Прочные традиции культурного наследия закрепились в быту Древней Руси. От отца к сыну передавались «словеса душеполезные», заветы и наставления молодым, как жить, «как себя блюсти». В древнерусской рукописной книге, в «Изборнике 1076 г.», можно найти «Слово некоего отца к сыну своему» – в нем родитель обучает свое чадо жизни праведной и смиренной. Здесь же есть и другие тексты нравственно-поучительного содержания.

Среди них особый интерес вызывает поучение Василия Великого «Как подобает человеку быти». Религиозно-этический характер подобных текстов обусловливает их особый стиль, когда наставления даются с позиций непририкаемого авторитета, вобравшего в себя всю жизненную мудрость.

Примерно с середины XI в. на Руси представители знатных родов, отцы семейств, умудренные жизненным опытом, давали советы, которыми, осмысливая пережитое ими, напутствовали своих детей. Одним из значительных памятников этого периода является «Поучение» Владимира Мономаха, написанное им незадолго до смерти. С именем Владимира Мономаха связаны блестящие победы и на поле боя, и в дипломатических сферах. «Поучение», адресованное детям князя, охватывает широкий круг вопросов. Оно построено по определенному плану. Во вступлении князь Владимир обращается к детям с характерным для русского писателя самоунижением.

Наставления даются детям не для беспрекословного исполнения, а как советы, наставления старшего по возрасту, и дело каждого принять их по своему усмотрению. Наряду с советами как управлять государством, «Поучение» содержит и нравственные рекомендации – как должны вести себя юноши. Владимир Мономах ссылается на слова известного церковного мыслителя Василия Великого, который, наставляя юношей говорил, что должно иметь душу чистую и непорочную, тело худое, беседу короткую и соблюдать слово Господне:

«Есть и пить без шума великого, при старых молчать, премудрых слушать, старшим покоряться, с равными и младшими любови иметь, без лукавства беседуя, а побольше разуметь; не свирепствовать словом, не хулить в беседе, не смеяться много, стыдиться старших, с нелепыми женщинами не беседовать, глаза держать к низу, а душу ввысь, избегая суеты; не уклоняться учить увлекающихся властью, не во что ставить всеобщий почет. Если кто из вас может другим пользу принести, от Бога на воздание пусть надеется и вечных благ насладиться».

Подобное кроткое, смиренное поведение в обществе надо сочетать, как поучал Владимир Мономах, с трудолюбием и гостеприимством. В своем наказе сыновьям он рекомендовал хорошо принимать иностранных купцов, или «гостей», как их тогда называли. Моральные наставления, практические советы, как править государством, как усердно, без лени трудиться, храбро воевать – все это, подкрепленное примерами из личной жизни царя, полной забот и тревог о родной земле и ее сыновьях, делает «Поучение» важнейшим документом истории становления российской бытовой культуры.

С XI века в древнерусском языке прочно закрепляется слово «гость», означающее «приезжий купец». Именно зарубежные купцы, временно оказавшиеся в древнерусских княжествах, нуж­дались в объектах временного проживания. Путешествиям «ино­странных гостей» придавалось на Руси большое значение. Так, киевский князь Владимир Мономах в своем «Поучении» давал наставление своим сыновьям хорошо принимать «гостей», забо­титься о них и следить, чтобы «никакой нужды ни в чем они не имели». Он вполне справедливо полагал, что эти «мимоходящие» люди могут разнести по свету любые вести о стране и о князе.

В эпоху раннего Средневековья (в домонгольское время) Русь вела торговлю с рядом стран Европы, Ближнего и Среднего Востока, а также Средиземноморья.

В ХV–ХVI вв. обычаи гостеприимства были закреплены в другом памятнике русской бытовой культуры, в «Домострое».

В «Домострое» даются и рекомендации хозяину дома и его домочадцам, как надо встречать и потчевать гостей. «Если случится приветить приезжих людей, торговых ли, или иноземцев, иных гостей, званных ли, Богом ли данных: богатых или бедных, священников или монахов, – то хозяину и хозяйке следует быть приветливыми и должную честь воздавать по чину и по достоинству каждого человека. С любовью и благодарностью ласковым словом каждого из них почтить, со всяким поговорить и добрым словом приветить, да есть и пить или на стол выставить, или подать из рук своих с добрым приветом, а иным и послать чего-нибудь, но каждого чем-то выделить и всякого порадовать».

 


ГОСТИНИЦЫ В ДРЕВНЕРУССКОМ ГОРОДЕ

 

В IХ–ХV вв. н. э. на развитие предприятий гостеприимства во всей Европе огромное влияние оказали религиозные традиции. В этот период увеличилось количество людей совершивших паломничество. Церковь обязала монастыри оказывать гостеприимство паломникам, организовать для них ночлег, предоставить питание, в это время появились и другие заведения осуществляющие подобные функции.

В XII–ХIII в. Постоялые дворы появились на Руси. Они предоставляют уют для всех категорий путешественников и не отличаются особым комфортом. Здесь можно было разместить лошадей и транспортные средства.

В XV в. постоялые дворы создавались при «ямах» – почтовых станциях. В это время на Руси учреждается ямская служба. Услуги размещения и питания, предоставляемые на постоялых дворах в ямских поселках логически дополняли основные услуги выполняемые ямщиками.

Постоялые дворы вдоль дорог просуществовали довольно долго вплоть до середины XIX в., а некоторые дольше. Их распространение было резко сокращено с появлением железных дорог и только спустя определенное время развитие автомобильных перевозок вновь сделало необходимым возврат гостиниц вдоль дорог, представив их в новом облике в виде мотелей.

В русских городах был распространен другой тип средневековых гостиниц – гостиные дворы. Они отличались от постоялых дворов тем, что помимо размещения и питания здесь имелась возможность совершения сделок, коммерческих операций, т. е. в гостиных дворах были меблированные комнаты, торговые ряды, лавки, склады.

Гостиные дворы в основном предназначались для торговли и складирования товаров, поскольку в то время купцам не разрешалось торговать в своих дворах. Этот запрет распространялся на все категории товаров и на всех купцов и был снят только в ХVIII в.

Первые гостиные дворы или дворы для размещения иностранных купцов – «гостей», на Руси были учреждены в XII в. в Великом Новгороде. Размещение иностранных купцов велось по национальному признаку. Так в ХII–ХV вв. в Новгороде существовали «Готский», «Немецкий», «Датский» гостиные дворы. В Москве в ХVI–ХVII вв. были «Английский», «Греческий», «Персидский», «Армянский» гостиные дворы, в Астрахани – «Персидский» и «Индийский». Деятельность средневековых гостиниц регламентировались специальными правилами. В связи с этим можно утверждать что разработка первых правил предоставления гостиничных услуг на Руси была проведена в XII в. Эти правила устанавливали взаимоотношения жителей двора между собой и с местным населением, определяли требования к поведению, осуществлению торговых операций и т. д. Особенно в них акцентировались требования по обеспечению безопасности жизни, имущества, жилища. Большинство статей первых новгородских гостиниц были посвящены именно этим вопросам.

В XIII в. гостиные дворы появляются в следующих белорусских городах: Витебске, Бресте и т.д. В ХV–ХVI вв. были построены гостиные дворы в Брянске, Вязьме и Москве.

 

ТРАКТИРЫ НА РУСИ

Трактиры на Руси начинались как постоялые дворы на трактах с кормежкой (у Даля в словаре: «Трактиръ – гостиница, харчевня, где пьют и едят изъ платы»).

Еще в те времена, когда на Руси только начинали намечаться границы отдельных владений, трактир уже на этих границах играл первенствующую роль! К нему стекался пришлый народ, как к единственному в котором находил кров и пищу. В стенах его пришелец впервые получал подробные сведения о своих соседях, завязывал с этими соседями отношения, обменивался знаниями, обсуждал новые нужды и потребности... В корчме-трактире зарождался зачаток культуры, он же служил народу живой почтой... Конечно, позже и характер деятельности, и физиономия его резко изменились, но необходимость в нем не только не исчезала, но, год от года, все больше и больше возрастала.

Трактирные заведения разделялись на различные виды, в зависимости от рода торговли, которую им предоставлялось производить. К высшему разряду относились: гостиницы, рестораны, трактиры и кафе-ресто-раны, к низшему – харчевни.

 

ОБУСТРОЙСТВО СРЕДСТВ РАЗМЕЩЕНИЯ

Если говорить об обустройстве средств размещения, то их уровень определялся общим состоянием инженерно-технических служб, технологиями строительства и представлениями о гигиене и санитарии жилища. Типовая жилая постройка Древней Руси была деревянной, использовалась в основном древесина прочных сортов (дуб, сосна). Бревна очищались от коры, слегка отесывались и клались в срубы. Гвозди при строительстве не использовались.

Средний дом состоял из одной комнаты площадью метров 15–20. Окон почти не было, топился дом по-черному (так лучше сохранялось тепло). Дома богатых горожан были также сначала деревянные, имели несколько этажей (обычно два) и состояли из нескольких частей (отапливаемой, сеней, галерей и т.д.).

Камень (позднее кирпич) использовали в строительстве жилых домов редко, во-первых, потому что каменное строительство было дороже, во-вторых, на Руси долго бытовало убеждение, что каменные дома холодные. Из бытовых удобств, дополняющих картину жизни наших предков, назовем бани, широко распространенные во всех населенных пунктах (личные и общественные «торговые бани»). Воду брали из колодцев, водопровод появился в XVI веке (в Московском Кремле), канализация распространилась только в конце XIX века в крупных городах (до этого пользовались септик-системой). Примерно такой же набор удобств и комфорта предлагался путешественнику по всей средневековой России. Предложению услуг соответствовала и цена: в эпоху Бориса Годунова ночлег в Москве стоил «две деньги», столько же, сколько разовое мытье в бане. В более маленьких городах оплата была меньше, применялись и «бартерные» расчеты.

 


Развитие индустрии гостеприимства в Новое время (ХVII–ХVIII вв.)

 

К началу Новой истории развитие гостиничной индустрии проделало качественный ска­чок. В XVII веке стало очевидным различие между городской (hotel) и сельской (auberge, inn) гостиницами. В дальнейшем эти разли­чия только углублялись. Вычленение сельских гостиниц – трактиров и постоя­лых дворов – стало первой сегментацией гостиничного продукта, основанной на наборе предоставляемых услуг и удобств, а также цене. Трактиры располагались в самых простых сельских домах и предлагали полный набор услуг, обычно включавший ночлег и завтрак. Гостиницы (отели) конкурировали в городах с меблированными комнатами и пансионами (упоминания о последних часто встречаются в XVII веке). В отличие от этих видов средств размещения, отели предлагали все удобства и полное обслуживание

Предложение гостиничных услуг эволюционировало в строгом соответствии с меняющимся спросом. На рубеже XVI–XVII вв. основные требования, определяющие потребительский спрос на услуги гостиниц, были в целом сформированы. По мере развития средств транспорта, позволяющих сочетать скорость и безопасность путешествий, а также с расширением географии распространения средств размещения, способных принять клиентов разного уровня и достатка, изменяется психология потребителя. Постепенно уходит в прошлое традиция «нести все свое на себе», «страхуясь от превратностей дальнего пути». Соответственно и возрастают требования наиболее платежеспособной клиентуры к ассортименту и качеству гостиничных услуг.

Гостиница, чтобы привлечь богатого клиента, должна была обеспечить его пребывание на таком уровне, чтобы клиент чувствовал себя «как дома». Это вызвало к жизни строительство специальных зданий, оформлявшихся не просто красиво, а роскошно. Нередко случалось так, что путешествующие снимали целые этажи, чтобы разместиться с привычным комфортом и подобающим им размахом. Предполагалось также, что гостиница должна соответствовать требованиям viр-клиентов не только роскошью номеров, но и предоставлением необходимых удобств. В отличие от средних веков, не отличавшихся большой любовью к гигиене, уже с XVI века клиенты гостиниц стали более требовательными в отношении чистоты, наличия водоснабжения и канализации. В XIX веке лучшие гостиницы были снабжены многими современными удобствами, включая горячее водоснабжение, центральное отопление и канализацию. Технические новшества, возникшие в то время, немедленно бра­лись на вооружение хозяевами отелей: так там появились лифты (в тер­минах того времени – подъемные машины), позднее – электричество в номерах. Строительство многоэтажных гостиничных зданий, в первую очередь в крупных городах и туристских центрах того времени, стало воз­можным, конечно, благодаря техническому прогрессу. В то же время этот факт стал отражением изменения психологии основного заказчика, прочно обосновавшегося в городе и не смущающегося фактом соседства с подобными себе выше или ниже этажом.

В середине 1600-х годов некоторые гостиницы стали вы­пускать неофициальные денежные знаки, которые почтенные владельцы гостиниц гарантировали выкупить за деньги коро­левства. Подобное разрешение выпускать монеты (торговые знаки) означало, что гостиницам и их владельцам в то время придавали особую важность.

Английская гостиница со второй половины XVII в. была местом занятий разнообразны­ми видами спорта. Существовали различные игры с дротика­ми и игральными костями, домино, бильярд и bagatelle (игра, похожая на бильярд); пользовались успехом и петушиные бои. Те, кто предпочитал активные виды спорта, использовали гос­тиницы как места сборищ для рыбалки, стрельбы, охоты и со­колиной охоты. Кровожадные могли наслаждаться травлей мед­ведей и быков собаками, а также киданием камней в петухов. Собачьи бои и бокс на голой земле тоже были популярны. Од­нако главным времяпрепровождением считалось употребление пива, эля, вина, а позднее джина.

Наилучшим образчиком староанглийской гостиницы слу­жит почтовая гостиница, которая процветала в XVIII веке. Эра почтовых карет в Великобритании получила свой размах в 1784 году, когда Парламент уполномочил кареты пе­ревозить правительственную почту. До этого времени ее перево­зили посыльные, передвигаясь на лошадях по плохим дорогам. Была установлена национальная почтовая система, и многие го­стиницы стали использоваться исключительно как почтовые; вскоре появились и почтовые кареты. Их легко было узнавать по ярко-красным колесам в нижней части и черному верху. Частные компании имели свои собственные почтовые кареты и набирали столько пассажиров, сколько можно было втис­нуть на крышу и внутрь кареты. Иногда таким образом путе­шествовало 13 человек: четверо внутри, четверо наверху, а пя­теро сзади, багаж был на крыше. Состоятельный путешествен­ник, желающий совершить частную поездку с комфортом, мог путешествовать в почтовом фаэтоне, в частном экипаже.

Деревенские гостиницы в большей степени зависели от обы­чаев своих постояльцев, и немалая доля их бизнеса заключа­лась в предоставлении лошадей для карет.

Когда в 1838 году Парламент разрешил перевозить почту по железной дороге, завершилась эра почтовых карет. А с 1900-х годов деревенские гостиницы были открыты заново велосипе­дистами, а затем мотоциклистами, и красивые гостиницы де­ревень Англии, Уэльса и Шотландии вновь обрели былую зна­чимость для путешественников.

Интересно также отметить, что путешественник мог встретиться с разными уровнями ци­вилизации в гостинице, не покидая Европы. К примеру, в Европе того времени разительно различались лощеные английские отели с вымуштрованным персоналом и множеством разных удобств, и грязные испанские «фонды» (гостини­ца, постоялый двор).

В конце XVIII века названия стали содержать слово arms (оружие), например, «King's Arms» («Оружие короля»). Выставленное напоказ оружие лорда в гостинице часто означало, что гостиница находилась на территории, принадлежавшей определенному знатному роду, и была под его защитой. Некоторые геральдические знаки принадлежали изначальным владель­цам земли, на которой располагалась гостиница, или же быва­ло, что владелец гостиницы, вышедший из слуг, должен был использовать оружие или знаки отличия своего бывшего хозяина. Даже сейчас существуют 400 пивных, названных «Голова короля», 300 с названием «Голова королевы» и более тысячи со словом «корона» в названии.

Особая роль в развитии предприятий индустрии гостеприимства принадлежит США. По мнению историков, первый постоялый двор здесь появился значительно позже, чем в Европе, лишь в 1607 году. Американские постоялые дворы продолжали свою родословную от английских постоялых дворов, и их число увеличивалось, по мере того как европейские переселенцы осваивали все но­вые и новые территории. Все это были однотипные строения, назначение которых можно было узнать еще издали. Как и в Европе, постоялые дворы в Америке строились и как жилище для хозяев, и как временное пристанище для путешественников, но это еще не были коммерческие предприятия. Качественные изменения стали происходить лишь в конце XVIII века. В 1794 году появилась первая коммерческая гостиница, по­строенная исключительно с целью обслуживания клиентов. Открытие гостиницы «Сити Отель» в Нью-Йорке было началом строительства очень скромных по сегодняшним меркам гостиниц и в других городах. Все помещения – как для отдыха, так и для принятия пищи – носили коммунальный характер.

Одна из первых таверн была открыта в Бостоне в 1634 году. В 1642 году в Нью-Йорке (тогда он назывался Новый Амстердам) голландской компанией Dutch East India была открыта таверна Stadt Huys. Хотя имеются свидетельства, что таверна появилась уже в первые годы колонизации в Джеймстауне (штат Вирджиния). С этого времени таверны стали центрами общественной жизни, местом встреч для солдат и бизнесменов. Они процветали не только в городах, но и вдоль больших дорог, и особенно на перекрестках.

Вступившие на землю Американского континента европейские переселенцы принесли с собой тот опыт строительства и управления постоялыми дворами и тавернами, который был накоплен ими за столетия. Американские постоялые дворы и таверны часто копировали английские, так как в те годы именно английский тип организации услуг гостеприимства в Западном мире считался лучшим. С точки зрения архитектуры, расположения, предлагаемого обслуживания американские постоялые дворы и таверны во многом напоминали европейские, отличаясь незначительно. Например, при размещении людей здесь отсутствовала дискриминация по классовому признаку. В отличие от европейских предприятий, которые во многом выполняли социальную функцию, американские таверны с самого начала своего существования в большой степени имели коммерческую направленность, то есть создавались с целью извлечения прибыли.

Американские постоялые дворы и таверны колониального периода отражают не только развитие сферы гостеприимства, но и историю страны в целом. Через год после того, как голландская компания открыла Stadt Huys, в поселении Боулинг-Грин появилась еще одна таверна – Кrеigers Таvеrn, В годы Американской революции она, называвшаяся тогда Кings,Arms была превращена в штаб английского генерала Гейджа.

