Спонсоры

Спонсоры

Видео Гиды

Куда поехать:

Всё о Риме: общие сведения - Деление Рима на районы во времена Октавиана Августа

Деление Рима на районы во времена Октавиана Августа

 

Таким был путь Римской империи, путь от могущества до полного краха. Менялась страна, менялся и город, которому судьбой было уготовано быть столицей этой страны. Каким же был Рим во времена империи?

Город, даже самый маленький, не может жить сам по себе, город обязательно нуждается в тех, кто может и умеет им управлять, ухаживать и заботиться о нем. В республиканском Риме функции современных коммунальных служб были возложены на так называемых эдилов. Они следили за чистотой улиц и площадей, надзирали за торговлей, контролировали бани и харчевни, ведали прокладкой улиц, надзирали за выполнением договоров подрядчиками, организовывали празднества.

Приход к власти Октавиана Августа ознаменовал собой серьезную реорганизацию городского управления. Принцепс упразднил старое деление города на четыре района и ввел новое – Рим был разделен на четырнадцать районов, а они, в свою очередь, делились на кварталы:

I район – долина между Целием, Палатином и Авентином;

II – Целий;

III–V – Эсквилин, Аргилет и Субура;

VI – Квиринал и Виминал;

VII и IX – Марсово Поле;

VIII – Капитолий и Форум;

X – Палатин;

XI – Велабр, Коровий рынок, долина Мурции;

XII–XIII – Авентин;

XIV – правый берег Тибра.

Естественно, что изменением структуры города Октавиан и его наследники не ограничивались. Управление всем городом было передано в руки префекта (praefectus urbis), и если при Октавиане эта должность была временной (префект замещал принцепса в случае его долгого отсутствия в городе), то уже Тиберий сделал ее постоянной: префект оставался в своей должности столько, сколько было угодно императору. При префекте находились должностные лица, ведавшие различными областями городского хозяйства, причем если в период ранней Империи они были фактически независимы, то в дальнейшем эти лица перешли в категорию подчиненных префекта, который становился единоличным распорядителем всех городских дел.

Помимо прочего, в обязанности префекта города входили и охрана порядка и спокойствия в Риме, а также надзор за политической благонадежностью его жителей. Полномочия его в этой сфере были весьма широки. В его юрисдикции находился целый ряд уголовных преступлений, он мог единолично выносить приговор, а мог созывать совет из уважаемых людей.

Префекту была подчинена и городская полиция: когорты, число которых менялось при разных императорах от трех до пяти. Казармы полиции были расположены на Виминальском холме, а караульные посты полиции разбросаны по всему городу. В каждой когорте насчитывалось тысяча человек, каждая когорта разбивалась на центурии.

Обычно солдаты в полицейские когорты набирались из армии, такой перевод считался повышением по службе, да и в материальном плане полицейский был обеспечен гораздо лучше простого легионера. Наиболее же почетной считалась служба в преторианской гвардии – особых частях, призванных охранять императора. Гвардия появилась еще при Августе, но окончательно как личная императорская охрана сформировалась при Тиберии. На Виминальском холме был построен особый Преторианский лагерь (Castra Praetoria) – прямоугольник (380x480 м) со стенами толщиной 2 м и высотой почти 5 м, с башнями, отстоящими одна от другой на довольно большом расстоянии. Лагерь одновременно служил и казармой, где жили преторианцы, и крепостью.

Если есть люди, которые должны следить за порядком, значит, должны быть и те, кто этот порядок нарушает. Конечно, на самом деле причинно‑следственная связь имеет обратный порядок, но сути дела это не меняет – Рим, особенно ночной (отметим, что уличное освещение появилось в Риме в середине III столетия), был опасным городом, о чем, например, писал знаменитый римский поэт I–II веков Децим Юлий Ювенал:

Много других по ночам опасностей разнообразных:

Как далеко до вершины крыш, – ас них черепица

Бьет тебя по голове! Как часто из окон открытых

Вазы осколки летят и, всей тяжестью брякнувшись оземь,

Всю мостовую сорят. Всегда оставляй завещанье,

Идя на пир, коль ты не ленив и случайность предвидишь:

Ночью столько смертей грозит прохожему, сколько

Есть на твоем пути отворенных окон неспящих;

Ты пожелай и мольбу принеси униженную, дабы

Был чрез окно не облит из горшка ночного большог.

