Спонсоры

Спонсоры

Видео Гиды

Куда поехать:

Петербург - Спас на Крови и Конюшенная площадь

Спас на Крови и Конюшенная площадь

 

Церковь Воскресения Христова, известная как Спас на Крови, воздвигнута на том месте, где 1 марта 1881 года народоволец Игнатий Гриневицкий убил императора Александра II. Это сооружение — своеобразная архитектурная хрестоматия по русскому зодчеству XVI–XVII веков. Архитекторы Альфред Парланд и архимандрит Игнатий (Малышев) что-то взяли от ярославских Коровников, что-то от московского храма Василия Блаженного, одни элементы позаимствовали в Костроме, другие — в Ростове Великом. Александр III с подозрением относился к петровским преобразованиям и полагал, что своего настоящего величия Россия достигла при царе Алексее Михайловиче. Отсюда и заказ на архитектуру того времени.

За четверть века, что строился собор, вкусы успели измениться. Поэтому сооружение, задуманное с соблюдением всех эстетических норм эклектики, испытало влияние стиля модерн, особенно в отделке интерьеров. Рядом с памятниками архитектуры классицизма Спас на Крови выглядит несколько странно. Мирискусники его ненавидели, а Александр Бенуа стыдливо сочувствовал большевикам, намеревавшимся взорвать это сооружение. Однако со временем к храму как-то привыкли.

Напротив восточного фасада Спаса на Крови — вход в дворцовый Михайловский сад, обнесенный решеткой, выполненной также по эскизам Парланда. Михайловский сад — один из самых демократичных в центре города. Здесь часто проходят художественные акции и концерты, летом на лужайке играют в футбол и фрисби, тут же — теннисный корт, а рядом с выходящим на Мойку павильоном Росси собираются шахматисты. Откосы, спускающиеся к Мойке, — идеальное место, чтобы распить с приятелем заранее припасенную бутылочку. Зимой в саду устраивают гигантскую горку.

К северу от собора — бывшая ризница Спаса на Крови и музей, посвященный жизни Александра II. Экспозиция чрезвычайно апологическая — в советские времена так делали музеи Ленина. Дальше, при пересечении Мойки и канала Грибоедова, — здание Школы народного искусства, отличная стилизация под петровское барокко, законченная Николаем Лансере в 1915 году. Сразу за этим зданием — одно из самых открыточных мест Петербурга. Здесь сразу четыре моста. Особо живописный вид — с Театрального моста через Мойку: на север — Круглый рынок (архитектор Кваренги) и дом Адамини, к западу — здание Императорских конюшен, к востоку — Инженерный замок, на юг — Спас на Крови.

Рядом с Театральным мостом располагается крупнейший в городе сувенирный рынок. Здесь продаются не только матрешки и самовары, но и предметы довоенного времени и даже дореволюционные хронометры, фотоаппараты и игрушки. При некотором умении торговаться купить все это можно за вполне приемлемые деньги.

Конюшенная площадь застроена зданиями одноименного ведомства. На южной стороне площади — здание бывшего Конюшенного музея, стилизованное под елизаветинское барокко (1860). Здесь на втором этаже экспонировалась коллекция императорских экипажей, переданная после революции в Эрмитаж и Царское Село. При советской власти здание музея служило таксопарком, потом автомастерской, а в 2006 году внезапно приютило сразу несколько популярных клубов и баров: Achtung Baby, Mod, «Дюны», благодаря которым пустынная обычно площадь внезапно превратилась в самый оживленный (по крайней мере по ночам) уголок Петербурга.

На противоположной стороне стоит монументальное здание Императорских конюшен (архитектор Василий Стасов): манеж, собственно конюшни, выходящие на Мойку, водопойные залы с гранитными чашами-поилками В центре выходящего на площадь фасада — церковь Конюшенного ведомства. Здесь отпевали Александра Сергеевича Пушкина. Отпевание должно было состояться в Исаакиевском соборе. Однако правительство, опасаясь демонстраций, в последний момент изменило место проведения обряда. Тело Пушкина тайком перенесли в ближайшую к квартире поэта церковь. И все-таки в день отпевания вся Конюшенная площадь была заполнена толпой, которая, едва только закончилось богослужение и открылись двери, устремилась в храм. Люди теснились, спорили друг с другом за право нести гроб в подвал, где ему надлежало оставаться до отправки в Святогорский монастырь. Это были первые в России литературные похороны (то есть похороны как повод для демонстрации протеста), положившие начало традиции, которая в советское время продолжится похоронами Пастернака и Высоцкого в Москве, Блока и Ахматовой в Ленинграде. При жизни гонимый властями поэт воспринимался как укор существующему порядку. Мол, «есть и Божий суд, наперсники разврата». Недалеко от церкви, на Мойке, 12, — последняя квартира Пушкина, в которой сейчас находится Всероссийский музей поэта.