Еще более знаменитая таверна Fraunces Таvеrn стала штабом генерала Джорджа Вашингтона и местом, где он произнес свое знаменитое «Прощальное слово». Это заведение действует до сих пор. Таверны в Америке всегда оставались центрами общественной жизни, местами политических сборищ.

 


Гостеприимство и развитие гостиничного хозяйства в XIX–начале XX века

 

Развитие современного гостиничного дела приходится на XIX век, век великих научных открытий, паровой машины и современных средств сообщения. Дальнейшее развитие различ­ных форм туризма создает постоянно растущие потребности в предприятиях, предоставляющих ночлег и питание. Возника­ют большие современные гостиницы, размещенные в специ­ально для этой цели построенных зданиях по типу частных резиденций или же великолепных государственных особняков. Отсюда же происходит французское название «отель», обо­значающее городской дворец магната, место пребывания пред­ставителя иностранного государства или городских властей.

Так, знакомясь с описанием Парижа XIX века в энцикло­педическом словаре, читаем: «Между Севастопольским буль­варом, одной из самых густо населенных и торговых артерий города, и площадью Бастилии лежит старинный квартал Марэ, на месте прежних болот, со старинными отелями (барскими домами)... Так называемое предместье Сен-Жермен – квартал аристократических отелей старинного дворянства, которые встречаются на каждом шагу...»

Необходимо отметить, что Бурбонский дворец – место заседаний палаты депутатов Франции в настоящее время – в путеводителе по Парижу, изданном в XVIII веке, значится как отель принца Конде.

Таким образом, в то время название «отель» давалось двор­цам или зданиям дворцового типа, предусмотренным для раз­мещения в них важных гостей помимо основного дворца, в ко­тором проживал сам владелец «отеля». Как правило, во дворце такого плана находились гости, их прислуга и т. д.

Из старинных отелей, которых в Париже сотни, особенно интересен отель Карнавале (строительство начато в 1544 году) и отель Клюни (построен в XVI в.).

Таким образом, в XIX веке возрастают запросы гостинич­ной клиентуры, преимущественно богатой и, следовательно, все более повышается комфорт и уровень оснащения гостиниц. Возникают своего рода огромные гостиничные комбинаты с находящимися при них фешенебельными ресторанами и кафе. Расширяется сеть современных гостиниц и пансионатов на курортах, в спортивных центрах, здравницах и т.д. Гостинич­ное дело из ремесла превращается в важную отрасль экономи­ческой деятельности, приносящую большие и стабильные до­ходы.

XIX век стал переломным в развитии гостиничного хозяй­ства. Вместе с перенесением названия «отель», определявшего ранее частную городскую резиденцию французского аристок­рата, на здание, служащее временным местом пребывания каж­дого путешествующего, имеющего достаточное количество де­нег, начался период строительства постоялых дворов-отелей двор­цового характера и повышенной комфортности по всей Европе. Приток состоятельных англичан и американцев в Европу изменяет традиционную культуру гостиничных услуг: они приобретают все более и более унифицированный и стандарти­зированный характер. Именно тогда в обиход входят английс­кие слова «экспресс», «комфорт», «дизайн». С середины XIX века в Европе (прежде всего в Швейцарии) начинают строить совре­менные гостиницы с высоким уровнем комфорта. На смену тра­диционным гостиницам со скромными названиями («Англий­ский двор», «Старая почта» и т. п.) появляются роскошные отели под звучными именами: «Бристоль», «Метрополь», «Палас», «Савой», «Эксельсиор» или просто «Гранд-Отель», лишенные какой-либо связи с местными традициями.

Здесь следует отметить, что начавшаяся во второй половине XVIII века промышленная революция значительно упростила строительство гостиниц. Начинается «эпоха роскошных отелей».

В 1812 году в центральной Швейцарии вступает в строй отель «Риги-Клес-терли», в 1832 – гостиница в г. Фаульхорн. В 1801 году в Гер­мании открывается первоклассная гостиница «Бадише Хоф» в Баден-Бадене.

Один из первых роскошных отелей в центре города – это бостонский Тrеmont Ноusе: который явился по сути детонатором гостиничного бума в США, прокатившегося вначале по городам Восточного побережья, а затем на Среднем Западе, Тихоокеанском побережье и Юге.

Он был открыт в 1829 г. и отличался уже наличием настоящего рецепшн, замков в дверях и даже мыла для постояльцев! Уборные расположены внутри здания, двери номеров запираются, введено обслуживание а lа саrtе (т.е. постояльцу предлагается выбор блюд) – это был образец настоящей роскоши.

В начале XIX в. в Лондоне открывается Royal Hotel. На французской и итальянской Ривьере появляется множество курортных гостиниц для отдыхающих.

В Японии возникают постоялые дворы риокан, в Индии путешественник всегда может найти пристанище в государственных дак бунгало (почтовых станциях).

Растет и количество предоставляемых услуг. Так, в Ноlt Ноtеl (Нью-Йорк) в стоимость проживания впервые включены услуги мальчика, доставляющего багаж постояльца к нему в номер.

В это же время начинается преобразование старых особняков и дворцов в коммерческие предприятия. Так, в Венеции 1822 г. некто Джузеппе Дал Ниель переоборудовал старый дворец в гостиницу, дав последней свое имя – Le Danieli. Отель существует и процветает и по сей день, как и десятки других фешенебельных гостиниц, «поселившихся» в бывших апартаментах знати. Используются и другие старые постройки – в это же время в самом центре Каира открывается Shepheards Ноtеl – бывший гарем, полностью реконструированный и превращенный в гостиницу.

«Весной 1834 г. на берегу Женевского озера строится Ноtеl des Bergues. Среди его основателей Гийом Йнри Дюфур, впоследствии ставший знаменитым швейцарским генералом. В 1840 г. в Берне открывается Ноtеl des Trois Couronnes, а в Цюрихе – Baur au Lac, полностью обновленный в 1995 г. Первые ванные комнаты в номерах появились около этого времени в Aмерике, в гостинице New Yоrk Ноtеl.

В 1841 г. в Мюнхене строится гостиница Bаyerischеr Ноf, а в 1852 г. – гостиница Vier Jahreszeitеn. После Второй мировой войны оба эти знаменитейшие заведения были полностью реконструированы. В то же время, по мере того, как тягловый транспорт постепенно вытесняется поездами, начинается упадок придорожных постоялых дворов.

Одно из главных событий в гостиничном бизнесе XIX в произошло 5 мая 1862 г., когда в Париже прошло торжественное открытие «Гранд Отеля», которое удостоила своим присутствием императрица Евгения. Оркестр, которым дирижировал Жак Оффенбах, играл «Травиату». Проект здания был разработан одним из известнейших архитекторов; имелось в виду, что «знатные путешественники со всех концов света смогут воочию убедиться в прогрессе науки, искусства и промышленности под сенью Второй Империи».

Стиль фасада с его высокими сводчатыми дверями и окнами в стиле Людовика XIV как нельзя лучше гармонировал с окрестностями Гранд Опера. В отделке отеля, непревзойденного в тогдашней Европе по масштабам, великолепию и техническому оснащению, приняли участие знаменитые художники и декораторы, в отеле был установлен первый гидравлический лифт. Для освещения использовалось 4000 газовых рожков, отель отапливали 18 печей с 354 воздуховодами.

В 1890 г. отель переводится на электрическое освещение. А в 1901 г., после установки центрального парового отопления, с этажей исчезают привычные корзины с дровами. Спустя еще несколько лет отель был полностью реконструирован. Следующие реконструкции прошли в 1970 г. и 1985 г.

С 1982 г. отель стал членом гостиничной цепи «Интерконтиненталь», а в 1992 г. в нем была установлена центральная система управления зданием. В июне 2003 г., после длившейся восемнадцать месяцев многомиллионной реконструкции, отель вновь открыл свои двери для постояльцев.

В те же 60-е гг. девятнадцатого века в далеком Нью-Йорке Fifth Avenue Ноtel стал первым отелем, предложившим своим посетителям услуги лифта. В 1869 г. недалеко от Каира открылась гостиница Меnа Ноusе – оазис спокойствия и роскоши у подножия знаменитых пирамид Хеопса, Хефрена и Ликериноса. Гостиницы продолжали совершенствоваться, делая пребывание в них гостей не только более комфортным, но и более безопасным. В 1870 самым роскошным отелем Чикаго был, несомненно, Раlmеr Ноusе Ноtel; специальная пожаробезопасная конструкция здания обеспечивала надежную защиту от возгорания.

В 1873 г. венский Раlais de wurtemberg перестраивается в Нotel Imperial, ставший излюбленным отелем многих знаменитостей того времени. В этой гостинице, вне всякого сомнения являвшейся жемчужиной изысканного архитектурного комплекса Рингштрассе, часто останавливались коронованные особы. Говорят, именно здесь Рихард Вагнер дирижировал на премьерах Таненгейэера и Лоэнгринa. Спустя два года, в 1875 г., в Петербурге открывается «Гранд отель Европа», необычайно престижное место, где Чайковский провел свой медовый месяц, а Шостакович прямо в номере играл для Прокофьева.

В 1880 г. открылся Sagamоrе Ноtеl на озере Джорджия, где впервые все номера были электрифицированы.

В то же время наконец становится очевидной потребность в профессиональных кадрах. Первая школа для отельеров была образована в Лозанне в 1890 г, директором лозаннской гостиницы Ж. Чуми и А. Р. Армледером.

В 1896 г. открыл свои двери посетителям «Отель Эрмитаж». Царившая здесь атмосфера утонченной роскоши очень ценилась в высших классах общества на исходе девятнадцатого столетия. Вскоре после этого в Канзасе открылся Victoriа Ноtеl с ванной комнатой в каждом номере, и в Netherlаnd Ноtel в Нью-Йорке в номерах были впервые установлены индивидуальные телефонные аппараты. Афины, 1874 г., профессиональный повар Статис Лампсас осуществил свою давнюю мечту, построив Ноtel Grande Вratagnе. В то время в Афинах были сильные перебои с водоснабжением. Говорят, персонал гостиницы покупал у уличных водоносов воду на 80 спален и ... две ванные комнаты. Конечно, с тех пор здание претерпело несколько реконструкций.

В 1896 г. швейцарский отельер Каспар Бадрутт открыл знаменитый Раlace de Saint Morinz, а в 1898 г. уроженец швейцарского Валэ Цезарь Ритц, впоследствии ставший, пользуясь знаменитым выражением короля Эдуарда VII, «королем отельеров и отельером королей», открыл на Вандомской площади в Париже гостиницу и дал ей свое имя.

Конец XIX века – это время, когда сосуществуют старые традиции путешествий как вида досуга, связанного с опреде­ленной культурой и мироощущением, с одной стороны, и новые формы гостиничного сервиса, связанные с цивилизацией инду­стриального общества – с другой. Если в таких странах, как Англия или США, уже сформировался образ жизни, характер­ный для индустриального общества, то в странах Восточной и Южной Европы или, например, в Испании во многом сохранялись старые, «доиндустриальные» формы быта и культуры.

Соответственно, у туристов, представлявших страны, нахо­дившиеся на «разных полюсах» технического прогресса, были разные представления о комфорте. В известных путевых очер­ках Марка Твена «Простаки за границей» (1863) и «Пешком по Европе» (1880) отсутствие современных гостиничных удобств в целом ряде европейских гостиниц неоднократно служит поводом для насмешек. В то же время, как мы уже видели, у русских путешественников, ори­ентированных на культурно-эстетические ценности, наступле­ние гостиничной цивилизации вызывало, по меньшей мере, двойственное отношение. Герой Л. Н. Толстого в «Люцерне», остановившись в гостинице, с раздражением отмечает, что ста­рую террасу на живописном берегу озера перестроили в совре­менный променад в угоду английским туристам.

Отношение к комфорту – это один из критериев, по кото­рым можно судить о месте туризма в обществе. Путешествен­нику «романтического периода», для которого путешествие отвечает внутренней познавательной или эстетической потребности, гостиничный комфорт не так важен, как для участника увеселительной поездки, заплатившего деньги прежде всего за удобства и качество услуг определенной гостиницы. Для него гостиничные услуги – это товар, качество которого должно соответствовать цене.

Несмотря на критику со стороны защитников культурных традиций, технический прогресс и цивилизация с такими их атрибутами, как расширение и модернизация сферы гости­ничных услуг, были неудержимы. С конца XIX века гости­ничный бизнес начинает действовать как самостоятельный фак­тор развития туризма – он формирует для себя рынки сбыта гостиничного продукта. Туризм довольно быстро начинает приобретать признаки «массовизации». Создаются не только туристские бюро (по образцу Общества Томаса Кука), но и рекламные агентства, специализирующиеся на рекламе гостиничных услуг.

Повышение качества и надежности транспортных перевозок в совокупности с их удешевлением также способствовало существенному уве­личению потоков путешествующих.

Следует также отметить, что именно в начале XIX века возникают первые курорты на минеральных водах – в Хайлиген-дамме, Нордернее, Травемюнде (все в Германии). Как отмечает швейцарский исследователь туризма профессор К. Каспар, «в этот период становления туризма строились в первую очередь роскошные гостиницы, которые обслуживали представителей аристокра­тических кругов, «нового дворянства», высшего офицерства». В зависимости от времени года элита либо пребывала на фран­цузской или итальянской Ривьере, либо отдыхала на термаль­ных курортах Швейцарии и Германии, либо предпринимала длительные путешествия в Северную Африку, Египет, Грецию. Многовариантность возможных мест отдыха обусловливалась обязательным наличием комфортабельных гостиниц.

С конца XIX и начала XX века резко увеличивается число гостиниц не только в Европе, но и на Ближнем Востоке, север­ной части африканского континента, Северной Америке.

В Австро-Венгрии в 1913 году существовало уже 15 тыс. гостиниц. В основном это были небольшие гостиницы, но наряду с ними строились и крупные. Эти гостиницы име­ли общую емкость номерного фонда 500 000 мест, то есть вместимость каждой гостиницы составляла 30–35 мест. Одно гостиничное место приходилось на 80 жителей страны.

В Германии в том же 1913 году было 90 тыс. гостиниц, как правило, тоже мелких. Швейцария, Италия начинают усилен­но разрабатывать золотую жилу туризма, широко используя исторические и архитектурные памятники. Важным событием явилось открытие в Дюссельдорфе института гостиничного дела. Общим задачам гостиничного движения, созданию единой классификации гостиниц и иным важным вопросам этой от­расли должен был служить Международный Союз владельцев гостиниц, объединивший 1700 гостиниц в различных странах мира.

К концу XIX века уже были распространенными два типа гостиниц – большие и роскошные, а также маленькие и устаревшие. Все эти гостиницы строились вблизи городских транс­портных узлов, главным образом железнодорожных.

Первые годы XX века считаются временем начала строи­тельства гостиниц для бизнесменов и коммерсантов. Первым это понял Элсворт Статлер. В 1908 году он открывает гостиницу в Буффало под названием «Буффало Статлер». Это была принципиально новая концепция в гостиничном деле, основан­ная на предоставлении клиентам максимальных удобств. Что особенно важно, эта первая в своем роде гостиница была ориен­тирована исключительно на бизнесменов.

 


Гостеприимство и гостиничное хозяйство в XX веке

 

В ХХ в. индустрия гостеприимства достигает расцвета. Лидерами в этой области являются США и Европа, где повсеместно появляются новые формы организации гостиничного хозяйства, к примеру, объединение в гостиничные цепи.

Начало двадцатого столетия ознаменовалось появлением большого количества новых гостиниц моментально становившихся очень престижными. В 1905 г. «строитель дворцов» Эдуард Нирманс построил в Биарритце «Отель ду Палас», в 1913 г. в Ницце в присутствии нескольких коронованных особ открылся построенный им же «Негреско». Испанский король Альфонс XIII захотел, чтобы и в Мадриде появилась роскошная и престижная гостиница; в 1910 г. там открылся свой «Ритц» Верноподданническая Севилья, открыв роскошную гостиницу, построенную архитектором Хосе Эспио, назвала ее «Альфонс XIII». В не желавшей отставать от них Барселоне в 1919 г. открылся еще один «Ритц». Причем в последней гостинице была неслыханная по тем временам роскошь – к ванным комнатам была подведена не только холодная, но и горячая вода!

Однако следует отметить, что в годы Первой Мировой войны гостиничное строительство в Европе и США приостанавливается. Многие гостиницы в тот период едва сводили концы с концами.

На благополучные же двадцатые годы пришелся настоящий бум гостиничного бизнеса (первый бум). Среди отелей, построенных в это время – «Ритц» и «Савой» в Лондоне, «Плаза» в Нью-Йорке, «Метрополь» в Брюсселе, «Плаза-Афины» и «Гриллон» в Париже и многие, многие другие.

В 1923 г. архитекторы Маркизио и Прост построили гостиницу La Mamounia прямо посреди удивительных садов в самом сердце Марракеша в Марокко; в течение многих десятилетий она считалась самой красивой гостиницей в мире. Своей репутацией она отчасти обязана Уинстону Черчиллю, который был ее частым постояльцем.

Отели строили не только в городах, но и в горах. Первые швейцарские лыжные курорты – Сент-Mориц, Mонтана – предлагали приезжающим, в большинстве своем англичанам, очень удобные гостиницы для горного отдыха.

Во время Великой депрессии и несмотря на нее в Нью-Йорке строится знаменитый Waldjrf Astoria. Это был самый грандиозный отель из всех построенных в те неспокойные времена.

В целом же в 30-е годы, в середине Великой депрессии, гостиничный бизнес вновь пришел в упадок. Это было самое тяжелое время, кото­рое когда-либо испытывала гостиничная индустрия США и Европы. В Америке воз­рождение индустрии гостеприимства началось лишь в начале 40-х годов, а в европейских странах лишь в 50-е гг.

Вторая Мировая война, в отличие от Первой, диктовала не­обходимость значительных переездов по территории США ог­ромного числа людей, что не могло не сказаться на гостинич­ной индустрии. Потребность в номерах в то время была на­столько велика, что гостиницы были вынуждены работать со 100% нагрузкой

После Второй Мировой войны, в 50-е годы, начался второй гостиничный бум. В индустрии гостеприимства произошли зна­чительные сдвиги.

Сlub Меditеrrаnее (г. Тригано) использует ныне широко распространенную, но в то время совершенно революционную концепцию клубных деревень. В эти же годы начинается строительство отелей-казино. И тогда же собственные гостиницы начинают строить некоторые авиакомпании.

