Спонсоры

Спонсоры

Видео Гиды

Куда поехать:

Петербург - Владимирская площадь

Владимирская площадь

 

На Владимирской площади, как и на Пяти углах, о которых ниже, Петербург пышен и беден одновременно. Здесь пересекаются самые различные социальные потоки. Вокруг «Невских бань» на улице Марата бродят пьяные, вспыхивают беспричинные драки. Как писал ленинградский Артюр Рембо 1970-х Евгений Вензель: «С Марата в Поварской: темно и криминально». У Владимирской церкви толпится Русь уходящая — калики перехожие, нищая братия. Жмутся они к памятнику Федору Михайловичу, пытаются сбыть последнее. Разнообразные восточные люди, кормящиеся от самого дорогого в городе — Кузнечного рынка, постепенно оседают в этих кварталах. Во дворах бегают бойкие курдские дети, седобородые старики играют в нарды, восточных женщин, обмотанных по глаза платками, конвоируют грозные джигиты. Пригородные бабули крестятся на церковные купола, торгуя огурчиками, укропчиком, сметанкой прямо на тротуарах Кузнечного переулка.

От Владимирской площади, там, где памятник Достоевскому, отходит Большая Московская улица, которая вливается в улицу Правды. Здесь необычайно уродливая в архитектурном отношении пешеходная зона (единственные достойные внимания объекты на ней — скульптуры Дмитрия Каминкера «Организатор» и «Слепой»).

Церковь Владимирской Божией Матери (чтобы отличить от другой — Князь-Владимирской) с ее странной полубарочной-полуклассицистической архитектурой, безусловно, одна из самых красивых и неожиданно веселых в Санкт-Петербурге. В ней отпевали няню Пушкина Арину Родионовну. Ее прихожанином в последние годы жизни был Достоевский. Рядом с пятиглавым собором — четырехъярусная колокольня Кваренги. Сейчас с этой архитектурной доминантой пытается спорить абсолютно безобразный торговый центр, недавно подмявший под себя наземный павильон метро «Достоевская».

В доме на углу Графского переулка (Владимирский просп., 11) Достоевский написал «Бедных людей», превратившись за одну белую ночь 1846 года из никому не известного отставного инженерного поручика в самого модного российского прозаика. В соседнем доме, №13, до сих пор открыта продовольственная лавка, в предшественнице которой Федор Михайлович и его сосед Дмитрий Григорович (который впоследствии написал «Гуттаперчевого мальчика») покупали чай и сайки. Последние три года жизни Достоевский прожил поблизости, в Кузнечном переулке, в доме №5/2, где теперь его мемориальный музей.

Пушкинского времени особняк Корсакова (Владимирский просп., 12) примерно столетие был знаменит как главный игорный клуб города. Сейчас здесь Театр имени Ленсовета, слегка бульварный, но пользующийся несомненным успехом у зрителя.

 

Вокруг Пяти углов

В квартале от Владимирской площади по Загородному проспекту — Пять углов, место, которое за последние годы стало центром торговли радиоэлектроникой и обувью. Это не то площадь, не то перекресток, образованный пересечением проспекта и улиц Ломоносова, Рубинштейна и Разъезжей. Над относительно невысокими постройками нависает башня остроугольного дома, выходящего на Загородный проспект и улицу Рубинштейна, построенного архитектором Александром Лишневским в 1914 году.

Улица Рубинштейна необычайно оживленная: дюжина ресторанов и баров, неплохой книжный магазин «Академический проект», отличный видеомагазин «Иллюзион», сносная оружейная лавка. В доме №23 прожил всю свою ленинградскую жизнь Сергей Довлатов. Проходные дворы роскошного доходного дома графа Михаила Толстого (№15–17) образуют типичную лондонскую улицу, ведущую к набережной Фонтанки, — здесь художники Белла Маневич и Исаак Каплан ставили советского «Шерлока Холмса». Под номером 18 — самый известный на Западе петербургский драматический театр — Малый, руководимый Львом Додиным. Почти напротив, в доме №13, в 1980-х размещался Ленинградский рок-клуб, где, уже будучи мэтром, Борис Гребенщиков слушал еще никому неизвестных Виктора Цоя, Федора Чистякова, Андрея «Свина» Панова и других. Сейчас здесь вполне приличный детский музыкальный театр «Зазеркалье».

Дом №7 с легкой руки жившей здесь поэтессы Ольги Берггольц известен в городе как «Слеза социализма» — в этом конструктивистском здании кухни в квартирах предусмотрены не были (зато была общая столовая), и жильцы приспосабливались — кто как мог. Из дома №5 — выход к особняку XVIII века, дому Карловой (наб. реки Фонтанки, 46), подворью Троице-Сергиевой лавры (№44) и набережной с видом на Аничков дворец и Клодтовых коней. В доме графини Карловой сейчас самая большая Общедоступная библиотека им. Маяковского, Британский совет и Английская библиотека Голицыных.

Если же от Пяти углов идти не по Рубинштейна, а по Загородному, имеет смысл заглянуть и в переулки, ведущие к Фонтанке. Самый живописный — безымянный, напротив домов №26 и 28, чрезвычайно узкий, образован брандмауэрами соседних домов и выглядит скорее как некая урбанистическая щель.

По следующему — Лештукову — переулку можно попасть к Большому драматическому театру, где до сих пор играют звезды великой товстоноговской труппы: Зинаида Шарко, Олег Басилашвили, Людмила Макарова, Андрей Толубеев, Светлана Крючкова и примкнувшая к ним Алиса Фрейндлих. Здание театра в стиле второго барокко построил Людвиг Фонтана в 1878 году.

В №27 по Загородному — Филармония джазовой музыки, где постоянно концертирует главный джазмен Петербурга Давид Голощекин со своим ансамблем. Музей-квартиру Римского-Корсакова на другой стороне проспекта в дворовом флигеле дома №28 стоит посмотреть хотя бы из-за воссозданного интерьера типичного старопетербургского жилища средней руки. Архитектура же Загородного не впечатляет — интересен только монументальный дом №44 с высокой башней и роскошными магазинными помещениями.