Спонсоры

Спонсоры

Видео Гиды

Куда поехать:

Всё о Риме: общие сведения - Легенда об основании Рима

Легенда об основании Рима

Итак, согласно мифам, после окончания Троянской войны и разрушения Трои несколько уцелевших троянцев, в том числе и Эней (тот самый, который у Вергилия «…в Италию первым из Трои / Роком ведомый беглец – к берегам приплыл Лавинийским…, а у Ивана Петровича Котляревского «…був парубок моторний / I хлопець хоть куди козак»), и его сын Асканий, были вынуждены отправиться в плавание в поисках новой родины. После многих приключений, которые могли включать посещения Фракии и Македонии, островов Крит и Делос, Лаконии и Аркадии, Сицилии и Карфагена, Эней оказался на западном берегу Италии. Судьба привела Энея в Лаций, правитель которого царь Латин готов отдать за Энея свою дочь Лавинию и предоставить троянцам место для основания нового города. Но прежде Энею приходится вступить в борьбу с Турном – вождем местного племени рутулов, который также претендовал на руку и сердце царской дочери. Эней победил в поединке Турна, и троянцы получили наконец‑то новое пристанище на италийской земле.

Сын Энея Асканий (которого также могли звать Юл) решил основать собственный город, названный им Альба‑Лонга (Alba Longa). Долгие годы в Альба‑Лонге царили мир и спокойствие, но все же однажды они были нарушены. Виной тому стал Амулий, младший наследник престола Альба‑Лонги. Амулий с помощью подкупленных им придворных сместил с трона своего брата Нумитора. Лишить жизни законного правителя Амулий не решился, но, чтобы закрепиться на троне, он приказал убить сына Нумитора, а его дочь Рею Сильвию принудил стать весталкой (об этом мы уже упоминали, теперь же осветим историю подробно).

На четвертом году служения богине Весте к Рее Сильвии явился сам бог войны Марс, от которого дочь Нумитора родила двух сыновей. Узнав об этом, Амулий разгневался – он приказал бросить в Тибр новорожденных мальчиков и казнить Рею Сильвию (по одной версии, ее зарыли в землю; по другой – бросили в реку вместе с детьми, ее спас бог реки Тибр Тиберин, и бывшая весталка стала его супругой). Однако Марс не допустил гибели своих сыновей. Когда раб, который должен был исполнить приказание Амулия, пришел к Тибру, поднялась сильная буря. Раб, побоявшись приблизиться к реке, бросил корзину на берегу. Разлившийся Тибр подхватил было корзину с мальчиками, но она зацепилась за ветви смоковницы, росшей у самой земли.

Когда вода спала, сыновья Марса выбрались из корзины и подняли громкий крик. Их услышала волчица, у которой недавно родились волчата. Волчица унесла малышей в свое логово, согрела и вскормила своим молоком. Позже пастух по имени Фавстул нашел (возможно, уже подросших) братьев, отнес их домой и отдал своей жене Ларенции. Фавстул и Ларенция одного брата назвали Ромулом, а второго – Ремом.

Ромул и Рем быстро росли, среди других детей они выделялись красотой, силой и сообразительностью. Царская кровь давала о себе знать – это были прирожденные лидеры. Неудивительно, что вскоре вокруг братьев образовалось два отряда отчаянных (предводителем одного был Ромул, а второго – Рем) парней, которые стали нападать на разбойников и отбирать их добычу. Но однажды пастухи свергнутого царя Нумитора, увидев Рема на полях своего хозяина, заподозрили его в неблаговидных делах, схватили и привели к бывшему царю Альба‑Лонги (по другой версии, Рема привели к Амулию разбойники). Увидев юношу, Нумитор был поражен его красотой и царственным обликом, который не могла скрыть бедняцкая одежда. Когда же Нумитор услышал рассказ Рема о том, как он и его брат чудом спаслись и были вскормлены волчицей, он подумал, что они могут быть его внуками.

Меж тем Фавстул, услышав, что Рем кем‑то схвачен, и подумав, что это может быть делом рук вероломного Амулия, бросился к Ромулу. Услышав рассказ Фавстула, Ромул собрал свой отряд и двинулся прямо на Альба‑Лонгу, по дороге к нему присоединялись люди, недовольные правлением жестокого и алчного Амулия. В итоге Амулий был свергнут и убит, а трон Альба‑Лонги возвращен Нумитору. Конечно же, братья могли остаться во дворце Нумитора и впоследствии стать правителями Альба‑Лонги. Однако они решили основать свой собственный город.

Для строительства нового города братья выбрали Палатинский холм – то место, куда они были выброшены водами Тибра. К несчастью, когда речь зашла о том, как строить город и в честь кого он будет назван, между прежде всегда дружными братьями возник спор. Не найдя согласия, братья предоставили право решения спора богам и стали ждать их знамения. Ромул и его товарищи расположились на Палатинском холме, а Рем со своими соратниками отправился на Авентинский холм.