Как ответ на изменения в американс­ком образе жизни появились мотели. В 1952 году Кеммонс Уилсон построил один из первых отелей для автомобилистов «Холидей-Инн». К этому времени американцы стали больше путешествовать, что требовало новых типов гостиниц. Возникла необходимость в помещениях, удобных для семейного размещения, но без необходимости оплаты всего комплекса услуг, предлагаемых гостиницей. Появление мотелей с ограниченным набором услуг по более низким ценам было наилучшим решением.

Рост числа и популярности мотелей как новой гостиничной концепции создал значительную напряженность в отношениях между владельцами этих двух видов предприятий разме­щения. Дело в том, что предпочтение, которое отдавалось клиентами мотелям, делало многие небольшие гостиницы ранней постройки неконкурентоспособными. Многие из них были вы­нуждены закрыться навсегда. Борьба приобретала в некоторых местах драматический характер, не обходилось и без поджогов и убийств. Мир наступил только в 60-х годах, когда владельцы традиционных гостиниц восприняли наконец эту «новую идею», осознав, что она является необходимым дополнением к гостиничной индустрии США.

Признание новой гостиничной концепции проявилось в при­нятии владельцев мотелей и гостиниц для автотуристов в Аме­риканскую Гостиничную Ассоциацию, которая чуть позже была переименована в Американскую Ассоциацию Мотелей и Гостиниц (ААМГ).

После Второй Мировой войны в американском гостиничном бизнесе стали появляться новые тенденции. Одной из наиболее весомых явилось проникновение на международный рынок услуг.

Несколько первых отелей «Интер-Континентал» были построены авиакомпанией Пан-Америкен. В 1948 году Конрад Хилтон также включился в это новое международное дело.

Несмотря на эти шаги, американское влияние в мире было незначительным вплоть до конца 60-х годов. Только в этот пе­риод американская гостиничная экспансия начала приобретать поистине глобальные размеры.

В шестидесятые годы в Европе новые гостиницы появляются на морских курортах, прежде всего средиземноморских, от Испании до Греции, от Балеар до Югославии открываются многочисленные городские и пляжные летние гостиницы для курортников, приехавших отдохнуть и вволю позагорать. Вскоре этому примеру последовали Португалия и скандинавские страны.

Следует также отметить, что вплоть до конца 60-х годов влияние американской гостиничной индустрии на остальной мир было незначительным. Лишь с этого времени американская гостиничная экспансия начала приобретать поистине глобальные размеры.

Вплоть до конца 80-х годов весь деловой мир с неослабленным вниманием следил за развитием таких гостиничных цепей, как «Мариотт», «Рамада», «Шератон», «Редиссон». В настоящее время процесс расширения американской гостиничной сети за рубежом продолжается, хотя и не столь высокими темпами.

В самих Соединенных Штатах с конца 60-х годов на десять лет сложилась благоприятнейшая ситуация для разви­тия гостиничной индустрии. Были созданы многие цепи гос­тиниц и мотелей, изменился и внешний вид гостиничных помещений.

В послевоенный период в США произошло резкое, как ни в одной стране мира, увеличение объема капиталовложений в строительство новых гостиничных комплексов. С середины 50-х годов капиталовложения в создание новых видов гостиничных предприятий возросли более чем в 20 раз, составив в 1967 году 1,7 млрд долларов. В результате емкость номерного фонда мо­телей, отелей, трейлерных парков, спортивных и рекреационных лагерей, а также всевозможных специализированных предприятий отдыха и развлечений (пансионатов, туристских баз и т. п.) существенно увеличилась, претерпев заметные изменения, отражающие сдвиги в характере спроса и в структуре рекреационных отраслей.

Статистика США свидетельствует, что с 1958 по 1977 год число предприятий индустрии гостиничного сервиса возросло со 180 до 247,5 тыс., а в расчете на 10 тыс. человек приходилось четыре гостиничных предприятия, из которых два являлись мотелями, а два приходились в среднем на отели, кемпинги, туристские лагеря и т. п. Общее расширение гостиничного фонда в 60–70-е годы века минувшего (на четверть – с 2,1 до 2,6 млн номеров) произошло за счет укрепления мотелей: с 1958 по 1977 год число номеров в мотелях увеличилось более чем в 2 раза – с 0,6 до 1,3 млн.

При сооружении фешенебельных отелей обязательными стали такие спортивно-развлекательные элементы, как плава­тельные бассейны современных конструкций закрытого и открытого типа, сауны, соляриумы, гимнастические и спортив­ные залы с кабинетами для массажа, косметические салоны, бары, ночные клубы.


Гостиничный бизнес и послевоенное развитие

 

Что касается гостиничного бизнеса, то в его послевоенном развитии четко выделяются два периода: первая волна насыщения активными элементами основного капитала пришлась на середину 50-х годов; вторая – на конец 60-х – начало 70-х. За это время в гостиничных услугах в плане их технического оснащения произошли существенные изменения: например, неотъемлемыми элементами гостиничного сервиса в отелях высокого класса стали кондиционеры воздуха с аппаратурой для индивидуального контроля, телевизионная система в номерах с автономной демонстрацией фильмов, индивидуальная сигна­лизация, более совершенные средства связи и т. д.

Возрастание роли современного отеля как места проведения конгрессов потребовало соответствующего усложнения его технических характеристик. Так, отели крупной гостиничной корпорации «Шератон» имеют конференц-залы, техническое оснащение которых включает систему синхронного перевода, беспроволочные микрофоны, проекторы и другое оборудование.

Многие отели США переходят в обслуживании клиентуры на электронную систему управления и резервирования мест. Эта система, разработанная специально для гостиничного сервиса, обеспечивает выполнение ключевых операций таких, как распределение номеров, контроль за использованием телефонов, проверка счетов и т. д. Крупные корпорации «Рамада иннз», «Холидей иннз» и другие, имеющие разветвленную сеть гостиничных предприятий, используют единую систему бронирования мест. Например, компания «Шератон» еще в 1970 году ввела у себя электронную систему резервирования, позволяющую бесплатно независимо от времени суток сделать заявку из любого пункта страны в центральную контору резер­вирования в Сент-Луисе. Подтверждение бронирования осуще­ствляется мгновенно на базе ЭВМ. Эта система рассчитана на миллионное число телефонных вызовов и заявок, которые рань­ше обрабатывались десятью региональными конторами резервирования. Кроме того, такая система резервирования одно­временно предлагает номера по гарантированному тарифу. Это означает, что в случаях отсутствия свободных номеров кли­енту, предъявляющему документ с подтвержденным брони­рованием, номер предоставляется в другой гостинице, при­чем корпорация обеспечивает бесплатную доставку в этот отель. В 1975 году в США была установлена общенациональная система электронного резервирования мест в гостиницах – «Индепендент резервейшнз систем», которая хранит данные о наличии номеров более чем в 1500 отелях и мотелях в каждом крупном городе страны.

Увеличение затрат на активные элементы основных средств в гостиницах было подготовлено соответствующими измене­ниями в отраслях материального производства, которые активно включились в обслуживание гостиничной клиентуры.

Увеличение затрат на техническое оснащение отрасли гостиничного сервиса в основном произошло за счет таких круп­ных отраслей-поставщиков, как производство радио- и телевизионной аппаратуры (рост отгрузок с 19 млн долларов в 1958 году до 91,5 млн долларов в 1967), транспортного машиностроения (с 185 до 409 млн долларов), мебели (с 13 до 162,2 млн долларов за те же годы) и т. п.

Рост технической оснащенности предприятий индустрии гостеприимства имел своей основой дальнейшее углубление спе­циализации отраслей промышленного производства. Выпуск техники, автоматов и других средств специально для обслужи­вания гостиничной клиентуры становится основной функцией промышленных предприятий ряда отраслей. С 1958 по 1967 год стоимость отгрузок техники в группу специализированных предприятий отдыха и развлечений возросла с 500 тыс. долларов до 10,5 млн долларов. В гостиничном бизнесе за тот же период произошло тройное увеличение потребления продукции прочих отраслей обрабатывающей промышленности, что свидетельствует о возрастающем разнообразии спроса услуг этого сектора.

Отгрузка техники отраслями материального производства в сферу гостиничных услуг характеризуется для отдельных отраслей (машиностроение для сферы услуг, электроприборы и оборудование небытового назначения) довольно заметной неустойчивостью. Неравномерный характер этого процесса явля­ется результатом структурных сдвигов в самой сфере обслу­живания отдыха, когда на общие показатели воздействует ускоренное развитие той или иной ее отрасли (например, в 60-х годах в США быстрое расширение гостиничного фонда, преж­де всего мотелей и отелей, отразилось в соответствующем уве­личении затрат на строительство; конец 60-х – начало 70-х годов характеризовались ростом доли капиталовложений в тех­нические средства, что привело к рационализации и модернизации принципов гостиничного сервиса, улучшению оснащения номеров гостиниц и т. д.).

Причин для строительства бизнес-отелей в 70-е гг. было несколько. Прежде всего авиакомпании стремились расширить свою долю на рынке гостиничных услуг. Во-вторых, на это время приходится имеющий нефтяное происхождение стремительный взлет благосостояния в странах Ближнего Востока, что привлекло сюда деловых людей со всех концов мира и увеличило интенсивность бизнес-поездок в целом, обусловив развитие гостиниц для бизнесменов в таких ближневосточных городах как Дубай, Aбу Даби, Рияд. Джедда и многих других менее крупных населенных пунктах.

Гостиничные сети, к тому моменту уже прочно завоевавшие свое место на рынке, но, тем не менее, чутко реагирующие на пожелания клиентов, начинают предлагать все более широкий ассортимент услуг. Номера становятся все более просторными, кухня – изысканной.

Пережившие трудные времена многочисленные дорогие гостиницы, в том числе бывшие дворцы и отели в центре города, постепенно начинают разрабатывать и осуществлять планы реконструкции.

Третий бум гостиничного бизнеса начался в 1980 г. и был обусловлен более изобретательным маркетингом и растущей специализацией гостиниц по конкретным типам клиентов. Строятся гостиницы при аэропортах, отели для конференций и конгрессов, санатории, гостиницы для отдыхающих на лыжных курортах, курортные поселки и приморские гостиницы. На рынке гостиничных услуг появляются, первые AСУ – автоматические системы управления (Fidelio, Ноgatex и др.).

В 1984 г. в Стамбуле начинаются работы по реконструкции и переоборудованию в гостиницу знаменитой султанской резиденции Clrаgan Ра1асе, вскоре отель прославился не меньше, чем сам султанский дворец. В 1991 г., уже став частью гостиничной сети «Кемпински», он открыл для постояльцев двери 322 своих номеров.

В это время на рынке появляются первые системы администрирования и управления гостиницей, делающие отели несколько менее зависимыми от кадровых вопросов. Все более жесткой становится конкурентная борьба. Важными целевыми категориями клиентов становятся бизнесмены и туристы пенсионного возраста.

Кроме того, в восьмидесятые годы Восток готовится принимать бизнесменов и туристов, открывающих страны восходящего солнца – Китай, Южную Корею, Японию. Международные сети, по большей части американские, готовят планы экспансии в Европу, на Ближний и Дальний Восток. Экспансия ориентирована в первую очередь на проведение конгрессов и на деловой туризм.

Начало девяностых характеризовалось спадом гостиничной индустрии, несомненно связанным с финансовыми трудностями транснациональных корпораций и усугубляющимся кризисом в зоне Персидского залива. Война в Заливе способствовала шаткости положения как отдельных людей, так и целых компаний. 1991 г. считается черным годом гостиничного бизнеса. Отельерам пришлось искать новые пути привлечения постояльцев (системы скидок, бонусы для «частых путешественников», повышение эффективности систем бронирования), позволившие им выйти из кризиса с минимальными потерями.

Все большую роль в маркетинге многих гостиничных сетей начинают играть экология и вопросы экономии энергии (не без участия «зеленых»), которые позволяют малыми средствами привлечь новых постоянных клиентов.

Растет эффективность систем бронирования гостиничных номеров, а отельер получает новый мощный инструмент работы с постоянными клиентами – электронные базы данных. Наличие индивидуальных сведений о каждом клиенте помогает создавать целевые маркетинговые программы и позволяет отелям лучше исполнять пожелания и удовлетворять потребности клиента с самого момента его прибытия в гостиницу.

В последнее десятилетие ХХ века продолжается глобализация гостиничного бизнеса. Так, например, «Холидэй Инн», «Интерконтиненталь» и «Плаза» объединились, сформировав гостиничную сеть, раскинувшуюся на шести континентах; «Мариотт» произвел поглощение «Рамада Интернациональ»; Sоl Меliа открыл новую гостиничную линию Воutiguе; Aссоr запустил несколько совместных восточных, дальневосточных и других проектов; Forte для усиления своего положения приобрел Меridien; а Shеrаtоn поглотил итальянскую сеть Giga и Westin.

Регионами, в которых в основном разворачивалась экспансия гостиничного бизнеса, в 90-е гг. оставались Азия (особенно Китай и Индия), Ближний Восток (в первую очередь Объединенные Арабские Эмираты и Египет) и Латинская Америка.

Гостиницы стран Восточной Европы (России, Хорватии, Словакии и др.) готовились и начинали в это время реконструкцию обветшалых помещений, построенных на рубеже девятнадцатого и двадцатого столетий. Многие из них в итоге могут представлять гостям роскошные интерьеры и современный сервис. Все европейские столицы начали в это же время инвестировать средства в подготовку к самому главному.

Монументальность построек в гостиничном бизнесе оказалась оправданной с двух точек зрения. Во-первых, роскошные огромные здания поражали и поражают воображение постояльцев всех времен, а во-вторых – в больших зданиях можно разместить большее количество номеров. Что, впрочем, нисколько не умаляет значения и не лишает шарма маленькие отели, которые также заслуженно пользуются популярностью во всем мире.

К этому же времени относится реконструкция многих знаменитых, но уже устаревших с технической точки зрения отелей. Ярким примером блестяще проведенной реконструкции может служить берлинский отель «Адлон» – настоящий феникс. С момента его открытия в 1907 г. и до разрушения 1945 г. он являлся символом Берлина и принимал коронованных особ, глав правительств, звезд сцены, экрана, великих ученых и писателей. В 1997 г. он был восстановлен на прежнем месте – на углу Унтер-ден-Линден и Паризер плац, фасадом на Бранденбургские ворота. Снаружи это практически точная копия оригинала, а внутри – живое свидетельство того, чего может добиться оператор (в данном случае группа Кемпински), разумно распорядившись $260 миллионами инвестиций. Каждый из 337 номеров отеля сверкает великолепием и роскошью. Интерьеры, спроектированные британцем Эзрой Аттия и шведом Ларсом Мальмквистом, просто поражают обилием мрамора, песчаника, витражей, позолоты, лепниной, панелями из вишни и дамасских ковров.

Во второй половине 90-х гг. в Дубае был построен один из самых амбициозных и престижных проектов туристического комплекса в этом регионе – комплекса «Джумериан Бич Отель» и «Бурж-эль-Араб». В этих гостиничных заведениях свою нишу находят как обычные туристы илибизнесмены, так и те, кто в состоянии позволить себе по-настоящему роскошный отдых. Сейчас речь идет уже о шести- и семизвездочных отелях – странное наименование, тем не менее прекрасно отражающее великолепие спален и других помещений отелей, безупречное обслуживание, высокий технологический уровень, живописность окрестностей и прекрасную экологию.

 


Гостиничная индустрия в Российской империи, СССР и современной Российской Федерации

На сегодняшний день гостиничный потенциал Москвы и Московской области самый большой в РФ, на втором месте находится Санкт-Петербург, соответственно с гостиничными объектами области, а на третьем месте – Краснодарский край. В данном пособии мы последовательно рассмотрим историю гостиничного дела в этих трех регионах на протяжении трех исторических периодов – императорской России, СССР и современной Российской Федерации. Также в каждом разделе будет кратко обрисовано положение в гостиничном хозяйстве нашего города – Царицына–Сталинграда–Волгограда.

 

ГОСТИНИНИЧНАЯ ИНДУСТРИЯ В РОССИЙСКОЙ ИМПЕРИИ

ГОСТИНИЦЫ РСССИЙСКИХ СТОЛИЦ

XVIII век подарил России новые дороги, первой из которых была до­рога, связывающая Санкт-Петербург с Москвой. На ней появились цар­ские путевые дворцы, отмечавшие этапы дневного пути, почтовые стан­ции и первые верстовые столбы. При Павле I сообщения из Петербурга в Москву доставлялись за 2 дня – неслыханная для того времени скорость, которую обеспечивали 120 курьеров.

Приступили к упорядочению других дорог. Путешествия по стране становились более частыми, приятными и безопасными. Именно в XVIII веке в России формировалось понимание «достопамятностей», ради которых стоило бы предпринимать путешествие. К этим достопри­мечательностям, как их принято называть сегодня, современники отно­сили красивые здания, памятники истории и культуры. То, что среди сохранившихся описаний нет упоминаний о гостиницах, говорит толь­ко о том, что гостиничный бизнес, хотя и выделился в самостоятельную отрасль, имел строго функциональную направленность, не переходящую в потребность «обретаться» в зданиях, «которыя зрению человеческому сладки». Это восприятие гостиниц сохранялось до конца XIX ве­ка, внесшего существенные коррективы в организацию гостиничного дела.

Санкт-Петербург был первым городом России, строившимся по пла­ну. Он представлял собой как бы экспериментальный цех, где отрабаты­вались передовые идеи устройства городской жизни. Основатель новой столицы Петр I своей волей начал и поддерживал обустройство города на болотах. Однако за годы его правления новая столица, имевшая большое политическое значение, не смогла стать городом, удобным для жизни го­рожан. Заботясь о красоте города, стремясь придать ему вид европей­ской столицы, царь приказывал строить на берегах Невы каменные дома, причем постройки должны были иметь фасады определенного размера, выровненные по единой линии. Для того чтобы это стало возможным, Петр I ввел первую в России «налоговую полицию», ко­торая собирала сведения о доходах частных лиц. Исходя из этих сведений власти определяли, какого размера дом должен построить тот или иной житель. Подобными мерами удалось достигнуть застройки Василь­евского острова рядом довольно красивых каменных домов.

