Спонсоры

Спонсоры

Видео Гиды

Куда поехать:

Петербург - Центральные площади

Центральные площади

 

Автократия — идеальный строй для создания архитектурных ансамблей. Император одобряет план зодчего, мешающие частные постройки сносят без разговоров. В центре Петербурга тон задает ампир. Стиль наполеоновской Франции представлен здесь лучше, чем в Париже. Французский император уже пребывал на острове Святой Елены, когда застраивались Дворцовая, Сенатская, Михайловская, Манежная и Адмиралтейская площади — ансамбль, состоящий из перетекающих друг в друга колоссальных пустых пространств и колоннад зданий центральных правительственных учреждений империи. Это золотой век русского абсолютизма — «мы оказалися в Париже, а русский царь — царем царей», — время Пушкина, Баратынского, Гоголя и Глинки, когда, по словам Осипа Мандельштама, «квадриги черные вставали на дыбы на триумфальных поворотах».

Со времен Гоголя ампир дружно осуждали за монотонность и вненациональность. «Храмы, построенные для чиновников», — писал о зданиях петербургского центра Кюстин. «Стройность одинаковости, отсутствие разнообразия, личного, капризного, своеобычного, все это в высшей степени развито в казармах», — считал Александр Герцен. По мнению Достоевского, «огромно, псевдовеличественно, скучно до невероятности, что-то натянутое и придуманное». Только в начале XX века литература и живопись разглядели величественную красоту «желтизны правительственных зданий» (Осип Мандельштам). «Петербург воплотил мечты Палладио у полярного круга, замостил болота гранитом, разбросал греческие портики на тысячи верст среди северных берез и елей. К самоедам и чукчам донес отблеск греческого гения, прокаленного в кузнице русского духа», — так в статье «Три столицы» говорил о петербургском ампире философ Георгий Федотов.

И в Ленинграде, и в новом Петербурге за ансамблями центральных площадей ухаживали. Показывали королям и президентам, водили интуристов и ответственных работников: ударить в грязь лицом было бы политически ошибочно. И большая часть денег, выделенных на 300-летний юбилей города, ушла именно сюда — на новые пешеходные зоны, обновление дорожного покрытия, реставрацию стен и интерьеров.

Эта «империя фасадов» просто создана для неспешного просвещенного зеваки. Только помните — эти перспективы и здания не любят толпы. Чем меньше народа, тем они красивее. Лучшее время для прогулок — раннее утро, поздний вечер, белая ночь. Особенно красиво здесь было, говорят, в Гражданскую войну и блокаду.

 

Сенатская площадь

Выходящую на Неву площадь Декабристов (Сенатскую) с запада замыкают здания Сената и Синода, с востока — Адмиралтейство, с юга — Исаакиевский собор. В центре площади — Медный всадник, его окружает партерный сквер, переходящий ближе к собору в Александровский сад. Обычно здесь довольно пустынно: в сущности, Сенатская площадь — тупик. Прежде перед Медным всадником на Васильевский остров шел наплавной мост, но он сгорел в 1916 году, остался только гранитный спуск к реке. Людно на Сенатской лишь в летние ночи: мост Лейтенанта Шмидта и Дворцовый сводятся и разводятся первыми.

Памятник основателю города Петру Великому, с легкой руки Пушкина получивший название Медный всадник, — главный символ Петербурга. «Мы все находимся в вибрациях его меди», — писал Блок. Установка первого в России памятника Петру стала частью кампании, предпринятой Екатериной II для укрепления своего положения на троне. София Фредерика Августа Анхальт-Цербстская, супруга Петра III, внука основателя Петербурга, в 1762 году, через год после воцарения мужа, возглавила государственный переворот — Петр III был низложен и убит, после чего она под именем Екатерины II 34 года правила Российской империей. Именно при «матушке Екатерине» культ Петра Великого был возведен в ранг государственной идеологии. Французский скульптор Этьенн Морис Фальконе, рекомендованный императрице Дидро и Вольтером, работал над монументом с 1768 по 1778 год. Окончательно памятник был открыт в 1782 году, к столетнему юбилею восшествия Петра на трон. Конь, вздыбленный царской рукой на обрыве естественной гранитной скалы (она была найдена под Петербургом и с огромными сложностями доставлена на площадь), — аллегория петровского переворота в русской истории. Клубящаяся под копытами коня змея олицетворяет противников реформы. На постаменте надпись: «Петру Первому — Екатерина Вторая». Сам по себе памятник характерен для классицистического Петербурга. По остроумному замечанию француза Кюстина, «эта человеческая фигура на коне ни антична, ни современна: это римлянин времен Людовика XV».

В октябре 1833 года Пушкин написал поэму «Медный всадник», придумав тем самым название памятнику. Поэма эта на 150 лет вперед определила направление полемики о месте Петербурга в русской истории. Медный всадник, как ни одно другое сооружение города, оброс внеархитектурными контекстами. У Пушкина: гимн великому городу и поединок несчастного обезумевшего Евгения, первого маленького человека русской литературы, с Медным всадником — державой, государственной властью, природой вещей. В этот ряд символов русские поэты позже включили и змею из-под копыт всадника: «Уж на что был он грозен и смел, да скакун его бешеный выдал, царь змеи раздавить не сумел — и, прижатая, стала наш идол» (Иннокентий Анненский). Многозначность Медного всадника и порождаемых им ассоциаций многократно возрастает и оттого, что у подножия памятника 14 декабря 1825 года произошло восстание декабристов и окончательно разошлись судьбы государства и интеллигенции, Медного всадника и Евгения.

