Спонсоры

Спонсоры

Видео Гиды

Куда поехать:

Петербург - Вокруг улицы Пестеля

Вокруг улицы Пестеля

 

Огромную территорию за улицей Пестеля занимает комплекс Соляного городка. Здесь когда-то находились склады соли и вина. С 1870-х здания Соляного городка использовались как выставочные помещения. Здесь находились Музей прикладных знаний и павильоны Русского технического общества, Сельскохозяйственный и Кустарный музеи. После войны в Соляном городке размещался Музей обороны Ленинграда, закрытый в 1949 году в связи с «Ленинградским делом». В 1989 году ранее расформированная экспозиция музея восстановлена. Рядом с Соляным городком стоит Пантелеймоновская церковь, возведенная в 1739 году архитектором Иваном Коробовым. В день святого Пантелеймона, 27 июля, русский флот одержал две главные победы над шведами в Северной войне — при Гангуте в 1714 году и при Гренгаме в 1720-м. На брандмауэре дома №11 напротив церкви — мемориальная доска в память об обороне полуострова Ханко в 1941 году. Ханко — финское название все того же Гангута: после Финской войны полуостров был отдан под советскую военно-морскую базу, а в ноябре 1941 года краснофлотцы сдали базу финнам и перебрались в Кронштадт. Мемориальную композицию увенчивает бездействующий фонтан. Впрочем, живший по соседству Бродский подбадривал защитников Ханко: «Здесь должен быть фонтан, но он не бьет./ Однако сырость северная наша/Освобождает власти от хлопот,/И жажды не испытывает чаша./Нормальный дождь, обещанный в четверг,/Надежней ржавых труб водопровода./Что позабудет сделать человек,/То наверстает за него природа».

Где-то здесь хорошо бы перейти Пантелеймоновскую улицу и пройти квартал по Соляному переулку до Мухинского училища (официально оно называется Художественно-промышленной академией) — преемника Центрального училища технического рисования барона Штиглица, готовившего художников-прикладников (кузнецов, дизайнеров, стеклодувов, мебельщиков, модельеров). В огромном здании, построенном в стиле итальянского ренессанса, со стеклянным куполом и замечательными интерьерами (Максимилиан Месмахер, 1895) есть Музей декоративно-прикладного искусства. Среди выпускников «Мухи-Штиглица» — Михаил Шемякин, супруги Ольга и Александр Флоренские, Дмитрий Шагин.

Следующий любопытный объект по улице Пестеля — дом-улица Ратькова-Рожнова (№13–15, архитектор Павел Сюзор, 1900). Виктор Шкловский писал об этом странном здании: «Изменялся город, стали появляться высокие дома с башенками. На многих улицах выросли дома богача Ратькова-Рожнова. В этих домах подворотни высотой в три этажа, и освещенный электричеством двор становится похож на пустынную улицу». Василий Ратьков-Рожнов унаследовал огромное состояние лесоторговцев Громовых. Он работал у них топ-менеджером и сумел удачно разрулить финансовые потоки собственников в свою пользу. На четырехэтажной арке двора, с задней ее стороны, две скрещенные «Р», вензель владельца. По обеим сторонам арки, с лицевой ее стороны, — монументы и символы тех видов бизнеса, в которые этот владелец был вовлечен: носы пароходов, топор (лесосеки), пшеничные колосья (экспорт зерна). В доме Ратькова-Рожнова находится заметный на антикварном рынке магазин «Пантелеймоновский», а в доме напротив — магазин «Ренессанс», специализирующийся на ампирной мебели.

На углу Литейного проспекта и улицы Пестеля стоит совершенно удивительный пятиэтажный доходный дом Мурузи, стилизованный под Альгамбру — мавританский дворец в Гранаде. Экзотический заказ сделал архитектору Александру Серебрякову князь Александр Мурузи. Папаша владельца, Дмитрий Мурузи, — турецкий подданный, трапезундский князь и русский шпион. Прознав о профессии князя, турки его обезглавили. Вдову же с многочисленным потомством Россия приняла и буквально озолотила: внешняя разведка умела платить по счетам. Этимология архитектуры здания такова: «Сами мы не местные, с Востока — роскошь, нега, фонтан, гарем». Сохранилась квартира князя, занимающая весь бельэтаж на Литейном. Здесь и вправду фонтан, мрамор, курительные комнаты, арабески, кариатиды и вообще все, что нужно богатому человеку. Понятно, что князь в конце концов разорился, дом перешел к другим владельцам, а потом превратился в скопище коммунальных квартир.

В последней от Литейного парадной дома Мурузи, если идти по улице Пестеля в сторону Преображенского собора, сконцентрировалась история литературы. Здесь много лет определял вкусы, распускал сплетни, плел интриги пресловутый menage a trois: Зинаида Гиппиус, Дмитрий Мережковский и Дмитрий Философов. Главной была Зинаида Николаевна. Это она лорнировала молодого Сергея Есенина, для поддержания имиджа истинно русского человека пришедшего к ним в гости в валенках: «Молодой человек, почему вы пришли в гетрах?» Она же позже утверждала, что большевики не просто занимаются каннибализмом (это было как бы общеизвестно), а делают из трупов аристократов котлеты, которыми и кормят кронштадтских матросов и латышских стрелков. В этой же парадной жил поэт, мемуарист, любимый собутыльник Блока Владимир Пяст. По непонятной лотерее на этой же лестнице на втором этаже провел большую часть своей жизни нобелевский лауреат Иосиф Бродский. Своему дому он посвятил эссе «A Room and a Half».

Дом Мурузи соседствует со Спасо-Преображенским всей гвардии собором. Построенный Василием Стасовым в 1829 году храм — обычный для этого зодчего классицизм. Ограда собора состоит из 102 орудийных стволов турецких пушек — трофеев, взятых русской армией в войне 1828–1829 годов. Собор стоит в центре Преображенской площади, образованной пересечением улиц Пестеля, Рылеева и Короленко, а также Манежного и Безымянного переулков. К северу от собора — сдержанное финское консульство, только что построенное на месте казарм Жандармского дивизиона.

Дом Булатова (Рылеева, 1) состоит из двух зданий — трехэтажного классицистического особняка неизвестного автора и более поздней пристройки в духе ранней эклектики. Хозяин дома, полковник Булатов, во время восстания декабристов должен был захватить Петропавловскую крепость. Вместо этого он явился в Зимний дворец и признался в собственных преступных намерениях. В ходе следствия по делу декабристов он находился в комендантском доме Петропавловской крепости и, не выдержав мук совести, покончил жизнь самоубийством, разбив голову о стену.

Дом №3 по улице Рылеева принадлежал Спасо-Преображенскому собору. Он не заслуживал бы упоминания, если бы не стал роковым в судьбе первого мэра Санкт-Петербурга Анатолия Собчака. В начале 1990-х дом был передан для ремонта фирме «Ренессанс», которая, как считала тогда Генеральная прокуратура, получила заказ за некоторую мзду. Квартиры достались видным чиновникам Смольного и племяннице Анатолия Александровича. Дальнейшее общеизвестно: допрос, бегство в Париж, триумфальное возвращение, полная реабилитация, безвременная смерть.