После кончины Петра I обитатели Петербурга, по большей части подневольные и не сочувствовавшие великим преобразованиям, поки­дали город. Последовавшие затем династические коллизии изменили поступательное развитие города, и в течение нескольких десятков лет строительство и обустройство новой столицы затормозилось. В сороко­вых годах XVIII века с воцарения императрицы Елизаветы начинается новый этап развития и благоустройства города. Петербург стал привле­кать большое количество приезжих, поэтому неудивительно, что в горо­де постоянно существовал высокий спрос на жилье и услуги размеще­ния. Эта проблема решалась как строительством домов, в том числе и на продажу или для сдачи квартир внаем, так и устройством трактиров и гостиниц. К этому времени застроился Невский проспект, ставший главной улицей города. Поскольку требование каменного строительства на главных улицах города было возобновлено, то Невский проспект был застроен каменными домами. Первые в России каменные гостиницы были построены также в Петербурге на Невском. До нашего времени дошла гостиница «Европейская», перестроенная в 1873–1875 гг. по про­екту архитектора Фонтана. Первые каменные гостиницы имели два эта­жа, внизу находилась общая зала, на верхнем этаже были «номера» – от­дельные комнаты (иногда с помещениями для прислуги), в которых рас­полагались приезжие гости. На нижнем этаже, в зале, постояльцы обе­дали или проводили время в беседах и игре. Перед гостиницей обычно разбивался палисадник. Представители высших классов обычно снима­ли номер на одного, только в случае отсутствия мест практиковалось бо­лее тесное размещение. Отопление номеров было печным (или камин­ным), вода подавалась слугами, так же как и свечи для вечернего осве­щения. Бытовые насекомые, бороться с которыми не умели, считались непременным атрибутом и неизбежным злом кол­лективного жилья.

Примечательно также то, что до начала XIX века на главных улицах города запрещалось украшать дома коммерческими вывесками. Видимо, качество исполнения последних не радовало глаз градоначальников.

Количество трактиров (гебергеров, как их тогда называли) было довольно внушительным (не менее нескольких десятков), что позволило разделить их на пять разрядов и привлечь владельцев к уплате налогов. В зависимости от оборота владельцы трактиров платили в казну от 50 до 100 рублей ежегодно. Очевидно, гостиничный бизнес того времени при­носил солидный доход, который к тому же не зависел от качества услуг, поскольку налогообложение основывалось на размерах заведения и его обороте, а не на категории комфортности, места расположения, ценах или иных показателях качества.

Трактиры и постоялые дворы предлагали более скромные услуги, чем гостиницы. Располагались они не на главных улицах, поэтому строи­лись из дерева и в один этаж. Самыми известными пригородными трактирами в XVIII–XIX веках были «Желтенький» и «Красный кабачок» в Екатерингофе, а также «На Крестовском» по Шлиссельбургскому тракту. Удаленность от столицы позволяла этим заведениям стать местами загородных гуляний и развлечений петербургского высшего света.

К началу XIX века Петербург располагал средствами размещения ми­рового уровня. Многие гостиницы оставили след в истории города и страны. Некоторые из этих отелей дошли до наших дней, причем благо­даря не только своему расположению, но и архитектуре занимаемых ими зданий, являющихся памятниками истории города, эти гостиницы и сегодня составляют «золотой фонд» Петербурга.

В путеводителе по Петербургу, изданном накануне перестройки, чи­таем: «На Исаакиевской площади расположено здание, облицованное серым гранитом с мансардной кровлей. Это гостиница «Астория», построенная в 1911–1912 гг. по проекту архитектора Лидваля. В настоящее время в комплекс гостиницы входит и соседний дом – бывшая гостиница «Англетер». К моменту своей постройки «Астория» считалась лучшей гостиницей в России». Этот отель тесно связан с историей револю­ционного Петрограда. Во время Первой мировой войны в ней жи­ли высшие командные чины. В 1917 году гостиницу штурмовали отряды матросов, проникшие в здание через окна первого этажа. В первые годы Советской власти гостиница называлась «Первый дом Петроградского Совета», в ней жили руководящие работники первого Советского Правительства. В 1914 и 1934 годах в «Астории» жил писатель-фантаст Г. Уэллс. В бывшей гостинице «Англетер», входящей в комплекс «Астории», 27 декабря 1925 г. в одном из номеров покончил с жизнью С. А. Есенин.

На углу Невского проспекта и ул. Бродского расположена гостиница «Европейская», она возникла в 1873–1875 гг. в результате перестройки более старых домов по проекту архитектора Фонтана (интерьеры переделаны в 1905 г. Мак-кензеном и в 1908–1910 гг. Лидвалем). В гостинице останавлива­лись И. Штраус, К. Дебюсси, И. С. Тургенев, A. M. Горький и В. В. Маяковский. В 90-е годы XX века гостиница была реконструирована и вошла в международную цепь Кемпински под названием «Гранд-отель Европа».

На Невском проспекте расположен другой отель, управляемый международной гостиничной компанией «Шератон», – «Невский Палас». Раньше здесь была гостиница «Гермес», просуществовавшая до блокад­ного времени, затем гостиница рангом пониже – «Балтийская».

В доме № 96 по Невскому проспекту находились меблированные комнаты «Сан-Ремо». Они оставили свой след в революционной исто­рии России. В середине XIX века здесь проживал один из народоволь­цев, участвовавших в покушении на Александра II. Хозяйка комнат, А. Кутузова, помогла понравившемуся ей жильцу устроиться на работу в Третье отделение, где он получил доступ к секретной информации. В 1905 году здесь недолго жили В. И. Ленин и Н. И. Крупская.

Другая достопримечательность Петербурга – гостиница «Октябрьская», называвшаяся в разные годы по-разному, и существовавшая на Знаменской площади уже достаточно давно. В XVIII веке здесь был Слоновый двор. В 1851 году известный богач граф Яков Эссен-Стенбок-Фермор построил дом для увеселительного заведения с казино и маскарадами.

Однако вскоре императорским указом развлечения в этом доме были запрещены, поскольку сочли оскорбительным близость увесели­тельного заведения к железнодорожному вокзалу. Граф продал дом, и в нем устроили гостиницу. Сначала она называлась «Знаменской», затем «Северной» или «Большой Северной». Развлечения, вопреки запрету императора, в гостинице прижились, тем более что в ней имелся непло­хой танцевально-концертный зал. Здесь играл оркестр, устраивались публичные чтения с участием известных писателей.

Привокзальное по­ложение обеспечивало гостинице приток постояльцев, среди которых бывали и знаменитости. В 1859 году здесь останавливался герой Кавказ­ской войны легендарный имам Шамиль, сдавшийся в плен русским войскам и положивший конец кровопролитию на Кавказе. Другим обитателем гостиницы был Д. Каракозов, стрелявший в Александра II у решетки Летнего сада. Именно в этой гостинице террорист жил накануне покушения, служители отеля его опознали и оказали большую помощь следствию. Но значительно больше нашумел в гостинице другой гость. 31 марта 1904 года гостиница вздрогнула: в одном из номеров произо­шел мощный взрыв. Прибывшая на место полиция обнаружила остатки большого склада взрывчатки. Оказалось, что в гостинице жил член «Боевой организации» партии эсеров А. Покатилов. Вместе с Б. Савенковым он готовил покушение на министра внутренних дел Плеве. Поку­шение сорвалось, но Плеве не избежал своей участи: его убил другой эсер, Сазонов, в том же 1904 году.

Гостинице «Северной» повезло: запас взрывчатки у Покатилова был не так уж велик. Куда меньше посчастливилось отелю «Бристоль» у Исаакиевского собора. Столь же случайный взрыв произошел в нем в ночь на 26 февраля 1905 года. Номер, в котором жил эсер Швейцер (он готовил взрывчатку для Сазонова, Савенкова и других), был полностью разрушен, также как и все соседние номера. Взрыв был такой силы, что взрывной волной вещи постояльцев перенесло через площадь в распо­ложенный рядом сквер.

На перекрестке Невского и Владимирского проспектов в старину, когда эта местность еще не была освоена, располагалась Вшивая биржа – место, где собирались носильщики и работал уличный парикмахер. Затем по одну сторону Владимирского проспекта появился ресторан «К.П. Палкин», а по другую – гостиница «Москва». Соседство Вшивой биржи показалось хозяевам заведений малопривлекательным, и она была изг­нана.

Гостиница «Москва» существовала до недавних пор в качестве ресторана. Раньше, до революции, это была гостиница с тем же име­нем, и еще в 1896 году путеводите­ли относили ее к тому разряду оте­лей, которые «при сравнительной дешевизне дают приезжающему известные удобства и даже некото­рый комфорт». Цены в гостинице колебались от 75 копеек до 5 руб­лей. Среди постояльцев был А. Чехов, нечастый гость Петербурга.

В номерах «Москвы» жил юный Суриков; здесь останавливались народовольцы. В первые послереволюци­онные годы «Москва» своей репутации не сохранила. Облава, проведен­ная в ночь с 1 на 2 сентября 1919 года, установила, что «гостиница яв­ляется в полном смысле этого слова притоном, где проделывают свою вакханалию женщины, продающие себя, и уголовные элементы... Арес­товано 25 человек, найден кокаин...». Гостиницу закрыли.

В доме № 16 по Невскому проспекту в конце XVIII столетия нахо­дился самый дорогой, престижный и шикарный отель Петербурга –«Лондон». Правда, в то время он назывался скромнее: хозяин гостиницы немец Георг Гейденрейх называл его «трактир город Лондон». В до­ме №16 этот трактир находился восемь лет, а затем переехал в самое на­чало Невского проспекта, в дом № 1, рядом с Адмиралтейством. Во вто­рой половине XVIII века, за год до переезда трактира, в нем останавливался некто граф Фалькенштейн. Под этим именем по приглашению Екатерины II в Россию прибыл австрийский император Иосиф II. Бывали в «Лондоне» и другие высокопоставленные гости: «королевской датской посланник», константинопольский патриарх, наследный принц Гессен-Дармштадский... Гейденрейх извещал горожан о том, что все его квартиранты остались довольны «Лондоном»: «их милостивое удовольствие, как в квартире, так и в угощении оказали».

Еще одна гостиница, постройка которой относится к XVIII веку, не пережила революционных бурь. На Мойке, примерно на том месте, ко­торое сейчас занимает дом № 40, в 1770 г. был построен трактир, позд­нее называвшийся «гостиница Демута». Здесь останавливались, а неред­ко подолгу жили Пушкин, Грибоедов, Мицкевич, Чаадаев, Тургенев. В октябре 1828 года Пушкин написал в этой гостинице поэму «Полтава».

На канале Грибоедова находилась гостиница «Неаполь», построенная в конце XVIII века. Она знаменита тем, что в ней останавливался декабрист Каховский, здесь он был арестован и увезен на допрос. В 1855 году архитектор Ланге провел реконструкцию здания и оформил фасады в стиле барокко. В 1881 г. здесь собирался исполком «Народной во­ли», готовивший покушение на императора.

В бытовом плане первая половина XIX века мало чем отличалась от предшествующего XVIII столетия. Прогресс в современном смысле это­го слова пришел в гостиничный бизнес только в конце XIX века. Имен­но к этому времени относится использование электрического освеще­ния в номерах и холлах гостиниц, оборудование их системами канали­зации и водоснабжения и т. д. В самом начале XX века в гостиницы Пе­тербурга пришел телефон. В то время телефоны были установлены не только в домах, но и в некоторых конторах и магазинах. Для удобства абонентов к каждому телефонному аппарату прилагался список городских телефонов. Пользование телефоном стоило немалых денег: за каж­дый разговор бралась плата в 25 копеек. Для сравнения: рюмка водки в дорогом ресторане стоила 10 копеек, а в обычных трактирах – вдвое де­шевле.

В Москве же в первое столетие существования Российской империи основными средствами размещения продолжали оставаться постоялые дворы и трактиры. В начале XIX века Павел I повелел строить у всех ворот Белого города «одинаковые фаса дою» гостиницы. Типовой проект таких отелей был разработан петербургским архитектором Стасовым; на сегодняшний день в Москве осталось два таких здания: низенькие желтые дома на Чистопрудном и Страстном бульварах. Еще одно уцелевшее от той эпохи здание расположено на ул. Немировича-Данченко, д. 6. Здесь в начале XIX века была гостиница, в которой останавливался А. С. Пушкин, польский поэт А. Мицкевич. В советские годы в этом до­ме размещался Комитет советских женщин.

Новый период гостиничного строительства в Москве был связан с вхождением страны в эпоху капиталистических отношений, создавших свободный рынок труда и активизировавших межгородские и межрегиональные связи. Возросшая мобильность населения, «кочевавшего» в поисках «лучшей жизни», работы, учебы и т.д., требовала иных подхо­дов к решению вопроса о временном размещении. К концу XIX века на­селение Москвы увеличилось до 700 тыс. человек, а в 1912 г. жителей го­рода было уже 1 млн 398 тыс. 853 человека (с пригородами 1 млн 617 тыс. 157 чел.). Населе­ние города увеличивалось ежегодно примерно на 1% за счет естествен­ного прироста и на 3% за счет пришлого рабочего населения. Уже с кон­ца XIX века в городе обостряется жилищная проблема, которую решали путем возведения новых доходных домов, дешевого муниципального жилья, а также строительства коллективных средств размещения: гости­ниц, трактиров, меблированных комнат, ночлежных домов.

Внешний вид города существенно не менялся, но появились новые специфические сооружения – банки, торговые ряды; лавки и лабазы ус­тупают место магазинам, меблированные комнаты и трактиры превра­щаются в гостиницы.


Развитие гостиничной индустрии в России конца XIX века

 

Конец XIX века начал новую страницу в гостиничной летописи: именно в это время получают распространение величественные каменные здания, возведенные специ­ально для гостиниц, которые дол­жны были соответствовать статусу города, служить его украшению и процветанию.

В 1882 году на прилавках книжных магазинов появилась новая книга «Москва и ея окрестности», предназначенная прежде всего для приезжих и носившая утилитарный характер. Приведем цитату из этого произведения, где описыва­ется интересующий нас предмет: «Поезд пошел тише; еще две-три минуты, и он, сделав несколько последних движений, остановился у дебаркадера. Первою заботой путешественника – выбор гостини­цы, если у него нет родных или знакомых, у которых он заранее предположил остановиться...». К первоклассным гостиницам Москвы принадлежат: «Дюссо» близ Театральной площади, «Славянский базар» на Никольской, «Дрезден» близ Тверской, «Париж» на углу Тверской и Охотного ряда, «Лоскутная» на Тверской. К второклассным принадлежат «Гранд-отель» на Сретенке, «Европа» против Малого театра, Ечкина на Трубе, бывшая Кокорева на набережной Москвы-реки, «Берлин» на Рождественке. О третьеклассных и так называемых меблированных комнатах мы здесь не говорим: на каждой улице Москвы их по нескольку штук, все они по большей части содержатся плохо, а ценами подчас не уступают второклассным гостиницам...

Из семи первоклассных московских гостиниц шесть находились на Тверской улице: «Англия», «Германия», «Север», «Дрезден», «Париж» и гостиница Шевалдышева. Все эти гостиницы (исключая здание, заня­тое «Дрезденом») были снесены в ходе реконструкции Тверской улицы в 1935–1937 годах. Гостиница «Дрезден», занимавшая д. № 6 по Тверской улице, была в ходе той же реконструкции передвинута, надстроена и превращена в жилой дом.

История московских гостиниц неожиданно открывается на старин­ных фотографиях столичных улиц: фотограф запечатлел городской быт конца XIX века с присущими ему чертами, а комментарии к фотосним­кам позволяют словесно дополнить зрительные ощущения.

Одна из лучших гостиниц Москвы – «Лейпциг» – была построена в первой половине XIX века и находилась на углу ул. Петровки и Рож­дественского бульвара. Дом принадлежал купцу А. Столбкову. Позднее здесь открылась гостиница «Россия», замечательная тем, что в ней в одной из первых было проведено электрическое освещение, и ряд книжных магазинов. Еще одна гостиница располагалась на противопо­ложном углу Петровки, в здании постройки архитектора Баженова. Та­кое тесное соседство гостиниц, характерное, впрочем, для многих ев­ропейских городов даже сегодня, может свидетельствовать о начале «гостиничного бума» в Москве в конце XIX века. Очевидно, высокий спрос подстегивал предпринимателей открывать гостиницы и им подобные заведения, не только строя специальные помещения, но и приспосабливая уже имею­щиеся для проживания приезжих. С другой стороны, использование приспособленных помещений ко­свенно говорит о низкой органи­зации системы обслуживания клиентов, поскольку не позволяет систематизировать и унифициро­вать процессы уборки помеще­ний, обслуживания и расселения. Гостиницы, появившиеся на вол­не высокого спроса, легко пере­страивались, в случае необходи­мости, под очередное конъюнк­турное новшество – ресторан, ка­фе, кинотеатр. Все эти превращения претерпел вышеуказанный «дом Баженова» на Петровке: гостиница была заменена рестораном, в начале XX века здесь находился кинотеатр «Мефистофель», затем знаменитое кафе «Трамбле» и фотография «Паола». В сороковых годах дом был снесен.

Респектабельная Ильинка не была «богата» на гостиницы, на ней размещались в основном банки, биржа, магазины, здесь же находились Верхние и Средние торговые ряды. В 1875 году коллекция торговых и банковских зданий была «разбавлена» гостиницей – по проекту архитектора Скоморошенко было возведено Троицкое подворье с трактиром и гостиницей.

Гостиницы, меблированные комнаты настолько тесно примыкали друг к другу в центре Москвы, что на старинных открытках попадали зачастую на один снимок, при этом «за кадром» оставалось значительное количест­во подобных заведений, не представлявших интереса с художественной точки зрения. Так, на Никольской, знаменитой своим «Славянским базаром», находились и другие гостиницы: ближе к Красной площади располагалось Алексеевское торговое подворье с гостиницей и трактиром. Недалеко, в Ипатьевском переулке (рядом с Гостиным двором), находилось здание Варваринского акционерного общества с гостиницей и меблированными комнатами (построено в 1891 году по проекту архитектора Клейна).

