Спонсоры

Спонсоры

Видео Гиды

Куда поехать:

Петербург - От Мойки до канала Грибоедова

От Мойки до канала Грибоедова

 

От Мойки Невский становится шире и наряднее. На теневой стороне — Строгановский дворец, один из лучших памятников елизаветинского барокко. В 1754 году Франческо Растрелли построил его для барона Сергея Строганова, любимого обер-камергера императрицы Елизаветы, всего за полтора месяца. Барон использовал и своих крепостных, и казенных рабочих, занятых на происходившем тогда же строительстве Зимнего дворца. Сегодня здесь — филиал Русского музея, часть дворцовых интерьеров восстановлена. Кроме того, здесь помещается один из многочисленных петербургских паноптикумов. Парадный вход во дворец был прежде с Невского, через арку двора. Сейчас во дворе кафе «Строгановский двор» и остатки садовой скульптуры — два небольших садовых сфинкса, изображения Флоры и Нептуна и 6 чугунных тумб со львиными масками. На той же стороне, в створе Большой Конюшенной улицы, — здание торгового дома Мертенса (№21) с огромными остекленными трехэтажными арками лицевого фасада.

На другой стороне Невского одна за другой стоят инославные церкви. Петербург в императорской России часто называли «немецким городом». Это, вообще говоря, неверно: примерно 80 процентов населения всегда составляли православные, но иностранцев (прежде всего немцев, голландцев, шведов, англичан, французов) и инородцев (поляков, татар, евреев) было немало. Строить отдельные храмы инославным христианам, католикам и протестантам разрешили только в 1763 году (прежде они молились в домовых). В это время как раз застраивалась Казанская часть города — между Фонтанкой и нынешним каналом Грибоедова, и именно здесь в конце XVIII — начале XIX века построили иноверческие церкви: католическую, три лютеранские (шведскую, немецкую и финскую), голландскую и французскую реформатские и армяно-григорианскую.

Голландцев в Петербурге жило несколько сотен, их специальность в XIX веке — продажа шоколада, какао и экзотических фруктов. Голландская церковь с куполом и четырехколонным портиком выходит прямо на красную линию проспекта (№20). Она была построена в 1834 году архитектором Полем Жако и освящена в присутствии принца Оранского и двух будущих голландских королей. После революции голландцы благополучно бежали в Нидерланды, а в их церкви сейчас музыкально-художественная библиотека, антикварный салон, ресторан, фастфуд и книжный магазин.

Главный храм петербургских немцев — псевдороманская Петеркирхе, принадлежавшие храму дома №22 и 24 занимают квартал между Большой Конюшенной и Малой. Перед революцией церковь насчитывала 15 тысяч прихожан. Построил ее Александр Брюллов — лютеранин, придворный архитектор, родной брат автора «Последнего дня Помпеи». При коммунистах здесь устроили плавательный бассейн, с 1992 года это опять лютеранский храм. В доме №22 помещалась книжная лавка Александра Филипповича Смирдина — издателя, книгопродавца и знакомца Пушкина. Сейчас это популярное среди зажиточных дам кафе «Лавка Смирдина». А в доме №24 до 1917 года находился известный на весь город шахматный, шашечный и бильярдный ресторан «Доминик», в сущности — первый русский фастфуд, перенесенный после революции в Париж и там, кажется, благополучно существующий по сию пору.

За лютеранским храмом — здание Петершуле, старейшей в городе немецкой школы. В начале xx века в ней учились 1200 мальчиков и девочек (обучение у немцев и тогда было совместным). Среди выпускников — архитектор Карл Росси и композитор Модест Мусоргский. Сегодня возведенное в 1762 году, но с тех пор многократно перестраивавшееся здание занимает немецкая гимназия №222.

Торцовая стена лютеранской церкви выходит на Малую Конюшенную улицу. В 1999 году она первой в Петербурге стала пешеходной зоной. Тогда же в начале ее появился скучный памятник Гоголю, поставленный Михаилом Беловым на деньги местных меценатов. На тыльной стороне памятника — список жертвователей, один из которых тем временем был осужден за вымогательство, другой в бегах, а двоих злодейски убили на Кипре. Особо сюрреалистический оттенок пешеходной улице придает расположенная здесь же больница, специализирующаяся на травмах таза и нижних конечностей: в отсутствие специального больничного двора пациенты в халатах и тапочках летом расхаживают прямо по улице, мешаясь с толпами туристов. Странное впечатление производит и памятник городовому, как две капли воды похожий на Никиту Михалкова. Это подарок городу от милиции. Впрочем, не все так уж плохо на Малой Конюшенной. Изящный «Метеорологический павильон погоды», изготовленный в 1913 году мирискусником Николаем Лансере, и красив, и вполне функционален: показывает температуру, давление, влажность, направление ветра, прогноз погоды. Нечетная сторона улицы издавна принадлежала шведской общине. Дом №3 построен в 1905 году для столичных шведов (самыми знаменитыми были ювелиры Фаберже и промышленники Нобели) в стиле северного модерна их соотечественником, петербургским архитектором Федором Лидвалем. Здесь же, на Малой Конюшенной, — псевдороманская шведская церковь Святой Екатерины 1865 года и шведское же консульство (на углу со Шведским переулком).