Но содержимое ночного горшка, вылитое на голову запоздавшего прохожего, – это, как говорится, были хоть и дурно пахнущие, но «еще цветочки». Вновь обратимся к Ювеналу:

Впрочем, опасно не это одно: встречаются люди,

Грабить готовые в час, когда заперты двери и тихо

В лавках, закрытых на цепь и замкнутых крепким засовом.

Вдруг иной раз бандит поножовщину в Риме устроит –

Беглый с Понтинских болот, из сосновых лесов галлинарских,

Где, безопасность блюдя, охрану военную ставят:

Вот и бегут они в Рим, как будто бы на живодерню,

Где тот горн, наковальня та где, что цепей не готовят?

Рим, как и любой большой город, привлекал к себе не только лучшие умы и таланты, но и тех, кто был не прочь поживиться за чужой счет. Среди них бродяги‑нищие были самыми безобидными, в целом же римский уголовный мир был очень пестрым как по национальному составу, так и по «специализации». Так что сидеть без дела римской полиции не приходилось, тем более что на нее, помимо собственно ловли преступников, было возложено множество других обязанностей: наблюдение за порядком во время зрелищ, инспекция кабачков и харчевен, а также торговли. Что же касается политики, то в эту сферу римская полиция вмешивалась редко, это была «прерогатива» преторианцев, которые, как мы уже видели, за долгую историю императорского Рима не раз смещали императоров и ставили вместо них новых правителей.

Надо сказать, беззащитным прохожим, пробиравшимся домой по ночному Риму, угрожали не только профессионалы‑уголовники, но и «золотая молодежь», для которой игра в преступников с определенных пор стала едва ли не любимым развлечением. Согласно Светонию, очень любил подобные «забавы» Нерон. «Когда становилось темно, он надевал колпак отпущенника или крестьянскую шапку и начинал хождение по харчевням, слонялся по кварталам, и забавы его были опасными. Он нападал на прохожих, возвращавшихся с обеда, и если они сопротивлялись, наносил им раны и бросал в сточные канавы. Он разбивал лавки и грабил их».

Скученность и теснота улиц являлись причиной не только затрудненного движения, но и частых пожаров, которые были одной из самых серьезных проблем Рима. Противопожарная служба существовала еще во времена Республики, но была несовершенной. Серьезная реорганизация службы была проведена Октавианом Августом, который создал целый корпус «бодрствующих», состоявший из 7000 тысяч вольноотпущенников.

Наверное, жителям современных мегаполисов, измученным большим количеством автомобилей и пробками, может показаться, что уж раньше, когда автомобилей не было, не существовало и проблем с движением. Но это не так, и Древний Рим в этом отношении очень показателен. Улицы в городе были узкими (максимум до семи метров шириной), и в дневное время они были запружены людьми и повозками до предела. Недаром одним из своих указов Юлий Цезарь запретил в Риме езду на лошадях с восхода солнца и до заката. Исключение было сделано только для повозок, возивших строительные материалы для храмов и общественных зданий и вывозивших мусор, а также для триумфальных колесниц, ехавших в торжественных процессиях.

О том, какие специальности существовали среди римских пожарных, пишет М. Е. Сергеенко в своей книге «Жизнь Древнего Рима»: «В состав «бодрствующих» входили и рядовые пожарники, и специалисты пожарного дела, обученные технике тушения огня. Они делились на семь категорий (поэтому, надо думать, когорта пожарников и состояла только из семи центурий, а не из десяти, как это было правилом в армии): в каждой сотне были свои специалисты, по которым сотня и называлась: siphonarii – механики, следившие за состоянием помп и ремонтировавшие их; aquarii, обязанные в точности знать, в каком месте их района находится вода, и организовать ее подачу к месту пожара; uncinarii (uncus – «крюк») и falciarii (falx – «серп»), действовавшие крючьями и «серпами» – это были огромные шесты, снабженные на конце крепким серповидным орудием; centonarii, в распоряжении которых находились громадные суконные и войлочные полотнища – их смачивали уксусом и набрасывали на огонь; emitularii – «спасательный отряд», который расстилал у горящего здания толстые матрасы, чтобы людям было безопаснее выбрасываться из горящих этажей; наконец, ballistarii – античные «пушкари», ведавшие камнеметами – баллистами. При каждой когорте обязательно были врачи – не меньше четырех: число значительное, если сравнивать его с количеством врачей в остальной армии».