Меблированные комнаты, которых, как уже упоминалось в путево­дителе по Москве, было множество, концентрировались в районах по­вышенного спроса: в богатых деловых кварталах их было меньше, чем в разночинских районах, зна­мениты были меблированные комнаты «Россия» на Страстной площади. Множество дешевых меблированных комнат находи­лось на Моховой улице, рядом со зданием Московского универси­тета. Это не удивительно, ведь основной контингент этих комнат студенты и абитуриенты. Однако соседство у студентов было весьма респектабельным: в доме № 21 по Моховой (бывший музей Калинина) находилась одна из лучших гостиниц того времени – «Петергоф». Она примечательна тем, что в 1905 году в ней оста­навливался А. Горький, а его но­мер стал одной из баз народных дружин во время московских со­бытий 1905 г. Другой центр рево­люционной борьбы 1905 года рас­полагался в гостинице «Люкс» на Тверской, там, где сейчас нахо­дится гостиница «Центральная». Гостиницы, построенные в по­следней четверти XIX века, принимали европейский вид как внешне (с архитектурной точки зрения), так и внутренне (обслуживание и оснащение). Номерной фонд делил­ся на номера различной категории: люксы состояли из четырех и бо­лее комнат, обязательной принадлежностью была ванная комната (во­допровод был пущен в Москве в 1892 году, в том же году начаты рабо­ты по проведению канализации, закончившиеся в 1898 г.; тогда были охвачены все центральные районы города). Стоимость люксов доходи­ла до 40 рублей в сутки в гостиницах первого класса (для сравнения, на эти деньги можно было месяц жить и питаться в городе, снимая трехкомнатную квартиру «со столом»). На противоположном конце «ценового ряда» были ночлежные дома, стоимость ночлега в которых составляла 5 копеек за ночь. Номер в средней гостинице обходился примерно в три рубля с человека в сутки. Стандартный номер (двух­местный, одноместный) по оборудованию примерно соответствовал современным с тем различием, что не имел ванной комнаты, а располагал умывальным столиком в уг­лу (воду приносил обслуживаю­щий персонал), камином или гол­ландской печью для отопления (центральное отопление стало распространяться после 1879 года, когда появились первые отапли­ваемые и освещаемые торговые помещения).

Но, конечно главной гостиницей Москвы на рубеже ХIХ и ХХ веков по праву считается гостиница «Метрополь». Своим рождением отель обязан известному меценату С. И. Мамонтову, который для ее возведения собрал талантливых молодых художников и архитекторов: Врубеля, Валькотта, Кекушева, Чехонина. Здание, несмотря на пожары и изменения и по сию пору является одной из достопримечательностей нашей столицы.

Здание построено в модном в то время стиле «модерн», его украшением являются знаменитые майоликовые панно, барельефы, башенки, ажурные решетки и стеклянные купола «Метрополь» был оснащен по последнему слову техники: холодильники, лифты, телефоны, горячая вода, – редкость для того времени. Изысканная публика заполняла роскошные номера и рестораны «Метрополя». В кабинетах «Метрополя» заключали миллионные сделки крупные российские промышленники Морозов и Рябушинский. Часто в «Метрополь» заезжали поужинать люди искусства: В. Брюсов, З. Комиссаржевская, С. Рахманинов, мощный бас Шаляпина сотрясал стеклянный купол ресторана: «Эх, дубинушка, ухнем...».

В 1917 году «Метрополь» с его утонченной архитектурой, с роскошными номерами и ресторанами, превратился в военный объект. Он стал центром ожесточенных боев между юнкерами, верными Временному правительству, и отрядами революционной Красной гвардии. Не выдержав артобстрела, юнкера отступают, и приходят новые хозяева – суровые люди в черных кожанках. Теперь «Метрополь» называется Вторым Домом Советов, где неоднократно выступает В. И. Ленин, живут и работают большевики: Г. Чичерин, Я. Свердлов, Н. Бухарин... В годы НЭПа в Москве опять появляются солидные зарубежные гости, и «Метрополю» возвращают прежний статус – отель высшего разряда. Здесь останавливались Б. Шоу, Б. Брехт и другие известные иностранцы.

Советские граждане попадали в «Метрополь» нечасто, даже большая часть ресторанов и баров была, как тогда называли, «валютной».

Шли годы, Москва росла и строилась, а «Метрополь» старел и ветшал, и в 1986 году его закрыли на ремонт. Решено было восстановить гостиницу по старым эскизам и чертежам и в то же время оборудовать по последнему слову техники: спутниковая связь, кондиционеры, компьютеры, огромный конференц-зал, бизнес-центр, сауна, бассейн, тренажерный зал – все это было вписано в старинные интерьеры гостиницы...

 


ГОСТИНИЦЫ РОССИЙСКОЙ ПРОВИНЦИИ

 

Что же касается российской провинции, то здесь первые унифицированные гостиницы, соблюдавшие определенный архитектурный и цветовой стандарт, появились по приказу Павла I в конце XVIII века. Любивший во всем порядок, зачастую понимавшийся как однообразие, Павел приказал строить однотипные гостиницы в два этажа, которые располагались на окраинах городов, недалеко от городских застав и были окрашены в желтый цвет. Примером подобного соружения может служить здание в г. Ярославле, появившее­ся уже после постройки железной дороги, соединившей Ярославль с Москвой и Петербургом, относится к концу XIX века. Раньше в нем располагалась гостиница «Бристоль», в настоящее время – это гостиница «Волга».

Схема распространения средств размещения по территории России представляла собой пунктирные линии и более или менее жирные точки: точками были обозначены города и населенные пункты, в которых развивался гостиничный бизнес, а под пунктирными линиями понимались придорожные средства размещения. Необходимость в строительстве средств размещения диктовалась в основном потребностями торговли, связи, паломничеством и частными надобностями путешествующих, в полном соответствии с современной классификацией туристского потока по целям поездок.

Из видов туризма, представленных на сегодняшний день, в России до начала XIX века менее всего был развит, пожалуй, курортный туризм или поездки с целью поправки здоровья на море или к источникам – «на воды». В то время как в Европе курорты пользовались все большей популярностью, а организация пребывания на курортах превращалась в доходный бизнес, в России процесс освоения курортов и создания индустрии отдыха проходил несколько медленнее. Одной из основных причин, определявшей отставание России от Европы, были огромные пространства страны: курорты Кавказа, ставшие доступными в XIX веке, находились от Петербурга и Москвы на расстоянии, примерно равном расстоянию до Баден-Бадена. Несмотря на это, курорты кавказских минеральных вод входят в моду; кроме того, освоение этого края включено в политическую доктрину России, поэтому поездки в этом направлении всячески поощряются. Одно из наиболее ярких свидетельств перемен, происходивших в этом районе, оставил нам А. С. Пушкин, писавший в «Путешествии в Азрум во время похода 1829 года»: «Из Георгиевская заехал на Горячие воды. Здесь нашел я большую перемену: в мое время ванны находились в лачужках, наскоро построенных. Источники, большею частию в первобытном своем виде, били, дымились и стекали с гор по разным направлениям, оставляя по себе белые и красноватые следы. Мы черпали кипучую воду ковшиком из коры или дном разбитой бутылки. Нынче выстроены великолепные ванны и дома. Бульвар, обсаженный липками, проведен по склону Машука. Везде чистенькие дорожки, зеленые лавочки, правильные цветники, мостики, павильоны. Ключи обделаны, выложены камнем; на стенах ванн прибиты предписания от полиции; везде порядок, чистота, красивость...».

Одновременно с Кавказом осваивались и другие экзотические направления: Черное море, Крым. На Черном море центром развития гостиничного бизнеса была Одесса. Постепенно черноморское побережье застраивалось частными виллами, пансионами, гостиницами и т.д.

Описываемые средства размещения (трактиры и гостиницы) можно с полным правом классифицировать как гостиницы и им подобные коллективные средства размещения; в контексте своей эпохи они ближе всего стоят к современным гостиницам, несмотря на ограниченные возможности в предоставлении привычных сегодня услуг. Помимо гостиниц и трактиров, обслуживающих наиболее платежеспособную часть населения, существовали другие возможности организации временного пребывания путешественника в местности, не являющейся местом его постоянного проживания.

Во-первых, можно было разместиться в частном жилом секторе: снять квартиру, комнату, «угол» (спальное место) или целый дом, в зависимости от платежеспособности клиента. Как уже отмечалось, размещение в частном секторе составляло существенную конкуренцию гостиничному бизнесу, а по некоторым участкам рынка гостиничных услуг (например, длительное пребывание, поездки с семьей на длительный срок и т. д.) размещение в жилом секторе превалировало над спросом на гостиничные услуги.

Во-вторых, не очень обеспеченная публика предпочитала услуги ме­блированных комнат. Меблированные комнаты мало чем отличались от гостиниц низшей категории: те же номера, коридорная система с общими удобствами, обслуживающий персонал. Различия касались упрощенной процедуры организации этого вида бизнеса, меньшего налогового бремени, сокращенного ассортимента предоставляемых удобств и более низкой стоимости проживания. Случалось, что меблированные комнаты располагались в одном здании с гостиницей. Клиентами меблированных комнат становились, как правило, представители среднего класса (обедневшее дворянство, разночинцы и т.д.), ограниченные в средствах, но заботящиеся о престиже. Обычно гости останавливались в меблированных комнатах на длительный срок.

О популярности меблированных комнат говорят многочисленные упоминания о них в литературных произведениях, мемуарах и путеводителях.

На самой нижней ступени иерархии средств размещения находились ночлежные дома. Основное их предназначение было в организации ночлега для беднейших городских слоев, вынужденных проводить ночи на улице за неимением собственного жилья и средств, чтобы оплатить наемное. Первые ноч­лежные дома организуются в столице при Екатерине II, но массовым явлением они становятся только со второй половины XIX века, когда активизируется деятельность городских органов управления. Для ночлежных домов город выделял специальные помещения, в которых за низкую плату (три-пять копеек за ночь) нуждающемуся предоставлялась койка в общей комнате на 50 и более человек, при необходимости медицинская помощь, а также услуги бани. За дополнительную плату (не более пяти копеек) постояльцы получали горячие обеды. Ночлежные дома существовали по раздельному принципу: женщины размещались отдельно от мужчин. К началу XX века проблема бездомных уже существовала в крупных городах, хотя, конечно, не в такой острой степени, как в послереволюционные годы. Вместимости существовавших ночлежек не хватало для обеспечения потребностей всех нуждающихся. Деньги, которые выделялись на содержание ночлежных домов, не были достаточными для поддержания порядка в этих заведениях: обслуживающего персонала не хватало, оснащение этих заведений было скромным, а сроки эксплуатации помещений и оборудования постоянно нарушались.

По мере расширения сферы гостиничных услуг и повышения требовательности клиентов к качеству предоставляемых им услуг усложнялась технология обслуживания. В крупных столичных гостиницах производственные процессы были специализированы: появились служащие, работавшие на приеме, в обязанности которых входила регистрация прибывающих, предварительное бронирование номеров (с появлением телеграфа это стало не только возможным, но и широко распространенным явлением), расчеты с клиентами. Специализированный отдел вел бухгалтерию. Существовали свои хозяйственно-инженерные службы. В отдельную службу выделились ресторан и кухня. До начала XX века женщины в гостиницах практически не работали. Номера обслуживались и убирались мужчинами-половыми, начальниками над ними были коридорные и старшие коридорные – прообраз современных администраторов и дежурных по этажу.

Профессиональная подготовка осуществлялась на рабочем месте, с простейших операций к вершинам профессионального мастерства. Организация такой системы обходилась практически без денежных вложений и требовала колоссальных временных затрат: обучение начиналось в детстве (в возрасте 9–10 лет), и только спустя 10 (и более) лет ученик становился мастером и получал право самостоятельной работы. Россия не отличалась в этом плане от других европейских стран.

Широкие обмены специалистами, когда французские повара открывали в России свои рестораны, а немцы – трактиры, способствовали передаче передового опыта. Русскому мальчику, взятому на обучение в ресторан, не обязательно было ехать в Париж, чтобы освоить французскую кухню, другие его сверстники также учились у европейцев обслуживать клиентов в гостиницах.

Однако крупные столичные гостиницы, перенимавшие передовой опыт и соответствующее мировым стандартам обслуживание, являлись частным случаем. На просторах Российской империи царили другие порядки. Вплоть до эпохи индустриализации, изменившей менталитет русского человека и масштабы гостиничной индустрии, обслуживание клиентов в гостиничном бизнесе мало чем отличалось от схемы, принятой двести-триста лет назад. Трактиры, представлявшие собой комбинацию гостиниц среднего класса и ресторана, обслуживались, как уже говорилось, хозяином и слугами: половыми, «белорубашечниками» или «шестерками». Основным поставщиком кадров в гостинично-ресторанный бизнес России была Ярославская губерния. Когда трактиров стало много, появились половые из деревень других губерний, в первую очередь из Московской, Рязанской, Тверской. У В. Гиляровского в книге «Москва и москвичи» встречается описание того, как половые проходили выучку для работы в московских трактирах.

«В старые времена половыми в трактирах были, главным образом, ярославцы – «ярославские водохлебы».

Сначала мальчика ставили на год в судомойки. Потом, если найдут его понятливым, переводят в кухню – ознакомить с подачей кушаний... В полгода мальчик навострится под опытным руководством поваров, и тогда на него надевают белую рубаху...

После этого не менее четырех лет мальчик состоит в подручных, приносит с кухни блюда, убирает со стола посуду, учится принимать от гостей заказы, и наконец, на пятом году мальчик служит в зале. К этому времени он обязан иметь полдюжины белых мадаполамовых, а кто в состоянии, тот и голландского полотна рубах и штанов, всегда снежной белизны и не помятых...

Половые жалования в трактирах не получали, а еще сами платили хозяевам из доходов определенную сумму, начиная от трех рублей в месяц и выше, или 20 процентов с чаевых, вносимых в кассу.

Единственный трактир «Саратов» был исключением: там никогда хозяева не брали с половых, а до самого закрытия трактира платили и половым и мальчикам по три рубля в месяц.

Трактиры работали как рестораны по 14–16 часов в сутки, мальчикам и половым приходилось работать еще больше, поскольку они обслуживали не только зал, но и номера. Особенно тяжело было в простонародных трактирах, постоянно переполненных небогатыми посетителями, требовательными, но не щедрыми на чаевые. Половым приходилось работать не только в помещении трактира, но и выполнять поручения клиентов в городе, например, доставлять забытые вещи или какую-либо информацию.»

Бурное развитие и становление гостиничного дела в России в XIX веке, особенно в мелких провинциальных городах, удаленных от столицы и крупных промышленных центров, можно проанализировать на примере города Екатеринодара и Кубанской области.

Еще в 1801 году Черноморская войсковая канцелярия издала предписание предусматривающее строительство почтовых станций, предназначенных для предоставления ночлега для приезжего люда

По предписанию почтовые станции должны были состоять из двух связанных изб. Одна предназначалась для приезжих, была с печью, трубой, стеклянными окошками, длиной и ши­риной в 3 сажени, с небольшой перегородкой. В ней должны были стоять стол, лавки с примостками, простая кровать шириной в 3 аршина. Другая изба через сени для казаков – шириной в 3 сажени с окошками, печью, нарами на пол-избы. Во дворе должен был находиться амбар для хранения продо­вольственного запаса и конюшня с двумя дверьми для конных казаков, для волов и для подвод, и чтобы все было «под кры­шею». А также конюшня для почтовых лошадей, с выездными воротами, конюшня для приезжих повозок и лошадей, амбар для хранения упряжи. Все должно быть огорожено плетнем.

Развитие города опиралось на приток населения из России, Закавказья. Реформа 1861 года, отменившая крепостное право, вызвала перемещение населения. Более 4 млн крестьян, оставшихся без земли, отправились искать лучшую долю на землях Черномории.

Наряду с почтовыми станциями, заезжими, постоялыми дворами, широкое распространение в Кубанской области получили трактирные заведения двух разрядов. К трактирным заведениям низшего разряда относились харчевни, погреба, пивные погреба и лавки, кабаки (духаны).

В трактирных заведения высшего разряда покои сдавались внаем по вольным ценам. В них законом не запрещались азартные игры (кости, карты), музыка. Трактиры высшего разряда группировались в центре города и принадлежали богатым купцам. Трактир «Биржа» находился на Сенном базаре. Купец Егоров имел трактирное заведение в центре Екатеринодара (1872), богатому симбирскому купцу Сусоколову принадлежало также питейное заведение (1863).

В соответствии со статистическими данными в 1912 году в Екатеринодаре насчитывалось 170 трактирных заведений, 50 меблированных комнат, 27 постоялых и заезжих дворов.

Дешевым приютом для простого народа служили постоялые дворы, содержавшиеся частными лицами. С проезжаю­щих брали пошлину – постоялое. Содержатели постоялых дво­ров, в свою очередь, платили годовой акциз в городской доход.

Для размещения бедноты предназначались приюты, ночлежные дома двух категорий. Первые содержались частными лицами с коммерческой целью, вторые – учреждались общественностью с благотворительной целью.

Ночлежные дома были открыты с 19-ти часов вечера до 6-ти часов утра. За 5 копеек поденщики получали полфун­та хлеба, похлебку, а утром – кружку чая и кусок сахара. В 1913 году газета «Кубанский край» писала: «...с открытием ночлежки наш край превратился из тихого интеллигентного уголка в какое-то свалочное место, где собирается бездомный люд и подонки общества...».

Понимая, что гостиничный бизнес – наиболее рентабельная и богатая сфера деятельности, приносящая быстрые и хорошие доходы, и в связи с назревшими требованиями жизни и многочисленными запросами гостиничной клиентуры богатые предприниматели, купцы стали строить гостиницы достойного класса. Одна из них – «Централь» – имела 50 роскошно обставленных номеров, прекрасный ресторан, в котором ежедневно играл румынский оркестр.

Гостиница «Большая Московская» включала 50 прекрасных номеров с отдельными спальнями и гостиной, в каждом номере имелись водопровод, ванная, водяное отопление, подъемная машина (лифт). С улицы в гостиницу попадали через большие зеркальные двери, над которыми был подвешен козырек на массивных цепях. Сервисное обслуживание было на высоте: к каждому приходящему поезду из гостиницы высылался автомобиль для встречи вновь прибывших. Из других гостиниц 1-го класса в Екатеринодаре в начале ХХ в. можно назвать гостиницы «Метрополь», «Националь», «Нью-Йорк». В них для развлечения потояльцев создавали настоящие шоу-программы, владели приемами гостеприимства, получая при этом большие прибыли.

В Кубанской области открывались и функционировали гостиницы не только в Екатеринодаре, но и в станицах, портовых городах.

Те, кто предпочитал активные виды спорта, использовали гостиницы как место для сборов, чтобы отправиться на рыбалку, охоту на медведей, зайцев. Прекрасным спортивным отдыхом можно было насладиться, приехав в г. Темрюк, где было 2 гостиницы с меблированными комнатами.

В 1909 году в Сочи была построена гостиница «Кавказская Ривьера». Этому отелю создали в России большую рекламу; нужно было завлечь как можно больше гостей. Рекламировали его так: «...отель с рестораном и собственной электростанцией».

