Спонсоры

Спонсоры

Видео Гиды

Куда поехать:

Петербург - Мойка

Мойка

 

Свернув с улицы Декабристов направо на набережную, можно дойти до Мойки. На одной ее стороне — живописные корпуса Адмиралтейского завода, а на другой — гранитная набережная и жилая застройка. Общая картина местности здесь решительно меняется. Двор, гвардия, балет — три кита, на которых держалась светская жизнь Российской империи. Кварталы, прилегавшие к историческому центру и Мариинскому театру, невольно становились богемно-аристократическими.

На углу Мойки и Английского проспекта — дворец великого князя Алексея Александровича (№122/2–4), брата Александра III, единственного холостяка в семье Романовых, красавца и светского человека с головы до ног. Он командовал русским флотом, по-настоящему не интересуясь ничем, кроме женщин (русским актрисам предпочитал француженок), еды и спиртного. Дворец, сооруженный в 1885 году много строившим для императорской семьи Месмахером, напоминает замки Луары: цилиндрические башни, завершающиеся куполами со шпилями, два роскошных въезда на Мойку, отлично сохранившееся чугунное литье ограды. Окружавший дворец огромный парк существенно урезали после смерти великого князя. Но сохранился общий дух замка, восходящий к романам Дюма, до которых хозяин был большой охотник.

Дом №18 по отходящему от Мойки Английскому проспекту арендовал для своей пассии, балерины императорского балета Кузнецовой, реформатор и либерал великий князь Константин Николаевич. В столице действовали народовольцы, великий князь боялся покушений, и в его кабинете на первом этаже и по сей день сохранились железные ставни. В 1893 году наследник, будущий император Николай II, перекупил особняк для своей возлюбленной Матильды Кшесинской, блистательно дебютировавшей на сцене Мариинского театра. По вечерам великие князья Михайловичи (сыновья Михаила Николаевича, брата Александра II) пели здесь грузинские песни, а остальные гости играли с наследником и хозяйкой в маленькую скромную баккара, было очень мило. Николай бывал здесь, впрочем, недолго: через год он обручился с Алисой Гессенской. Позже один из Михайловичей, Сергей, сменил государя в качестве покровителя великолепной Матильды и в конце концов построил ей собственный роскошный дом у Троицкого моста.

От улицы Писарева до Крюкова канала набережная Мойки выходит на Новую Голландию, небольшой остров, на котором Жан-Батист Валлен-Деламот в 1780-е годы построил каменные склады для корабельного леса. Бревна употребляли при постройке судов на Адмиралтейской верфи. Остров выбрали неслучайно: древесина пожароопасна. Мощные краснокирпичные стены с огромными полуциркульными окнами раскрываются роскошной парадной аркой, выходящей на Мойку. Через нее на склад шли плоты. Мирискусник Игорь Грабарь писал: «Эта прекрасная арка — одна из самых вдохновительных затей, сохранившихся от старого Петербурга». С того момента, когда корпуса судов стали делать из брони, Новой Голландии пытались найти иное применение. Анатолий Собчак мечтал открыть на острове развлекательный центр с художественными галереями, но тогда инвесторов не нашлось. Зато в 2006 году московский девелопер Шалва Чигиринский вместе с английским архитектором сэром Норманом Фостером взялись делать на острове театр, гостиницу, офисы и музей. Так что, возможно, через несколько лет вместо прекрасной, но недоступной декорации Новая Голландия превратится в популярный туристический аттракцион.

Прямо напротив Новой Голландии, на Мойке, 106, находится усадьба князей Воронцовых (1857). В 1895 году дворец выкупили для великого князя Александра Михайловича, который приходился Николаю II сразу и троюродным братом, и деверем: он состоял в браке с сестрой последнего императора Ксенией. Моряк и покровитель авиации, знаменитый плейбой, он спасся от красного террора, жил во Франции, Америке и Австралии, бросил жену и оставил после себя колоритные воспоминания, которые совсем недавно были переизданы. Дочь великокняжеской четы, племянница императора Ирина, вышла замуж за петербургского ловеласа, богача и бисексуала Феликса Юсупова. Сейчас дворец Александра Михайловича отдан под нужды физкультурников. Здесь расположился один из корпусов Академии имени Лесгафта, готовящей преподавателей физкультуры и тренеров по различным видам спорта.

Дворец Юсуповых, куда переехала Ирина, находится неподалеку, чуть дальше по набережной Мойки, на другой стороне Крюкова канала (№94, построен в 1760-е Валлен-Деламотом и перестроен в 1830-е). Мрачноватый снаружи, он примечателен интерьерами. Первые богачи в России, владельцы подмосковного Архангельского, Юсуповы заказали интерьеры лучшим декораторам 1830-х годов, а затем неоднократно перестраивали и достраивали анфилады первого и второго этажей. Большая часть обширной художественной коллекции Юсуповых была в 1920-е годы передана в Эрмитаж или продана за границу. В целом интерьер анфилад сохранился. В прелестном двухъярусном домашнем театрике в стиле рококо и сейчас дают представления — в основном оперы Моцарта. Сегодняшний статус Юсуповского дворца не очень ясен. Теоретически здесь должен быть Дом работников просвещения, но на практике он представляет собой нечто среднее между музеем и домом приемов, специализирующимся на иностранных туристах.

В Юсуповском дворце в ночь на 17 декабря 1916 года убили Григория Распутина; это роковое для судьбы России событие воссоздается в здешнем Музее восковых фигур. Кроме Феликса Юсупова в заговоре принимали участие великий князь Дмитрий Павлович, депутат Государственной думы Владимир Пуришкевич, доктор Лазаверт и офицер Сухотин. Пока Юсупов на первом этаже травил старца пирожными с цианистым калием, на втором дожидались соучастники. Яд не подействовал, и Юсупов расстрелял Распутина из револьвера, а потом поднялся к гостям распить шампанское за успех предприятия. Меж тем Распутин выжил и пытался бежать через выход во двор. Уже во дворе его дострелили и отвезли труп на Малую Невку, к Лазаревскому мосту.

На углу Ново-Адмиралтейского канала и Галерной улицы стоит дворец Бобринских (№58–60). Основатель рода Алексей Бобринский — внебрачный сын Екатерины II и Григория Орлова, беспутный картежник, проигравший несколько миллионов рублей (матушка заплатила). Великодушный Павел I публично называл Алексея Григорьевича братом и присвоил ему графский титул. Дворец построил в 1790-х Луиджи Руска. Это превосходный образчик барского дома с парадным двором, флигелями, въездными воротами со статуями. Похоже скорее на допожарную Москву, чем на Петербург.