Казанская площадь — по существу, сквер перед одноименным собором. В 1837 году, к двадцатипятилетию войны 1812 года, здесь поставили памятники двум главнокомандующим — Кутузову и Барклаю де Толли. У ног каждого из командующих — французские знамена с переломленным древком. Сквер с фонтаном разбили из соображений государственной безопасности в 1900 году: с 1876-го здесь регулярно происходили студенческие демонстрации. Как вспоминал Осип Мандельштам, «со стороны Казанской площади раздавался протяжный, все возрастающий вой, что-то вроде несмолкавшего «у» или «ы», переходящий в грозное завывание. Тогда зрители шарахались, и толпу мяли лошадями. «Казаки, казаки!» — проносилось молнией быстрее, чем летели сами казаки. Собственно «бунт» брали в оцепление и уводили в Михайловский манеж, и Невский пустел, будто его метлой вымели». В бурные 1980–1990-е площадь была местом демонстраций сначала антикоммунистов, а потом коммунистов и в народе носила ласковое название «Казань».

Сам Казанский собор был сооружен в 1811 году специально для хранения особо почитаемой иконы Казанской Божией Матери. Собор построен по проекту Андрея Воронихина, бывшего крепостного графа Александра Сергеевича Строганова — президента Академии художеств, возглавлявшего комиссию по возведению храма. Возведенный перед Отечественной войной 1812 года собор стал ее символом. По его стенам были развешены знамена наполеоновской армии, штандарты и ключи от взятых русской армией европейских городов. В 1813 году в храме был похоронен Михаил Кутузов. При изъятии церковных ценностей в 1921-м собор был ограблен, а в 1932-м — закрыт и превращен в единственный в мире Музей истории религии и атеизма (ныне он занимает отдельное здание напротив главного почтамта). С 1991 года в соборе возобновились богослужения, а в 2000-м он вновь стал кафедральным. Была восстановлена и дореволюционная традиция ежегодных (30 мая) крестных ходов из Казанского в Александро-Невскую лавру.

В плане здание имеет форму вытянутого римского креста. К обращенному на Невский боковому (северному) фасаду примыкает полукруглая колоннада из 96 колонн коринфского ордера, вытесанных из огромных известняковых блоков. Колоннада — замечательное место для прогулок в солнечный день, — к сожалению, теперь закрыта для горожан. Резной портал бронзовых входных дверей (копия барельефа «Райских дверей» из флорентийского баптистерия) выполнен из рускеальского мрамора.

Большая часть соборного иконостаса представляет собой просто фанерную стену с иконами. Иконостас восстанавливается по сохранившимся чертежам архитектора Константина Тона. Когда-то он был отлит из 160 пудов трофейного французского серебра; теперь планируется потратить 6. Казанскую Божию Матерь вернули из Владимирского собора в июле 2001 года, она висит справа от царских врат. Могила Кутузова восстановлена, вокруг развешены последние оставшиеся штандарты и ключи от взятых городов.

Казанская улица в пушкинское время звалась Мещанской и отличалась обилием борделей. Здание на углу Невского и Казанской (№25), построенное Василием Стасовым для священнослужителей собора, неожиданно удачно реконструировано в 1990-х Никитой Явейном. Внутри — крытый дворик, офисные и магазинные помещения, торговый центр «Стокманн». Сладко войти сюда в непогоду: журчит фонтан, кофе не слишком дорог, можно курить, к услугам посетителей места общего пользования и дружественный финский конфекцион, незаменимый в петербургских широтах.

Дальше по той же стороне Казанской, напротив западного фасада собора, находится небольшой сквер перед Университетом им. Герцена, где куются кадры городской педагогики. В сквере — гранитный фонтан с поилкой для лошадей, в советское время перенесенный сюда из-под Царского Села, и прелестная кованая чугунная ограда работы Андрея Воронихина. За сквером — современная стекляшка торгового комплекса, спроектированная Марком Рейнбергом, и южная, тыльная, часть Казанской площади, где стоит удивительный для Петербурга доходный дом в стиле венского модерна (1902 года постройки) — в нем работает первый в России ледяной бар с оригинальным названием «Лед».

Если пересечь площадь и выйти на набережную канала, то на противоположной стороне Невского вы увидите практически небоскреб — шесть этажей с мансардами. Бывшую штаб-квартиру российского отделения компании «Зингер», в советское время приютившую городской Дом книги, построили в 1904 году с применением последних достижений тогдашней технологии: железобетонный каркас, обилие стекла и металла, 3 сорта гранита в облицовке, перекрытый стеклянной крышей внутренний дворик, лифты. Над зданием — конический стеклянный купол, увенчанный глобусом. Этот символ всемирного могущества компании поддерживают две бронзовые девицы: «Зингер» на русском рынке была монополистом по продаже «женского» инструмента — швейных машинок. На уровне шестого этажа торцевого фасада укреплены две бронзовые валькирии, очевидно, навеянные Вагнером. Одна из них держит в руках швейную машинку и веретено. Архитектура, как писали тогдашние газеты, «вполне парижская». Недавно здание отреставрировали и после недолгих споров решили вновь открыть в нем книжный магазин.

Казанский мост — второй после Синего по ширине в Петербурге (95 метров). Водная протока, которую он перекрывает, проложена при Анне Иоанновне, при Екатерине II облицована гранитом и названа Екатерининским каналом, а в 1923-м тираноборцами-большевиками переименована в канал Грибоедова.