Учитывая, что сам город мало кому был тогда известен, тут же в буклете приводилась справка ученого-географа о том, что Сочи лежит на широте Нью-Йорка, но нью-йоркский климат хуже и холоднее.

Здесь находилось 8 консульств: британское, бельгийское, испанское, датское, германское, греческое, итальянское, голландское. Но Новороссийск не пошел по пути прогресса: в горо­де к 1913 году было всего 3 гостиницы, к 1914 насчитывалось 7 гостиниц.

Перед началом 1917 года гостиничное хозяйство на Кубани пришло в запустенье. Торговля, путешествия практически прекратились. Все процессы быстрого и ускоряющегося развития города были прерваны, а показатели благополучия стали ухудшаться.

В нашем же городе Царицыне первым известным нам документально средством размещения следует, по всей видимости, считать постоялый двор и гостиницу немецкой колонии Сарепта. Строительство этих объектов началось в 1768 г., через 3 года после основания колонии, закончено было в 1769 г.

В гостинице были одно- и двухкомнатные номера, трактир в первом этаже, удобства на улице. Рядом располагался постоялый двор, в центре которого размещались сенники и водопровод. Ванны и бани находились на территории колонии.

В числе знаменитых постояльцев были военный инженер Тотлебен, писатель Аксаков, историк и писатель Болтин, граф А. В. Салтыков, а также известные географы-путешественники, академики П. С. Паллас, И. Г. Гмелин, И. И. Лепехин, Фальк, Гильденштедт.

9–10 сентября 1829 г. в гостинице проживал великий немецкий естествоиспытатель Александр Гумбольдт. Здание гостиницы сохранилось на территории нынешнего Красноармейского района города, но, к сожалению, находится в аварийном состоянии и не используется.

Из числа других известных царицынских гостиниц здесь следует назвать гостиницу «Столичные номера», с большим залом ресторана с открытой эстрадой, построенной в 1890 г. находившуюся на месте нынешней гостиницы «Волгорад», отель «Люкс» на ул. Гоголя, названный так по фамилии владелицы Софьи Люкс и имевший единственный в городе лифт для подъема постояльцев на четвертый этаж, а также гостиницу «Националь», гостиницу Белочкина на углу Астраханской и Успенской улиц, Кубасова – на Дубовской улице, Цветкова – на Елизаветинской, Чернова – на Царевской. Имелось также много более дешевых номеров для приезжающих. Следует упомянуть также находившиеся в районе Зацарицынского форштадта (ныне – Ворошиловского района) – базарной площади – краснокирпичные здания Филипповского (по фамилии владельца) постоялого двора и гостиницы. Была в старом Царицыне и «резиденция». Именно так использовался известный дом купчихи Ю. Д. Репниковой на ул. Гоголя. В нем останавливались высокопоставленные особы, например, саратовские губернаторы и архиепископы.

Строились гостиницы и на территории современной Волгоградской области. Например, по данным путеводителя «Спутник по Волге», изданного в Саратовской типо-литографии С. П. Феоктистова в 1905 г., в Камышине имелись гостиницы: Наумова – на Базарной площади, Рыль – на Саратовской улице, Шмыревой – на Саратовской улице, Чевтаева – на Немецкой улице и другие. В Дубовке имелась одна гостиница, располагавшаяся на углу Московской и Набережной улиц.

 


ГОСТИНИНИЧНАЯ ИНДУСТРИЯ В СССР

 

В 1918 году декретом Советского правительства все гостиницы были национализированы и переданы в ведение местных органов Советской власти. Доставшийся в наследие от дореволюционной России гостиничный фонд в основном состоял из небольших гостиниц. Из-за нехватки жилья городские Советы депутатов трудящихся переселяли людей из трущоб в гостиницы, превращая их временно в жилые дома с коридорной системой, без элементарных удобств. Не избежала подобных преобразований и одна из лучших гостиниц мира – гостиница «Метрополь» в городе Москве.

Трудное экономическое положение СССР, хроническое недофинансирование гостиничного хозяйства и полное безразличие к организации гостиничного дела в стране привели отрасль к крайне плачевному состоянию. Материальная база гостиниц была сильно изношена, сервис низким, а все вместе взятое выливалось в убыточность отрасли и необходимость дотировать ее из государственного бюджета.

К 1937 году Наркомфином СССР было обследовано состояние гостиничного фонда в 110 крупных городах и районных центрах страны, в которых насчитывалось 539 гостиниц. Из них 343 гостиницы на 11 187 номеров были заселены постоянными жильцами, гостиничный фонд в них уменьшился на 50%. К 1938 году в ведении местных Советов депутатов трудящихся на всей территории СССР сохранилось только 1100 гостиниц.

В годы первых пятилеток был построен ряд крупных гостиниц в Москве, Ленинграде, Ростове-на-Дону, Свердловске, Горьком, Волгограде, Иркутске, Челябинске, Иванове, Новосибирске, Шахтах, Саранске и других городах.

Среди построенных за этот период можно назвать ряд больших, хорошо оборудованных по тому времени гостиниц: «Ростов» в Ростове-на-Дону на 1 тыс. мест, «Большой Урал» в Свердловске на 650 мест, «Южный Урал» в Челябинске на 500 мест, «Центральная» в Иркутске на 450 мест, гостиница того же названия в Горьком на 350 мест, «Люкс» в Волгограде на 250 мест и др. Кроме того, много гостиниц было выстроено различными ведомствами и предприятиями.

Наряду со строительством крупных гостиниц значительное внимание уделялось также строительству небольших типовых проектов. Первые типовые проекты гостиниц на 50, 75, 100 и 150 мест были разработаны в 1931 году Временной правительственной комиссией по отбору и изданию типовых проектов гражданских сооружений Цекомбанком.

Гостиницы, построенные в этот период, были недостаточно благоустроенными. Обстановку номера составляли кровати, стол, стулья, шкаф для одежды и белья; иногда имелась прикроватная тумбочка. Мебель была низкого качества, освещались помещения плохо – применялся обычно один све­тильник, расположенный в центре потолка. Такое освещение не создавало правильного светораспределения, рабочий стол и изголовье кровати оставались затемненными. Многие но­мера не были оснащены санитарно-техническим оборудованием. Единых тарифов на услуги гостиниц до этого не было.

И только Постановление Совета Народных Комиссаров РСФСР «Об упорядочении гостиничного хозяйства и установлении тарифов на номера и койки в гостиницах» № 687 от 27.07.1934 г. установило единую методику исчисления тарифа для всей республики.

При исчислении тарифа на номера и койки в гостиницах следовало исходить:

а) из нормы ежегодных отчислений на ремонт и амортизацию мебели, мягкого и жесткого инвентаря;

б) из фактических расходов по эксплуатации здания гостиниц и оказанию услуг проживающим;

в) из начислений не свыше 25 % прибыли на расходы, указанные в пунктах «а» и «б»;

г) из начислений, установленных законом налогов и сборов.

Устанавливались тарифы на номера и койки для проживающих в гостиницах постановлениями Президиумов горсоветов с последующим их утверждением СНК СССР и край(обл)-исполкомами.

Улучшению оснащенности гостиничного хозяйства мягким и жестким инвентарем, мебелью был посвящен ряд постановлений комиссариатов коммунального хозяйства союзных республик.

Приказом НККХ РСФСР № 362 от 11.06.1939 г. была утверждена типовая номенклатура предметов оборудования гостиниц местных Советов РСФСР. В зависимости от разряда гостиницы четко оговаривался перечень мебели, оборудования, мягкого и жесткого инвентаря для номерного фонда, холлов, вестибюлей, мест общего пользования. Аналогичные приказы издавались и НККХ союзных республик.

В этом же году приказом НККХ РСФСР № 676 от 11.09.1939 г. был утвержден типовой устав гостиничного треста местного Совета. Гостиничный трест являлся самостоятельной хозяйственной единицей и действовал на принципах хозяйственного расчета. На него возлагались хозяйственное управление переданными ему гостиницами и подсобными предприятиями, организация капитального и текущего ремонта гостиниц и подсобных предприятий треста, распределение лимитов, разработка и проведение мероприятий по внедрению хозрасчета в гостиничном хозяйстве и на предприятиях треста, проведение мероприятий по всемерному улучшению состояния гостиниц и обслуживания проживающих в них граждан и т. д. Этим же приказом НККХ утверждался типовой устав гостиницы, непосредственно подчиненной местному Совету. Согласно Уставу, гостиница являлась самостоятельной хозяйственной единицей, действовавшей на принципах хозяйственного расчета. Гостиница пользовалась правами юридического лица, отвечала по своим обязательствам в пределах того имущества, на которое по действующим законам могло быть обращено взыскание.

Отдельные параграфы Устава оговаривали фонды гостиницы, отчетность и ревизию ее деятельности, тарифы на коммунальные услуги и т. д.

Годы второй и третьей пятилеток характеризуются развитием строительства вообще и гостиниц в частности. Повышаются требования как к благоустройству гостиниц, так и к художественному оформлению их интерьера. Существенное влияние на качество интерьера в этот период оказало строительство столичной гостиницы «Москва».

По словам директора гостиницы «Москва» Г. В. Королева, слава и популярность этой гостиницы перешагнули временные рамки. Проходят годы, меняется облик страны и ее мировоззрение, а гостиница «Москва» была и остается одним из архитектурных и исторических символов столицы. А все начиналось так...

Еще в середине двадцатых годов было принято решение о строительстве самой большой гостиницы страны, определено место – улица Охотный ряд, всего в нескольких сотнях метров от Кремля.

Необходимо напомнить, что старый Охотный ряд представлял собой улицу с деревянными и каменными лавками, где бойко шла торговля мясом, птицей, рыбой и зеленью. И вот на этом месте принято решение возвести первую советскую гостиницу.

К постройке был принят проект архитекторов Л. И. Савельева и О. А. Стапрана, а возглавил его академик архитектуры А. В. Щусев. Строительство началось с огромным энтузиазмом и через несколько лет по решению исполкома Моссовета РК и КД (протокол № 53) 20 декабря 1935 года гостиница распахнула двери для первых гостей.

Уникальное архитектурное решение, роскошные холлы, дорогая отделка вестибюлей, авторские полотна всемирно известных художников: Кончаловского, Шишкина, Айвазовского и Поленова были и остаются до настоящего времени предметом гордости гостиницы. Отель сразу же приобрел высокий номенклатурный статус. Первыми его гостями были делегаты Первого Всесоюзного съезда колхозников, Первого Всесоюзного совещания стахановцев, Чрезвычайного съезда Советов, на котором была утверждена первая Конституция страны.

Проживать в «Москве» считалось более чем престижно. На протяжении всего времени гостиница являлась частью истории страны, в ее стенах вершилась судьба нашего Отечества. В «Москве» периодически останавливались и работали известные всему миру люди. Номера гостиницы «помнят» Алексея Стаханова и Валерия Чкалова, Демьяна Бедного и Илью Эренбурга, Г. К. Жукова и К. К. Рокоссовского, Людмилу Целиковскую и Михаила Жарова, Фредерика Жолио-Кюри и Пабло Неруду, Юрия Гагарина и Бориса Ельцина.

«Москва» – одна из центральных московских гостиниц. Расположена она всего лишь в сотне метров от нулевого километра российских автомобильных дорог. Из ее окон видны многие достопримечательности столицы. Золотом сияют купола древних соборов Кремля, на излучине Москвы-реки возвышается вновь отстроенный храм Христа Спасителя, а рядом с гостиницей – знаменитые Большой и Малый театры и современный торговый комплекс на Манежной площади.

Отдельной строкой необходимо сказать о людях, все эти годы трудившихся в гостинице. Им, работникам отеля, доверялось обслуживать первых лиц государства. Именно они принимали участие в проведении правительственных мероприятий и партийных съездов. Именно они представляли отечественный сервис при проведении в нашей стране международных съездов, фестивалей, форумов и конгрессов. И эту миссию работники гостиницы всегда выполняли с честью.

В архивах гостиницы хранятся благодарственные письма от многих людей, имена которых знает весь мир. Именно поэтому и по сей день в гостинице предпочитают останавливаться высокие гости: депутаты Думы, члены аппарата Президента и Правительства Москвы, участники престижных международных конкурсов и фестивалей. По инициативе сотрудников в отеле создается музей истории гостиницы «Москва», где будет отражена история отеля в преломлении с историей страны.

Несмотря на огромные перемены, произошедшие в стране, гостиница «Москва» по-прежнему уверенно занимает одно из первых мест в системе гостиничного хозяйства столицы. Все новое и передовое нашло здесь свое воплощение. «В ногу со временем!» – этот девиз всегда был и остается основньм принципом работы руководства гостиницы. Большинство номеров отвечает всем высоким международным стандартам. Совершенствуется работа традиционных подразделений гостиницы, создаются новые службы.

Гостиница строилась по индивидуальному проекту в два этапа. В 1935 году вступил в эксплуатацию основной корпус, а в 1976–1977 гг. – корпуса А и Б. При проектировании гостиницы «Москва» стояла задача создать современную, красивую и комфортабельную гостиницу, оборудованную современной, высококачественной и удобной мебелью из отечественных материалов. Нужно было построить такую гостиницу «...чтобы она была не Эрмитажем, не музеем, а именно гостиницей, комфортабельной, но лишенной той роскоши, которая не свойственна нашему социалистическому строительству».

Архитектура гостиницы «Москва», к сожалению, не безупречна. Чрезмерно большие площади не оправданы функциями помещений.

Однако нельзя не отметить и положительные стороны строительства, например, проектирование и изготовление специальной гостиничной мебели. Для разных помещений этой гостиницы было выполнено 18 комплектов мебели из различ­ных материалов. Общее освещение потолочными светильни­ками и местное – торшеры, настенные лампы, подвесы – создают комфортные условия в помещениях. Интерьеры гостиницы украшают живописные плафоны. В целом гостиница «Москва» представляет собой гармоничный ансамбль. Это произведение архитектуры является свидетельством принципиального нового подхода к строительству гостиниц советского времени.

Наряду со строительством уникальных гостиниц в этот период проектируются и строятся типовые гостиницы по заранее продуманной программе с расширенным составом помещений, рассчитанным на более полное обслуживание приезжающих.

Всего только по РСФСР (в том числе с учетом гостиничного фонда городов Москвы и Ленинграда) на 1 января 1941 года было 346 гостиниц на 31 329 мест. Всего же в стране перед войной гостиницы имелись только в 669 городах (из 1241), и их общее количество достигало 793. Номерной фонд составлял 64 тысячи мест.

В период Великой Отечественной войны войска фашистской Германии, временно оккупировавшие часть территории СССР, нанесли огромный ущерб гостиничному хозяйству. Из 156 крупных коммунальных гостиниц, находившихся в зоне военных действий, были сильно повреждены 108.

В освобожденных от немецко-фашистских захватчиков городах и сёлах, не дожидаясь окончания войны, восстанавливали гостиничный фонд. Ряд гостиниц («Астория» в Ленинграде, «Приморская» в Сочи и др.) во время войны были пере­оборудованы в госпитали.

Постановлением СНК РСФСР № 336 от 5.04.1943 г. в составе Народного Комиссариата коммунального хозяйства РСФСР организовалось Главное управление гостиничного хозяйства. Коммунальные гостиницы выделялись из системы жилищно­го хозяйства и устанавливалось их непосредственное подчинение коммунальным отделам исполкомов городских Советов депутатов трудящихся. Предусматривались оперативные меры быстрого ремонта разрушенного хозяйства гостиниц, ремонта мебели, оборудования, инвентаря.

Приказом Народного Комиссара коммунального хозяйства РСФСР № 477 от 6.09.1945 г. были введены типовые штаты и штатные нормативы гостиниц и домов приезжих, издан приказ на основе аналогичного постановления СНК СССР.

Подобные нормативные документы, целью которых было улучшить работу гостиничных предприятий, повысить их рен­табельность, издавались и в союзных республиках.

Постановлением СНК СССР № 2263 от 2.09.1945 г. предусматривались показатели для гостиниц повышенного типа обслуживания. Так, гостиницы повышенного типа должны были удовлет­ворять следующим требованиям:

1. Обслуживание приезжих только номерной системой.

2. Обязательное наличие ресторана-столовой, буфета, парикмахерской, электросигнализации, сберкассы, радио, центрального отопления, водопровода, канализации, горячего водоснабжения, ванных и душевых индивидуального и общего пользования, телефона общего пользования и в каждом номере.

3. Обеспечение номеров постельными принадлежностями высокого качества и содержание гостиниц в безукоризненной чистоте.

4. Номера и холлы в гостиницах должны быть комфортабельно меблированы и архитектурно-художественно оформлены.

5. Обеспечение приезжающих ремонтом и чисткой одежды и обуви, стиркой белья, билетами в кино, театры и т. д.

6. Наличие в гостиницах библиотеки-читальни, бильярдных, книжно-газетных киосков.

Для упорядочения взаимоотношений между проживающими в гостинице гражданами и обслуживающим персоналом были введены Правила внутреннего распорядка в гостиницах, находящихся в ведении местных Советов РСФСР, утвержденные Приказом Министра коммунального хозяйства РСФСР № 317 от 10.06.1946 г. Это были самые первые (советские) правила – нормативный документ, положенный в основу гостиничной технологии. С тех пор Правила неоднократно пересматривались, однако и сегодня они не потеряли своей значимости в организации гостиничного бизнеса.

Важными нормативными документами, призванными существенно улучшить обслуживание граждан в гостиницах, стали типовые должностные инструкции для среднего и младшего обслуживающего персонала коммунальных гостиниц РСФСР. Утверждены они были Главным управлением гостиничного хозяйства 24.02.1948 г. и согласованы с ЦК Союза рабочих гостиничного хозяйства.

Типовые должностные инструкции предусматривались для дежурных администраторов, портье, дежурных по этажу, горничных, уборщиц и т. д.

В послевоенный период много гостиниц было построено в разных городах страны: в Ленинграде, Киеве, Риге, Курске, Орле, Воронеже, Вольске и др. В Москве были сооружены благоустроенные гостиницы: «Ленинградская» на Комсомольской площади на 500 мест, «Украина» на Дорогомиловской набережной на 1470 мест, «Советская» на Ленинградском проспекте на 160 мест.

В 1951 году началось строительство гостиниц для экскурсантов и участников ВДНХ. В Москве (районы Марфино, Владыкино, Церковная Горка) было выстроено около 60 корпусов. Это гостиницы «Ярославская», «Останкино», «Золотой колос» и др.