Первым знамение богов увидели на Авентине. Это были шесть коршунов, медленно круживших в ясном небе. Рем радостно вскрикнул, ведь он думал, что боги отдают предпочтение ему. Но вскоре коршунов увидели и над Палатином, и было их двенадцать. Теперь уже Ромул рассудил, что это знак свыше и что именно он должен быть правителем нового города, ведь птиц было в два раза больше, чем над Авентином. И вновь братья заспорили, еще сильнее, чем раньше. Ромул принялся копать ров, очерчивая контуры будущего города. Рем же в это время стал насмехаться над братом, перепрыгивая через ров и приговаривая: «Никогда еще я не видел таких крепких укреплений!» Это вконец рассердило Ромула, и он бросился на брата со словами: «Я расправлюсь с каждым, кто осмелится переступить стены моего города!» В этот момент братья забыли обо всем на свете: и о том, что их выносила одна мать, и о том, что еще недавно один брат готов был отдать жизнь за другого. Началась схватка, во время которой Ромул нанес Рему страшный удар, и тот упал замертво.

Конечно же, Ромул раскаивался в содеянном. Но вернуть брата к жизни он не мог и отказываться от своих замыслов построить город не стал. Чтобы узнать, что произошло дальше, обратимся к «Сравнительным жизнеописаниям» знаменитого древнегреческого историка и писателя I–II веков Плутарха: «Похоронив Рема и двух своих воспитателей на Ремории, Ромул принялся строить город. Он пригласил из Этрурии мужей, которые во всех подробностях научили его соответствующим обрядам, установлениям и правилам, словно дело шло о посвящении в таинства. На нынешнем Комити вырыли круглую яму и сложили в нее первины всего, что люди признали полезным для себя в соответствии с законами, и всего, что сделала необходимым для них природа, а затем каждый бросил туда же горсть земли, принесенной из тех краев, откуда он пришел, и всю эту землю перемешали. Яму эту обозначают словом «мундус» – тем же, что и небо. Отсюда, как бы из центра, словно описывая круг, провели границу города. Вложив в плуг медный сошник и запрягши вместе быка и корову, основатель сам пропахал глубокую борозду по намеченной черте, а люди, которые шли за ним, весь поднятый плугом пласт отворачивали внутрь, по направлению к городу, не давая ни одному комку лечь по другую сторону борозды. Этой линией определяют очертания стены, и зовется она – с выпадением нескольких звуков – «померием, что значит: «за стеной» или «подле стены». Там же, где думают устроить ворота, сошник вытаскивают из его гнезда, плуг приподнимают над землей, и борозда прерывается. Поэтому вся стена считается священной, кроме ворот: если бы священными считались и ворота, неизбежный и необходимый ввоз и вывоз некоторых нечистых предметов был бы кощунством.

По общему взгляду основание Рима приходится на одиннадцатый день до майских календ, и римляне празднуют его, называя днем рождения отечества».

Итак, город был основан. Согласно Плутарху, Рим был основан в 753 году до н. э., в «одиннадцатый день до майских календ», т. е. 21 апреля. С тех пор 21 апреля и считается днем основания города.

В дальнейшем заботы Ромула были связаны с расширением и укреплением Рима и увеличением числа его жителей. Именно с последним у Ромула были самые большие трудности. В Рим стекалось немало народа с окрестных мест, но в основном это были мужчины, женщин же катастрофически не хватало. Попытки римлян наладить связи с соседними племенами успеха не имели – соседи считали постыдным отдавать своих дочерей за «дикарей». И тогда у Ромула созрел вероломный план (этот эпизод вошел в историю под названием «похищение сабинянок»). Он решил устроить в Риме игры и сделал так, чтобы об этих играх узнали все соседи Рима. О том, что произошло дальше, повествует Тит Ливий: «Собралось много народу, даже просто из желания посмотреть новый город, – в особенности все ближайшие соседи: ценинцы, крустуминцы, антемняне. Все многочисленное племя сабинян явилось с детьми и женами. Их гостеприимно приглашали в дома, и они, рассмотрев расположение города, стены, многочисленные здания, удивлялись, как быстро выросло римское государство. А когда подошло время игр, которые заняли собою все помыслы и взоры, тут‑то, как было условлено, и случилось насилие: по данному знаку римские юноши бросились похищать девиц. Большею частью хватали без разбора, какая кому попадется, но иных, особо красивых, предназначенных виднейшим из отцов, приносили в дома простолюдины, которым это было поручено…

Страх положил играм конец, родители девиц бежали в горе, проклиная преступников, поправших закон гостеприимства, и взывая к богам, на чьи празднества их коварно заманили. И у похищенных не слабее было отчаянье, не меньше негодование. Но сам Ромул обращался к каждой в отдельности и объяснял, что всему виною высокомерие их отцов, которые отказали соседям в брачных связях; что они будут в законном браке, общим с мужьями будет у них имущество, гражданство и – что всего дороже роду людскому – дети; пусть лишь смягчат свой гнев и тем, кому жребий отдал их тела, отдадут души…»

clip_image014

Жак Луи Давид. «Сабинянки, останавливающие битву между римлянами и сабинянами» (1799)

