Спонсоры

Спонсоры

Видео Гиды

Куда поехать:

Петербург - По Шпалерной к Смольному

По Шпалерной к Смольному

 

Всю нечетную сторону Шпалерной улицы занимают казармы Кавалергардского полка. Общий мрачный колорит этой части улицы поддерживает и монумент Феликсу Дзержинскому, установленный на излете застоя рядом со зданием школы фсб. Однако монотонность застройки скрадывается постепенно приближающимся и как бы парящим в воздухе растреллиевским Смольным собором.

Слева, не доходя до Смольного, в Ставропольском переулке, — Кикины палаты, памятник архитектуры Петровской эпохи. Первый хозяин, руководитель Адмиралтейства Кикин, был казнен по делу царевича Алексея. Собственно, в Кикиных палатах и собирались его сторонники, мечтая о том времени, когда безумный и жестокий царь наконец отдаст богу душу и престол достанется тихому и справедливому царевичу Алексею. После смерти Кикина его дворец был занят Кунсткамерой, а потом казармами. В 1950-е годы разрушенное в войну здание воссоздано архитектором-реставратором Ириной Бенуа, и в нем расположилась музыкальная школа.

Смольный собор — по мнению большинства знатоков Петербурга, лучшее и непревзойденное творение Франческо Растрелли. Здесь, на изгибе Невы, императрица Елизавета Петровна заложила Воскресенский Новодевичий монастырь, для которого архитектор должен был построить огромный собор с колокольней выше Ивана Великого. Строительство собора было завершено в 1757 году, а колокольню так и не построили. Неосуществленный проект можно увидеть в музее Академии художеств. Смольный собор — удивительный памятник того архитектурного стиля, который практиковал Растрелли. Он не имеет аналогов в Европе, да и вообще к тому времени барокко представлялось для европейцев анахронизмом. Четыре колокольни прижаты к высокому барабану центрального купола и как бы взмывают вверх. Собор, в котором ныне проводят концерты и выставки, окружают жилые корпуса монастырского двора с четырьмя церквями по углам.

Справа от собора расположена площадь Пролетарской Диктатуры (ранее — Орловская, Лафонская). Собственно площадь составляют офисные здания брежневского времени и неоклассические пропилеи (архитектор Владимир Щуко, 1924), образующие парадный вход в Смольный институт. Площадь уникальна для России тем, что здесь сидят бок о бок сразу два губернатора: в Смольном — Валентина Матвиенко, а в здании правительства Ленинградской области (угол Суворовского проспекта и Ярославской улицы) — областной губернатор Валерий Сердюков.

Смольный институт — типичное творение Джакомо Кваренги — построен в 1808 году для первого и самого привилегированного из институтов благородных девиц. С конца XIX века заведение потеряло былой престиж, дворянские девушки отдали предпочтения гимназиям и Высшим женским курсам. В 1917 году в Смольный институт вселились Всероссийский центральный исполнительный комитет и Петроградский совет солдатских и рабочих депутатов. В сентябре председателем Петроградского совета был избран Лев Троцкий, и здание превратилось в большевистскую штаб-квартиру. В ночь с 7 на 8 ноября Второй съезд Советов фактически передал большевикам власть в стране, узаконив Совет народных комиссаров во главе с Лениным. Здесь в одном из классов, где еще недавно смолянки читали Лафонтена, группа никому не известных интеллигентных маргиналов создала власть, которая правила Россией 74 года. Под утро в гимнастическом зале жены постелили на соседних матах постели двум новым хозяевам одной шестой части суши — Ленину и Троцкому. Председатель Совнаркома все не мог уснуть и спрашивал смертельно уставшего наркома иностранных дел, как он думает, продержится ли новое правительство, скажем, неделю.

С марта 1918 года в Смольном обитала только городская власть, представленная сменявшими друг друга коммунистическими проконсулами. Место оказалось гиблым. Здесь Зиновьев пытался сделать Петроград столицей мировой революции и руководил расстрелами «бывших», но был смещен и после долгих унижений обнимал сапоги своих палачей на Лубянке. Отсюда Киров приказывал взрывать храмы и определял сроки соловецкой каторги епископам и профессорам, пока не пал от пули Леонида Николаева. Отсюда Жданов проводил великую чистку 1934–1938 годов и не сдавал немцам блокадный город, а потом его отравили на валдайской даче. Тут Попков и Кузнецов восстанавливали Ленинград и проводили в жизнь постановления о Зощенко и Ахматовой, пока сами не стали жертвами «Ленинградского дела». Страшный Адрианов, бесцветный Спиридонов, вздорный Толстиков, вечно злой Романов, вальяжный Зайков, представительный Соловьев, бессмысленный Гидаспов, харизматичный Собчак, скромно-хозяйственный Владимир Яковлев — никто на этом месте не обрел лавров. Правда, после Попкова уже не расстреливали.