В соответствии с общей направленностью послевоенных лет интерьерам гостиниц придавали дворцовую пышность. Отсюда некоторая абстрагированность архитекторов от рассмотрения вопросов, связанных с лучшей организацией быта проживающих в гостиницах граждан. К мебели, оборудованию, освещению предъявлялись не столько функциональные, сколько эстетические требования. Это предопределило использование во внутренней отделке дорогостоящих материа­лов и изделий, значительно удорожавших строительство гостиниц.

Тенденция создания уникальных сооружений дворцового типа, более всего проявившаяся в гостиницах, толкала художников и архитекторов, работавших над их интерьерами, на путь внешнего украшательства и ложной патетики. Архи­текторы не работали над улучшением внутренней планировки и оборудования зданий, пренебрегали необходимостью создания удобств, требованиями экономики.

Внешняя, показательная сторона архитектуры, изобилующая большими излишествами, отвлекала проектировщиков от главного назначения архитектурного сооружения.

Однако, наряду с недостатками, в архитектуре гостиниц послевоенного периода наметился ряд прогрессивных тенденций. Так, в высотных гостиницах «Украина» и «Ленинградская» в Москве вестибюль является главным элементом планово-объемной композиции первого этажа. Помещения, входящие в состав вестибюльной группы, раскрываются в сторону вестибюля и составляют с ним целостный архитектурный ансамбль, связанный функционально и композиционно. Если войти в гостиницу «Украина», то раскрывается сразу весь комплекс помещений вестибюльной группы, функции которых воспринимаются ясно, благодаря четкости планового решения и отдельных деталей интерьера.

34-этажное здание гостиницы «Украина» введено в эксплуатацию в 1957 году. Она расположена на Кутузовском проспекте в излучине Москва-реки, имеет хорошие подъездные пути и стоянки для автомашин. В гостинице номера высшей и I категории обставлены гарнитурной мебелью из высококачественных пород дерева. Номера уютны и комфортабельны, особый уют создают со вкусом обставленные холлы и вестибюли. На 30-м этаже гостиницы оборудована смотровая площадка, с которой открывается панорама Москвы.

В 1960 году в СССР насчитывалось уже 1476 гостиниц (в 1364 городах из 1665) с номерным фондом, рассчитанным на 137 тыс. человек.

Большим событием явилось завершение строительства в 1967 году одной из самых крупных гостиниц в мире – гостиницы «Россия» (к сожаленю, ныне разобранной из-за несоответствия ее новым экономическим условиям).

Архитектор Д. Чечулин решил здание в виде огромного замкнутого двенадцатиэтажного прямоугольника. Центральная часть решалась в виде двадцатиэтажной башни. Здание высилось на мощном стилобате, созданном благодаря перепаду рельефа местности между улицей Разина и набережной Москвы-реки.

С развитием народного хозяйства, успешным выполнением пятилетних планов росла и подвижность населения, отечественный и зарубежный туризм, расширялись экономические и культурные связи с зарубежными странами. Одновременно возросла потребность в увеличении гостиничного фонда в СССР.

Так, в Украинской ССР гостиничный фонд за десятилетие с 1965 по 1975 год увеличился вдвое. В 1975 году в республике было 799 гостиничных предприятий на 73 300 мест, в том числе 322 в городах и 330 в сельских населенных пунктах. Только за годы девятой пятилетки в Республике введено в эксплуата­цию 97 гостиниц на 11 079 мест в Киеве, Донецке, Львове, Ивано-Франковске, Симферополе и других городах Украины.

Особо хотелось бы отметить гостиницу летнего типа довольно оригинального архитектурного решения «Тарасова Гора» в Каневе, построенную по проекту архитекторов М. Гречины и Н. Чмутиной. Расположена она на зеленых склонах Чернечьей горы – излюбленном месте советских и иностранных туристов, приезжающих на могилу великого украинско­го поэта Т. Г. Шевченко.

В послевоенном Сталинграде, в рамках восстановленя города, было запроектировано сторительство двух крупных гостиниц – «Сталинград», ныне «Волгоград» и «Интурист». Стоявшее на месте нынешнего «Волгограда здание отеля «Столичные номера», в котором в 1918 г. помещался ЧОКПРОД – (Чрезвычайный продовольственный комитет на юге России), а в 30-е гг. – так назаваемый «Дом коммуны», было полностью разрушено в период Сталинградской битвы.

В начале 50-х гг. проект пятиэтажной коммунальной гостиницы разрабатывался архитектором архитектурно-планировочной мастерской – А. В. Куровским. А в 1956 г. закончилось строительство гостиницы «Сталинградская». После 1961 г. гостиница стала называться «Волгоград».

Архитектурная тема фасада основана на двухчастном членении. Нижние два этажа – глубоко рустованная стена с ритмически расположенными окнами прямоугольной формы и пилястрами. П-образное в плане, кирпичное здание имеет главный вход со стороны улицы Мира, в виде колонного подъезда высотой в два этажа , с пятью полуциркульными арками. Углы здания срезаны. Верх здания венчает карниз большого выноса и парапет с балюстрадой. Богатый набор лепных декоративных деталей украшает пилястры главного входа.

Наружные фасады здания облицованы железобетонными офактуренными плитами. Цоколь и вход в здание отделан гранитом. Гостиница имеет 424 номера. 19 из них – высшей категории. В номерах уют и комфорт создает мебель венгерского и финского производства. В гостинице установлена прачечная, химчистка, в здании – ресторан. Более 30 видов услуг оказывается постояльцам отеля. Размеры здания – 18*62*80 м.

Пятиэтажное здание гостиницы «Волгоград» имеет выразительный характер, решено в известном ритме монументальных форм архитектуры и имеет градостроительную, историческую и архитектурно-эстетическую ценность, являясь гармонично вписанным в окружающую среду с единой стилевой застройкой.

Гостиница «Интурист» вступила в строй годом позже. Ее проект был разработан институтом «Сталинградпроект» (автор – архитектор Б. Г. Гольдман). Строительство начато в мае 1953 г. строительным управлением «Сталинградстрой» (СУ-2). Здание гостиницы было принято в эксплуатацию 25 декабря 1957 г. с оценкой «отлично», открытие состоялось 26 декабря 1957 г.

Здание расположено на углу улицы Мира и площади Павших борцов. Угловое расположение определило Г-образную форму плана, скошенный угол здания решен в одну ось. Фасады зрительно разбиты на два яруса, нижний – рустован.

Архитектура здания выдержана в неоклассическом стиле 50-х годов ХХ века. В отделке широко использованы элементы классического декора – пилястры коринфского ордена, парапет с балюстрадой по верху венчающего карниза, бендлеты, лепнина в виде листьев аканта.

В здании предусмотрены два равноценных входа – с улицы Мира и с площади Павших борцов. Оба входа оформлены как объёмные порталы.

В отделке интерьеров широко применены элементы классической ордерной системы и лепные украшения. Здание с подвалом, выполнено из кирпича, оштукатурено, кровля чердачная. Габариты здания в плане 16,3*51,8*553 м.

В последующие годы в Волгограде появились новые комфортабельные (по тем временам) гостиницы – «Волго-Дон», «Турист», «Южная» и другие.

 

 


Перспективы развития индустрии гостеприимства

 

В настоящее время все большее количество владельцев гостиниц и их менеджеров осознает, что высокие технологии сегодня главенствуют во всем, и, претендуя на финансово состоятельных клиентов, уже нельзя не обеспечивать их полним набором услуг, с этими технологиями связанным. Современные постояльцы, в большинстве своем бизнесмены, возят с собой портативные компьютеры, с помощью которых они проводят презентации, обмениваются информацией с офисом, отправляют и получают электронную почту. Сегодня им могут предлагаться новые услуги, включающие и всеобщий и повсеместный доступ к Интернету и локальной сети (без использования кабеля), и сенсорный экран с прекрасной цветопередачей, и моментальное включение, выбор нужного стандарта передачи данных путем замены РС-карты, гибкий интерфейс, полный пакет офисных программ, виртуальную клавиатуру и распознавание рукописных букв. Конечно, технологии развиваются с головокружительной быстротой, и кто знает, какие информационные возможности будут завтрашним стандартом?

Сегодня гостиничные услуги выходят далеко за пределы классического определения «кров для путешественника», архитекторы, дизайнеры, девелоперы, инженеры, менеджеры отдают себе отчет в том, что вкусы, желания и потребности клиентов могут отличаться друг от друга. Стремясь повысить качество жизни в гостиничном номере, специалисты постоянно анализируют новые тенденции, уточняют критерии принятия решений и определяют современные стандарты гостиничного бизнеса.

В третьем тысячелетии постоянная конкуренция на рынке гостиничных услуг, сочетая ноухау с правильным использованием технологий, будет все больше приближать обслуживание постояльцев к формату а 1а саrd.

В современном отеле используется новейшая информационная технология, интегрирующая Систему управления номерами с Системой управления зданием. Начиная приблизительно с 1992 г. крупные международные гостиничные сети соревнуются в креативности решений, относящихся к неизбежному процессу реконструкции гостиничных комплексов. В управлении гостиницей все более важную роль начинают играть новейшие технологии (упрощение процедур регистрации и выписки, глобальные системы бронирования номеров, маркетинговое управление и т.п.).

В данной главе, наряду с определением основных тенденций в развитии гостиничного бизнеса, мы считаем также необходимым рассказать о наиболее интересных, экстравагантных, необычных отелях и ресторанах мира, надеясь, что их опыт, пусть спорный, поможет начинающим хотольерам, рестораторам и менеджерам туризма.

Самые необычные отели мира

Ежегодно профессиональный журнал Institutional Investor («Начинающий инвестор»), анализируя итоги работы отелей мира путем опроса деловых людей, проводящих более половины года в отелях разных континентов, определяет лучшие из них.

Так, на протяжении нескольких последних лет номером пер­вым журнал «Отель» называет отель «Orient» в Бангкоке. За ним по пятам следовали гонконгский «Regent» и гамбургский «Yier Jahreszeiten», гонконгский «Mandarin Oriental» и лон­донский «Shangri-La».

К лучшим отелям мира также относятся: гонконгский «Regent Hong Kong», лос-анжелесский «Bel-Air», сингапурский «Shangri-La».

Самым большим отелем в мире по прежнему остается «MGM Cyrand» в Лас-Вегасе (США). Его номерной фонд состоит из 5005 гостевых номеров. Отель состоит из 4-х тридцатиэтаж­ных башен и занимает 45,3 га. Конференц-зал отеля рассчитан на 15,2 тыс. мест. Тематический парк – 13,3 га. Казино занимает площадь 5793 м2 и состоит из четырех отдельных залов. Уста­новленных игровых автоматов насчитывается тысячи.

Самым старым отелем Европы считается отель «Dm Konige am Rhein» в городе Базеле. Первая клиентура переступила его порог еще в 1026 г., как сообщают хроники того времени.

Самым высоким отелем в мире на день сегодняшний однозначно считается отель «Гранд-Хайатт-Шанхай» в Пудоне (Китай) и занимает он верхние 35 этажей 88-этажного здания Чин-Мао-Тауэр.

Самым большим гостиничным вестибюлем (длина 107 мет­ров, а ширина 49 метров при высоте потолков 52 метра) распо­лагает отель «Хайатт–Ридженси» в Сан-Франциско.

Гостиницей на колесах по-прежнему значится «Восточный экспресс» Париж–Стамбул. Его длина 501 метр.

Самым высокогорным отелем в мире является отель «Вид на Эверест». Построен он недалеко от деревушки Начме (Не­пал). В хорошую погоду из его окон открывается потрясающий вид на Эверест. Обычно из-за высоты 80% гостей страдает от тошноты, головной боли и бессонницы. Неудивительно, что самый популярный заказ на обслуживание в номере – кислород: $ за 1 мин.

Самой северной гостиницей считается по данным всех справочников отель «Полярный» на острове Лонгьербайен (Норвегия). 60% острова покрыто вечными льдами. В отеле внедрены высокие стандарты полного сервиса.

Самые дорогие апартаменты – десятикомнатные апартаменты в отеле «Royal-Towers» в г. Атлантис (Багамские острова) – сдают за $25 000 в сутки. К услугам проживающих два центра развле­чений и досуга, бар, кабинетный рояль, столовая с канделябра­ми из чистого золота.

Самым длинным бассейном располагает отель «Хайатт-Ридженси Керромар» в Пуэрто-Рико. Длина его 541 метр. Общая площадь 1,8 га. Бассейн состоит из 5 соединяющихся водя­ными горками секций и окружен тропическим ландшафтом с 14 водопадами.

Наибольшее число фонтанов украшают территорию отеля «Беладжио» в Лас-Вегасе (Невада, США). Красивое искусственное озеро окружено тысячей фонтанов, выбрасывающих свои струи на 74 метра вверх. Работу фонтанов регулирует компьютер. В вечерние и ночные часы включают подсветку, состоящую из 4 тыс. разноцветных лампочек при сопровождении стерео- и цветомузыки.

Самое большое панно «Китай – наша великая Родина» украшает вестибюль отеля «Шангри-Ла» (Гонконг). Длина панно 51 метр, а ширина 14 метров. Любоваться этим панно лучше всего из застекленного лифта на отрезке между 41 и 56 этажами отеля.

Самым большим автопарком «Роллс-Ройсов» обладает «Пе-нинсуло Груп», владеющая разветвленной сетью гостиниц по всему миру. Первые семь «Роллс-Ройсов» модели «Серебряная тень» приобретены были ещё в 1970 году. С тех пор компания приобрела 50 автомобилей этой фирмы. Последняя покупка – 9 автомашин модели «Серебряная шпора». Гонконгский филиал компании владеет автопарком из 14 «Роллс-Ройсов» (13 – «Серебряная шпора» и один «Фантом-2» 1934 года выпуска).

Первый в мире музыкальный отель открылся на побережье Кута, в южной части острова Валик. Название этого отеля – «Hard Rock Beach Club» («Храм рок-музыки») – говорит само за себя: отель ориентирован на современную музыку и быстро стал популярным, особенно у молодежи.

417 номеров расположены в нескольких крыльях, каждое из которых оформлено в особом музыкальном стиле: рок-н-ролл, блюз, психоделик, рэгги и альтернатива. Все номера оборудо­ваны теле- и видеоавтоматами для заказа видеодисков, на ко­торых – сотни музыкальных клипов, фильмов и компьютер­ных игр. В каждом номере к услугам проживающих аудиоавтоматы.

Оригинально оформлен открытый зал перед стойкой портье. Стены украшены вещами рок-звезд, а в центре установлен экран, на котором практически круглосуточно демонстрируются музыкальные видеоклипы. На сцене, возвышающейся над квадратной стойкой бара, устраиваются концерты живой музыки. Таким образом, постояльцы отеля сразу же по прибытии оказываются в кафе «Хард Рок».

При отеле функционирует рок-центр, где к услугам гостей библиотека видеодисков. Здесь же можно подключиться к системе «Интернет». Сувениры, связанные с любимыми направлениями современной музыки, продаются в магазине «Хард Рок Мега Стар». Каждый клиент отеля может попробовать себя в вокале в одном из залов караоке.

В отеле круглосуточно работает радиостанция, регулярно сообщая разную информацию. Проживающие в отеле могут записать собственный музыкальный альбом в профессиональной студии. В центре огромного бассейна, расположенного на пляже, находится песчаный остров с эстрадой.

Проживание в «Храме рок-музыки» недешево – от $150 в сутки за номер. Но свободных мест практически не бывает.

Своей уникальной коллекцией... кроватей по праву гордится отель-замок, расположенный в курортном местечке Брайтон (Великобритания). «На самых старых спали еще в XII веке, – говорит его теперешний владелец Ирвинг Хьюз своим постояльцам, – когда вы спите на таких кроватях, то вам снятся сны из соответствующих эпох».

Самая оригинальная гостиница Туниса расположена на границе с пустыней Сахара. Постройки принадлежат одному из местных племен и очень похожи на гигантские бочки. Есть «бочки» диаметром 2–3 метра и длиной в 3–4 метра. Сделаны они из камня, обмазаны глиной. Двери-дыры диаметром 50 см. Обслуживают гостей жители пустыни – бедуины.

В Лас-Вегасе (Невада, США), как нигде в ином уголке земного шара, сосредоточено 16 «тематических» отелей, чей внешний вид и интерьер воссоздает различные места и эпохи от «острова сокровищ» до «средневековой Венеции».

Одна из самых необычных, уникальных гостиниц мира – «Treetops Hotel» («Отель на вершинах деревьев») расположена в одном из пригородных парков Кении. Именно в этом отеле в 1952 году Елизавета II узнала, что стала королевой Англии. Уникальность отеля состоит в том, что он в буквальном смысле слова стоит на вершинах деревьев и из его окон можно наблюдать, как дикие животные собираются на водопой. Это поистине один из красивейших уголков Африки, и довольно трудно определить, чему отдать приоритет: восхождению к кратеру или осмотру «зоопарка без клеток». «Зоопарк без клеток» – это маленький островок Саа-Ныне (вблизи города Мванза, 10–15 минут езды на моторной лодке), что находится на озере Виктория. Остров необычен своим пейзажем: природная скульптура – каменные изваяния, с которыми связаны многочисленные легенды и мифы. Но основной «приманкой» для туристов и путешествен­ников служат девяносто видов диких животных, которых туда специально завезли из Кении и разных районов Танзании. Этот «зоопарк без клеток» сулит посетителям множество острых и неожиданных ощущений.

Своим уникальным подводным отелем на Великом барьерном рифе гордится Австралия. В этом отеле окна гостевых комнат, расположенные ниже уровня моря, позволяют любоваться потрясающими подводными пейзажами.

Самым старым из постоялых дворов, сохранившихся до наших дней в первозданном виде, считается постоялый двор в деревне Сен-Албане (Великобритания), существование которого подтверждают письменные хроники событий 795 года, и называется он «У дерущегося петуха».

Не лишен оригинальности и отель в городе Тромсе в Норвегии. У подьезда встречает швейцар в национальном лапландском костюме: синяя шапка, на ней большой, как мяч, красный помпон. Тут же, тоже в национальной одежде, женщина-лапландка. И хотя одежда швейцаров явно рассчитана на иностранных туристов (в городе все одеваются по-современному), тем не менее это уже создает определенный настрой.

В самом же отеле есть одно небольшое новшество: номера не имеют... номеров. На дверях (чтобы не путали клиенты) указаны названия различных норвежских островов – Квалё, Ян-Майнен, Вествогей др.