С запада площадь замыкает грандиозный ансамбль, законченный Карлом Росси в 1834 году. Это соединенные аркой, перекинутой через узкую Галерную улицу, здания двух высших государственных учреждений Российской империи — Сената и Синода. Сенат, основанный Петром в 1711 году как высший орган по делам законодательства, управления и суда, к началу XIX века оставался лишь высшим судебным органом России. Синод, учрежденный в 1721 году, стал венцом петровской религиозной реформы, отменившей патриаршество. Это было учреждение во главе с обер-прокурором, управлявшим церковью как министерством. Как это почти всегда бывало у Росси, здание дополняет аллегорическая скульптура — Благочестие (Синод) и Правосудие (Сенат) — над аркой, выходящей на Галерную улицу. Под арочным проемом — летящие гении Славы. 12 скульптур и 8 барельефов толкуют значение законодательства и суда. Между Сенатом и Синодом в старом Петербурге принято было назначать любовные свидания: «Ведь под аркой на Галерной наши тени навсегда» (Анна Ахматова).

К Сенату с Английской набережной примыкает особняк графини Лаваль (№4), построенный в 1800-е Тома де Томоном. На Екатерине, дочери владельцев особняка, был женат незадачливый командующий декабристским бунтом Сергей Трубецкой. Здесь он был арестован, и супруга после приговора последовала за ним в Сибирь. С 1870-х дом принадлежал крупнейшему железнодорожному подрядчику Самуилу Полякову, совмещавшему иудейскую веру с принадлежностью к дворянству Войска Донского. До последнего времени в Синоде, Сенате и особняке находился Российский государственный исторический архив, хранивший документы центральных правительственных ведомств империи XIX — начала XX века. Но согласно воле президента Путина вскоре сюда должен переехать Конституционный суд РФ, что вернет Петербургу частичку утраченной столичности.

 

Колыбель революции

Единица Петербурга — площадь. Как писал Тынянов, «петербургские революции совершались на площадях: декабрьская 1825 года и Февральская 1917-го произошли на двух площадях… Для Петербурга естественен союз реки с площадями, всякая же война внутри его неминуемо должна обращаться в войну площадей». Первое вооруженное выступление против самодержавия произошло 14 декабря 1825 года на Сенатской площади. Восставшие намеревались в день присяги императору Николаю I захватить Зимний дворец, арестовать членов императорской семьи, занять Петропавловскую крепость с Арсеналом и заставить сенаторов опубликовать манифест о ликвидации самодержавия и отмене крепостного права. Но гвардия и сенаторы присягнули осведомленному о заговоре императору еще в 7 часов утра. Восставших — всего около 3500 человек, — бесцельно мерзнувших на площади с 11 часов, со всех сторон окружили верные правительству войска. Пять часов противостоящие стороны не решались на активные действия. Солдаты из декабристского каре переговаривались со своими приятелями, бывшими на стороне императора. Десятки тысяч горожан, собравшихся в районе площади, сочувствовали восставшим. Наконец в 3 часа Николай I пустил в ход артиллерию. После третьего залпа стало ясно, что переворот не состоялся.

9 января 1905 года шествие рабочих с петицией императору о своих нуждах двинулось из разных районов столицы к Зимнему дворцу. У Нарвских ворот, Троицкого моста и в других местах их остановили солдаты. Лишь немногие дошли до Дворцовой площади. Безоружная толпа, не желавшая, несмотря на предупреждения, расходиться, была обстреляна и атакована кавалерией. По официальным данным, было убито 96 и ранено 330 человек.

26 февраля 1917 года восстала 4-я рота Запасного батальона лейб-гвардии Павловского полка. Ее выступление было подавлено. На следующий день солдаты лейб-гвардии Волынского полка должны были помочь полиции разогнать демонстрацию на Знаменской площади (ныне — Восстания). Унтер-офицер Кирпичников уговорил нескольких старослужащих присоединиться к демонстрантам. Примеру волынцев последовали и другие находившиеся в городе воинские части. К вечеру были созданы новые органы власти — Петроградский совет и Временный комитет Государственной думы. 2 марта, после отречения от престола Николая II, было сформировано Временное правительство.

25 октября того же года Петроградский военно-революционный комитет под руководством Троцкого осадил Зимний дворец, где заседало Временное правительство. С 10 вечера начался обстрел Зимнего с крейсера «Аврора» и из Петропавловской крепости. В 2 часа 40 минут было объявлено об аресте Временного правительства. Министров увели в Петропавловскую крепость и посадили в тюрьму Трубецкого бастиона. В Смольном, где заседал II съезд Советов, Ленин вышел на трибуну и сказал, по-дворянски грассируя: «Социалистическая революция, о необходимости которой так долго говорили большевики, свершилась».