Естественно, что подобные действия римлян вызвали гнев соседей, которые думали только об одном – как отомстить «дикарям». Ценинцы, крустуминцы, антемняне двинулись на Рим. Но война с ними пошла только на пользу Риму. Ромул и его войско без труда победили их и захватили их города, расширив, таким образом, свои владения. Но затем настало время битвы с самым мощным и сильным противником – сабинянами. И здесь боги поначалу отвернулись от римлян – сабиняне сумели захватить цитадель на Палатине с помощью коварства. Во время битвы они дрогнули и бежали за Палатинский холм. Спасли Рим от поражения сабинянки, которые к тому времени уже прижились в Риме и не желали проигрыша ни одной из сторон. В результате между двумя племенами был заключен мир и они объединились под властью Ромула и царя сабинян Тита Тация. Через пять лет Таций был убит и Ромул стал единовластным царем объединенного племени.

По преданию, в самый трудный момент битвы с сабинянами Ромул воздел руки к небу и обратился с молитвой к Юпитеру, дав обет построить в честь него храм в том месте, где римляне остановятся и повернут против врага. Храм, если верить некоторым источникам, был построен, но в дальнейшем по каким‑то причинам разрушен. (Скорее всего, Ромул ограничился постройкой алтаря.) Храм на том же месте построил в конце III века до н. э. консул Марк Аттилий Регул, который во время войны с самнитами попал практически в такое же положение и потому дал такой же обет. Во времена пожара Рима в 64 г. н. э. храм был разрушен, а на его месте позже построили башню. В конце 1820‑х годов башню сломали, и руины храма Юпитера снова были явлены миру.

Согласно мифу, Ромул правил в Риме примерно до 717 или 715 года до н. э. О том, что произошло с правителем Рима в день 5 июля, Плутарх пишет так: «…Ромул приносил за городом, на Козьем болоте, жертву за весь народ в присутствии сената и большей части граждан. Внезапно в воздухе произошла большая перемена: на землю спустилась туча, сопровождаемая вихрем и бурей. Остальной народ в страхе пустился бежать и рассеялся в разные стороны, Ромул же исчез. Его не нашли ни живым ни мертвым. На патрициев пало сильное подозрение. Народ говорил, что они давно тяготились царской властью и, желая забрать управление государством в свои руки, умертвили царя, так как он стал с некоторого времени поступать с ними суровее и деспотичнее. Патриции старались рассеять подобного рода подозрения, причислив Ромула к богам и говоря, что он «не умер, а удостоился лучшей доли». Прокул, личность, пользовавшаяся уважением, поклялся, что видел, как Ромул возносился в полном вооружении на небо, и слышал его голос, приказывавший называть его Квирином».

* * *

Такой видели историю основания своего города и первых лет его существования древние римляне. Надо сказать, что европейская историческая наука, особенно в XVIII–XIX веках, скептически относилась ко всему вышеизложенному, историчность Ромула, Рема и связанных с ними событий не то чтобы подвергалась сомнениям, а безоговорочно отвергалась – так же, как и так называемый царский период протяженностью около 250 лет, с середины VIII века до н. э. до конца VI века до н. э. Бытовал так называемый «прагматический подход», гласивший, что Рим возник, так сказать, «естественным» путем – сначала на месте города были небольшие поселения, которые сливались в более крупные, и так далее. Этот подход подтверждался бесспорными археологическими исследованиями. Но затем последовали и другие открытия. И они, пусть и косвенно, позволяли утверждать, что легенды об основании Рима могут иметь под собой определенную реальную почву.

Учитывая вышесказанное, в нашем дальнейшем рассказе мы вновь нарушим хронологически верный порядок изложения, проще говоря, забежим вперед. Мы расскажем о царском периоде в истории Рима, а затем вернемся на несколько тысячелетий назад. Почему так? Во‑первых, царский период, как и легенда об основании Рима, вызывает много споров среди историков, которые до сих пор не могут прийти (да и вряд ли когда‑нибудь придут) к единому мнению по поводу того, был ли он вообще, реальны или нет личности царей Рима, что является правдой, а что вымыслом.

А во‑вторых… во‑вторых, Рим – город особенный, значит, и история у него должна быть особенной, не так ли, уважаемый читатель?..

Одним из самых известных исторических памятников, который, как предполагается, может быть свидетелем царствования Ромула, является так называемый Черный камень. В 1899 году возле арки Септимия Севера, недалеко от римского Форума, археологи обнаружили небольшую площадку, выложенную черным греческим мрамором. Под плитами оказался слой земли толщиной около полутора метров, скрывавший еще одну площадку, выложенную желтым туфом. На этой площадке помещались два каменных постамента, коническая колонна и пирамидальная стела с письменами. Именно надписи на стеле и вызвали наибольший интерес у ученых. Хоть часть стелы была отбита и надпись полностью не сохранилась, некоторые слова – «царь», «глашатай», «брать», «упряжка» и др. – удалось разобрать. Примерное время постройки комплекса удалось определить по остаткам керамических изделий – VII–VI век до н. э., т. е. достаточно близко к предположительному времени царствования Ромула. Некоторые исследователи считают, что Черный камень не что иное, как могила легендарного основателя Рима.