Клиент отеля сразу же окунается в необычайную атмосферу и уже на все окружающее начинает смотреть по иному, с особым любопытством.

Самой древней и не потерявшей своей популярности и сейчас в Киото является древняя гостиница «Нидзо дзинья», в которой останавливались феодалы, вызванные к себе императором (Киото в старину являлся столицей Японии). Средние века были временем беспокойным, и поэтому основной пробле­мой тогдашних гостиниц являлось обеспечение безопасности гостей. Надо сказать, что средневековые рационализаторы придумали немало остроумных приспособлений: потайные ходы, «антиакустические» залы (невозможно подслушивать – ничего нельзя расслышать), громко скрипящие, «поющие» полы (нельзя подкрасться бесшумно) и т. д. Но император тоже был не лыком шит: он разработал специальные подслушивающие устройства, тайники для шпионов, даже замаскированные помещения для солдат, которые могли внезапно появиться перед проживающими и арестовать или убить их. Самое интересное, что большинство этих «техсредств» сейчас действует и немало способствует сегодняшней популярности отеля «Нидзо дзинья». В Японии есть заповедный район Никко, в котором успешно конкурируют отели в старояпонском национальном стиле. Так, пол в них обогревается, спят прямо на нем, подстелив небольшие матрасики (футоны), под голову – маленькие подушеч­ки. Непременная деталь – отлично подобранный букет в соответствующей вазе. Главное здесь – экзотика.

Популярнейшие отели Хаконэ всем проживающим выделяют кимоно. В этом национальном (и весьма удобном!) костюме можно отдыхать, ходить в рестораны, танцевать, смотреть концерты.

Есть специальный ритуал посвящения в клиенты отеля – церемония переобувания. В зелёных мягких туфлях проделы­вают путь от вестибюля до дверей номера. Здесь зелёные туфли меняют на красные – в них полагается ходить по прихожей и коридорчику, но в самом номере (ведь на полу спят!) можно ходить только в оранжевых туфлях...

Особый интерес представляют японские отели типа рёкан (риокан). Это, если можно так выразиться, своеобразный «антиотель». В нем все наоборот. Например, в обычном отеле, собираясь на ужин, вы облачаетесь в костюм и выходите в ресторан. Духи, ванна, бритьё – весь туалет вы, разумеется, делаете у себя в номере. В рёкане гости моются вместе, а ужинают каждый в своем номере. К ужину (или обеду) не одеваются, а раздеваются. Точнее говоря, переодеваются в кимоно, в нем легче и свободнее, чем в костюме. Входы в обычные отели ярко освещены, украшены различными видами рекламы, а у рёкана темная ограда (как правило, садовая), к парадному идет петляя, слабо освещенная дорожка. У входа на полу – мягкие туфли. Никаких ключей вам не выдается – комнаты без за­поров. Каждый номер имеет не безличное цифровое, а персо­нально именное название: «Гора», «Дерево», «Озеро» и т. д. Гость отеля не выбирает, куда ему поселиться, за него это решает хозяин. Считается, что хозяин рёкана принимает вас у себя дома, ибо вы не постоялец, а гость в изначальном смысле этого слова. Нет также и меню. Гостей кормят по указанию хозяина. И цену блюд вы узнаете только тогда, когда приходит момент подведения итогов за все время пребывания.

Неожиданности продолжаются, когда вы входите в свой номер: комната пуста, в ней ничего нет. И постельные принадлежности и еду (как уже упоминалось) вам приносят каждый раз отдельно.

Непременной и даже важнейшей частью рёкана является фуро – национальная японская баня. Есть отели с настолько известными купаниями, что из-за них туда и приезжают гости. Фуро работает, как правило, на горячем минеральном источнике. В некоторых купальнях через специальные канальчики можно выплывать в сад, на особые террасы и т. д. Старых деревянных, похожих на большие кадки фуро сейчас уже мало осталось, торжествует кафель, стекло, пластик. В ряде купа­лен можно принять ароматические ванны – из гвоздики, жас­мина и т. д.

Самый вы­сокостоящий отель в Европе: расположен в Швейцарии в горах на высоте 3 452 метра. Работает круглый год.

Самый лучший отель в Касабланке (Марокко) рекламируется в буклетах и путеводителях как «лучшее место отдыха в Западной Сахаре». При отеле особый, поистине уникальный парк, бассейн, верховые верблюды и, как особо подчеркивает реклама этого отеля, «моются они (верблюды) разными шампунями».

Во многих североафриканских отелях любят демонстрировать различные заварки чая: это входит в перечень услуг, оказываемых гостиницами. Так, на юге Сахары, к примеру, пьют в основном индийский плиточный чай. В специальный цилиндрический сосуд наливают чай, кладут туда растертые в муку арахисовые орехи, соль, потом всю эту смесь долго сбивают особой кожаной кисточкой. А на северо-востоке Сахары в гостиницах подают проживающим в гостинице клиентам зелёный, крепко заваренный чай с мятой. До еды – без сахара, а после еды – очень сладкий, почти сиропной густоты. Многие туристы считают эти рецепты заварки чая уникальными и в иссле­дованиях причин выбора именно такого отеля ссылаются на рецепты заварки чая, считая их самыми необычными.

А вот у Килиманджаро – самой высокой горы Африки, успешно работает несколько лучших отелей Танзании.

За изобретательность, фантазию и смелость предпринимателей лучшим отелем Бразилии признали отель, построенный в десяти километрах от города Манаус, а это в гуще тропических джунглей. Здание его представляет цилиндрическую форму высотой в 135 метров. Плавательные бассейны отеля снабжаются водой из протекающей рядом Амазонки.

Первой гостиницей, начавшей размещать только женщин, стала гостиница «Артемизия» в Берлине. Чуть позже к обслуживанию подобной категории проживающих присоединился и гамбурский отель «Хансетин». Обслуживающий персонал этих гостиниц подобран исключительно из женщин. В интерьере, дизайне использованы лучшие достижения известных худож­ников-оформителей – женщин.

Подобные запросы на гостиничные услуги слабым полом мотивированы сексуальными домогательствами со стороны сильного пола, шумом, пьяными оргиями и иными неудобствами, мешающими отдыху.

Гостиницей третьего тысячелетия по праву стал гостиничный комплекс «Chicago Beach Resort», расположенный на побережье Персидского залива на площади около 30 кв. км (75 ак­ров). Основным компонентом комплекса является пятизвездоч­ный «Resort Hotel», располагающий прекрасным номерным фондом, местами отдыха, центрами для проведения банкетов и конференций, аквапарком, находящимся на небольшом удалении от основного здания, 21 виллой и «Башней-Отелем» («Tower Hotel»), внешне напоминающей гигантский парус. Все это размещено на искусственном острове. В этом зда­нии высотой около 321 метра (для сравнения: самое высокое жилое здание России – МГУ им. М. Ломоносова – поднимается вверх на 255 м) вмещается 200 сверхроскошных (superluxury) номеров. Таким образом, «Tower Hotel» не толь­ко самый первый отель, устремленный в третье тысячелетие, но и самое высокое гостиничное здание.

Гостиничная клиентура, поселившаяся в отеле, добирается до острова тремя способами: воспользовавшись 280-метровым «горбатым мостом», раскинувшимся между берегом и гостиницей; регулярно курсирующей яхтой или вертолетом, для приземления которого приспособлена специальная площадка, «прилепившаяся» к корпусу отеля на высоте 212 м над уров­нем моря. Гостиничный атриум, пронизывающий «Tower» на­сквозь по вертикали, также самый высокий в мире. Из ресто­ранов и баров, находящихся в непосредственной близости от вершины здания, клиентура обозревает не только Персидский залив, но и эмиратские государства вплоть до Омана. Все номера «Tower», средняя площадь которых равна 550 м², декорированы и украшены драгоценными антикварными скуль­птурами и картинами, а также выдающимися произведениями современных художников. Окна номерного фонда выходят на залив.

 


Самые необычные рестораны мира

 

Самым первым рестораном, открывшемся в Париже в 1533 году, был ресторан Tour d'argent («Тур д'Аржан»). На протяжении двух веков он оставался уникальным заведением не только в Париже, но и во всей Франции.

Профессионалам ресторанного дела будет довольно интересно узнать, что автором термина ресторан является извес­тный организатор и кулинар М. Буланже, которого ещё в XVI веке нарекли почётным титулом «отец современного ресторана». Содержал он тогда круглосуточную таверну на улице Баель. Главным блюдом был суп, который он называл restorante (укрепляющий, восстанавливающий), откуда и пошло название «ресторан». Однако Буланже не ограничился этим супом и в 1767 году создал свой знаменитый «суп из баранины в винном соусе». Успех этого блюда превзошел все самые радужные ожидания, он был ошеломляющий. Буланже процветал.

Очень скоро его ресторан «Le Champ d'Oiseau» (ле Шан д'Уазо) расширил ассортимент и вместе с супом удивлял гурманов чудесами своей изобретательности и находчивости. Довольно интересна история создания Буланже одного из блюд. Он разрешил соседям приходить к нему в пекарню и печь картошку, используя жар печей после того, как оттуда вынимали хлеб. И однажды ему пришла в голову идея нового блюда – нарезан­ный картофель в горшочке с крепким бульоном, приготовленный в хлебной печи. Он назвал это блюдо boulangero potatoes (картофель по Буланже).

Первый ресторан повышенной комфортности с изыскан­нейшей кухней появился в 1782 году на улице Ришелье. Назывался он «Grande Taverne de Londres», а три года спустя, недалеко от Пале-Рояль – ещё один, «Aux Trois Freres Provencaux».

Что же касается современных ресторанов, то не так давно германский таблоид «Бильд» опубликовал список самых экстравагантных ресторанов в мире.

Первое место по экстравагантности газета присудила ресторану «Мартон» (назван по слову, означающему на мандаринском наречии «туалет») в тайваньском городе Гаосюн. Дело в том, что данное заведение буквально окунает своих посетителей в атмосферу туалета. Вместо стульев в ресторане стоят унитазы с симпатично украшенными крышками, на стенах вместо ламп висят писсуары. Салфеток нет, рот и руки гости вытирают туалетной бумагой. Столы здесь тоже искать бесполезно, посетители едят на накрытых стеклом раковинах. Кушанья в ресторане подаются в маленьких унитазиках или же в мыльницах. Особой популярностью пользуются мягкие, коричневатого цвета блюда, например шоколадное мороженое. Ведь на дне унитаза оно смотрится настолько естественно. Издание приводит и другие примеры нестандартных методов привлечения клиентов со стороны владельцев ресторанов.

В отеле «Хилтон» на Мальдивах во время трапезы с вас не будут спускать глаз акулы, скаты и прочие морские обитатели. Ведь первый в мире полностью остекленный ресторан расположен на глубине пяти метров на коралловом рифе. В ресторане всего 14 мест. Попасть в него можно, пройдя по деревянному настилу и спустившись по винтовой лестнице.

А в бангкокском ресторане Веnjarong в зале за звукопоглощающими стеклами плещется водопад, а гирлянды и многочисленные лампочки создают романтическую атмосферу отпуска. Подается в ресторане в основном свежепойманная рыба, умело приготовленная опытными поварами.

Посреди Бродвея в Нью-Йорке вы можете перенестись назад в 50-е годы. Интерьер и меню ресторана Еllens Stardust соответствуют типичному «дайнеру» (придорожный ресторан) тех времен. Весь обслуживающий персонал – профессиональные певцы, развлекающие посетителей эстрадными номерами.

В Спрейсайде на острове Тобаго вы можете отобедать в кроне деревьев. Из ресторана Jemmа's Sеа View Kitchen открывается впечатляющий вид на остров, а заказать здесь можно рыбу, омаров и цыплят.

В ресторане Воllesjе, располагающемся в бывшей тюрьме германского города Рюдесхайм, у гостей перед входом берут отпечатки пальцев и зачитывают правила поведения. Затем посетителям предлагают отведать «воровской коктейль» и надеть тюремную робу, в которой они на некоторое время погружаются в атмосферу тюремной жизни.

Большой интерес для начинающих рестораторов представляет также и публикуемый ежегодно список лучших ресторанов мира. В 2005 году лучшим рестораном мира признан ресторан «Жирная утка» Хенстона Блюменталя. По утверждениям знатоков, именно здесь можно найти самые необычные и изысканные блюда, такие, как устрицы под хреном, жареные сардины с мороженым и горчицей, салат из улиток. Расположенный в графстве Беркшир между Лондоном и Оксфордом, этот ресторан привлекает многочисленную публику из находящихся поблизости многочисленных поместий английской знати. Ведь традиционно в Беркшире селятся самые блестящие аристократические фамилии Англии и богатые бизнесмены. В 2005 г. «Жирная утка» потеснила лидера 2003 и 2004 годов «Французскую прачечную» американца Томаса Келлера, хотя жюри отдало этому ресторану должное, назвав его лучшим рестораном в Америке и присудив ему третье место в мировом списке. Список лучших ресторанов составлен на основе опроса 600 ведущих шеф-поваров, владельцев ресторанов и специалистов в области кулинарии. На втором месте оказался испанский «Эль Булли», находящийся в Кала Монтхой. В 2007 г., по мнению одного из самых авторитетных изданий о ресторанном бизнесе, главных тенденциях в мировой кулинарии и закулисных интригах высокой кухни – британского журнала «Рестаурант Магазин» – этот ресторан вышел на первое место в мировом рейтинге.

Суровое британское жюри совместно с ресторанными критиками и представителями этой индустрии из различных стран мира отобрало по нескольким критериям лучших из лучших, отсеивая сотни и тысячи ресторанов. В исследовании приняло участие более 600 человек, члены жюри лично продегустировали блюда и напитки в ресторанах 70 стран мира.

«Эль Булли» был удостоен трех звезд Мишлен. Почетные призовые места в 2007 г. достались все той же «Жирной утке» (второе место) и французскому ресторану, принадлежащему шефу Пьеру Ганьеру («Пьер Ганьер», третье место). Новшеством этого года стало то, что по решению организаторов, общий список ресторанов в этом году был расширен до ста и это позволило попасть в сотню лучших двум российским ресторанам. Ресторану «Пушкин» – который занял почетное шестьдесят второе место и ресторану Андрея Деллоса «Турандот» – соответственно шестьдесят пятое место рейтинга.

Самым дорогим рестораном мира считается ресторан «Арагава» в Токио (Япония). Он получает свою знаменитую говядину с одной единственной фермы, находящейся неподалеку, и она действительно тает во рту. Ресторан признан лучшим местом в Токио, где можно отведать мяса, которое, кстати, подается только с перцем и горчицей. Все остальные приправы считаются богохульством. Средний чек ресторана оценивается в 277 долларов.

Kinderkookkafe – самый необычный ресторан Амстердама. Вместо взрослых официантов эдесь работают дети. В этом по-настоящему детском заведении юные голландцы не только обслуживают посетителей и приносят счета, но и готовят под присмотром взрослого повара. Еда вкусная, особенно десерты. А с каким удовольствием посетители оставляют чаевые – такого не увидишь ни в каком другом ресторане...

Самый большой ресторан в мире находится, согласно книге рекордов Гиннеса, на окраине Бангкока (Таиланд). Название ресторана – «Королевский дракон». Площадь его зала превышает площадь четырех футбольных полей (3,34 га), он может одновременно принять 5 000 клиентов. Чтобы не задерживалась доставка заказанного из кухни на столы, официанты мчатся с подносами между столиками на роликовых коньках. Всего в штате ресторана 1200 человек, а в меню – около 1000 разных блюд. Чтобы попасть на работу в этот ресторан, претендент должен показать умение кататься на роликовых коньках и в течение месяца шлифовать это умение под руководством инструктора ресторана.

А самый маленький ресторан в мире – это Кuаррi в местечке Иисалми (Финляндия). Его название переводится как шкафчик и это лучшее место для уединенной трапезы: в нем всего два посадочных места и один стол.

Сеть ресторанов Dans Le Noir? (Париж, Лондон, Москва) предлагает проводить трапезу в кромешной тьме. В непривычной обстановке вкусовые рецепторы обостряются, что дает возможность по-новому прочувствовать вкус блюд и вин. Учредитель сети Эдуард де Брольи – добился феноменального успеха у парижских, лондонских и московских гурманов.

Самый высокий ресторан в мире расположен в Боливии на высоте 5 340 м. Он называется Chacaltaia ski resort.

А ресторан Аllalin в Саас-Фэ (Швейцария) – самый высокий в мире вращающийся ресторан. Расположенный в швейцарских Альпах на высоте 3 500 метров над уровнем моря. Он совершает полный оборот за один час.

Самый низкорасположенный ресторан нашей планеты находится в Иордании, на 412 м ниже уровня моря, а самый глубокий – в местечке Величка под Краковом (Польша), в королевской соляной шахте, на глубине 125 м.

Ресторан Dinner in The Sky (Бельгия) уже несколько лет организует выездные обеды за столом, поднятым краном на высоту 50 метров. Вместе с зафиксированными на креслах четырехточечными ремнями безопасности клиентами поднебесные гастрономические туры совершает и персонал. Бесстрашными официантами и сомелье руководит конферансье, стоящий прямо в центре стола.

Необычен костюм официантов в ресторане Вutlers in the Buff (Великобритания). «Наряд» официантов этой модной английской кейтеринговой компании состоит из воротничка, галстука-бабочки, манжет и фартука. Никакого отношения к секс-услугам ресторан, возглавляемый бывшим морским офицером Джейсоном Дидкоттом, не имеет. Атлетически сложенные голые официанты пользуются бешеным успехом для организации девичников и корпоративных вечеринок.

А в ресторане Les Princesses в Монреале (Канада) гостей обслуживают обнаженные официантки.

В некоторых ресторанах, таких, как Sаме в США или «Анналакшми» в Индии клиенты сами решают, сколько заплатить. А в ресторане «Эль Тинтеро» в Испании продажа блюд похожа на аукцион. В ресторанеTwins currentliclosed в Нью-Йорке персонал состоит из близнецов, в ресторане Koto в Ханое (Вьетнам) – из «трудных» подростков, а в Clak si Mangla (Рим, Италия) – из глухонемых.

A ресторан s Baggers в Германии – это автоматизированный рестран, работающий без официантов вообще.

Ресторан Biermythos в Австрии представляет собой большую пивоварню, где гости могут принять ванну из пива.

Московский ресторан «Сталинский бункер» размещен прямо в настоящем бункере «отца всех народов».

В общем, для творческого полета фантазии у современных рестораторов и хотельеров поистине нет границ…