Интересно, что едва ли не первым римским императором, который предпринял разумные меры по предотвращению пожаров, был не кто иной, как Нерон. Самый взбалмошный, как принято считать, римский император после страшнейшего пожара 64 года издал ряд распоряжений, позволивших хотя бы частично снизить риск возникновения возгораний. Знаменитый древнеримский историк Тацит в своих «Анналах» писал по этому поводу: «…территория города в дальнейшем застроилась не так скученно и беспорядочно, как после сожжения Рима галлами (в начале IV в. до н. э.), а с точно отмеренными кварталами и широкими улицами между ними, причем была ограничена высота зданий, дворы не застраивались и перед фасадами доходных домов возводились скрывавшие их портики.

Эти портики Нерон пообещал соорудить за свой счет, а участки для построек предоставить владельцам расчищенными…

Для свалки мусора он отвел болота близ Остии, повелев, чтобы суда, подвозящие по Тибру зерно, уходили обратно, погрузив мусор; самые здания он приказал возводить до определенной высоты без применения бревен из габийского или альбанского туфа, ибо этот камень огнеупорен; и так как частные лица самочинно перехватывали воду, по его распоряжению были расставлены надзиратели, обязанные следить за тем, чтобы она обильно текла в большом количестве мест и была доступна для всех; домовладельцам было вменено в обязанность иметь наготове у себя во дворе противопожарные средства, и, наконец, было воспрещено сооружать дома с общими стенами, но всякому зданию надлежало быть наглухо отгороженным от соседнего».

Справедливости ради отметим, что многие современники Нерона считали, что пожар возник не случайно, а приказ о поджоге отдал сам император.

* * *

Город должен жить не только повседневными заботами и проблемами, город должен развлекаться и отдыхать. Древние римляне с охотой предавались различным развлечениям, без сомнения, они знали в этом толк. Правда, к счастью, некоторые из этих развлечений остались в прошлом и мы знаем о них лишь по памятникам древности и учебникам истории. Но обо всем по порядку.

Первыми развлекательными сооружениями Рима были цирки – места, где проводились скачки и другие состязания. Знаменитый Большой цирк был построен в 320‑х годах до н. э. в низине между Палатином и Авентином. Длина продолговатой арены составляла около 500 метров, ширина – порядка 100 м. Зрители располагались на склонах холмов, вместимость цирка, по данным археологов, составляла от 150 до 250 тысяч человек.

Рим – гладиаторы, гладиаторы – Рим… Люди, звери, звон мечей, песок и пыль, смешанные с кровью, ликованье возбужденной толпы, повернутый вниз большой палец прелестной невинной римлянки, который означает смерть для поверженного бойца… Наверное, ассоциация со сражениями людей, название которых произошло от слова gladius, «меч», – одна из самых прочных в том, что касается нравов Вечного города.

Возникновение гладиаторских боев историки связывают с обычаями этрусков. Когда умирал богатый и влиятельный этруск, он не должен был отправляться один в иной мир, у него должны были быть сопровождающие. Собственно говоря, этруски не были единственным народом, практиковавшим человеческие жертвоприношения.

Но они, да простит нас читатель за цинизм, сочетали «приятное с полезным». Обреченных на смерть не просто убивали, а заставляли биться на мечах. Слабый погибал, сильный же оставался жить, по крайней мере, до следующего боя.

В Риме гладиаторские бои впервые появились в середине III века до н. э. Со временем они утратили ритуальное значение и превратились в зрелище. По всей империи, в том числе и в Риме, стали появляться специальные гладиаторские школы. В них в основном попадали преступники, рабы, но бывало и так, что свободные люди выбирали для себя это опасное ремесло.

Изначально гладиаторские бои устраивались просто в любом подходящем месте, а в 29 году до н. э. на средства богатого римлянина Статилия Тавра был построен первый каменный амфитеатр. Он сильно пострадал во время пожара 64 года, после чего Нероном на его месте был возведен новый. А спустя десять с небольшим лет появился ОН, символ Рима, да и всей Италии – Coliseo, знаменитый Колизей. Естественно, что Колизей заслуживает отдельного большого рассказа, что мы и сделаем, но уже в главе «Достопримечательности».

Примерно в то же время, то есть в середине III столетия до н. э., в Риме были организованы первые театральные представления. Но высокое искусство долгое время было не в чести, на гладиаторские бои римляне ходили куда охотнее. Во II столетии до н. э. было даже начато строительство первого каменного театра, но оно так и не было завершено. Только в середине I века до н. э. Гней Помпей выделил средства на театр, который располагался на холмах недалеко от Марсового поля и вмещал около 15 тысяч зрителей. В конце I века были построены еще два каменных театра – Марцелла и Бальба.